18.03.2024, 10:16
Количество просмотров 1477

Будущее необанков. Почему они не стали массовым явлением в России?

Возникшие как идея после глобального финансового кризиса 2008 года, сегодня необанки все чаще выступают поводом для дискуссии: «Есть ли будущее у банковского финтеха?». Своим мнением на этот счет с порталом PLUSworld.ru делится управляющий партнер международной консалтингово-исследовательской компании Senteo Inc. Алексей Веретенов.
Будущее необанков. Почему они не стали массовым явлением в России?

После кризиса 2008 года, в условиях неповоротливости классического банковского сектора, в Европе и США начал развиваться сегмент необанков или банков-челленджеров, отличительной особенностью которых стало отсутствие «избыточной» инфраструктуры, которая бы тянула их на дно в конкурентной борьбе с классическими консервативными финансовыми институтами, сетей физических отделений и банкоматов — вся деятельность осуществлялась онлайн. Довольно подробно тема необанков обсуждалась на дискуссионной панели, международной конференции Финтех 360.

Когда появилась приставка «нео»

Являясь альтернативой консервативному банковскому сектору, необанки сделали ставку на скорость внедрения банковских сервисов, оперативную клиентскую поддержку, более демократичный, сниженный размер комиссии и удобные финансовые продукты.

При этом юридически необанки могут быть разными: как полноценным виртуальным банком с собственной банковской лицензией, так и дочерним банком, подразделением, действующим по лицензии другого банковского учреждения. Примером последнего является французский BNP Paribas, который создал Hello bank, считающий себя первым цифровым мобильным банком в Европе. Другой пример – новозеландский ASB bank, создавший Bank Direct.

Одними из самых крупных современных необанков (from scratch – с нуля) являются: британский Revolut (или как его еще называют — «лучший второй банк») и бразильский Nubank.

Почему необанки не стали массовыми в России

Среди 300+ банков в России самостоятельными необанками можно назвать считанные единицы. Причиной такой статистики является внимательность крупных игроков к трендам.

Банки оперативно скупали успешные финтех-стартапы, включая их в свое диджитал-направление. Законодателем трендов здесь стала Альфа-Лаборатория в Альфа-Банке, которая с 2013 года пропустила через себя больше 3 тыс. стартапов.

Бизнес необанков начинался с транзакционных операций, но, чтобы зарабатывать на dialy banking, нужна критическая масса клиентов и оборота. На тот момент основной доход был от кредитных продуктов, которые не могли позволить себе финтехи. Исключением – и самым известным необанком в России – стал Тинькофф.

Необанки в СНГ: Узбекистан и Казахстан

Экономика Узбекистана, как и любая развивающаяся, находится в стадии перехода и роста. В стране долго существовало достаточно жесткое регулирование банковской сферы, не предусматривающее, к примеру, различий между классическим банком и необанком при получении лицензии. А это значит, что для начала деятельности, финтех-стартапу нужно было обладать многомиллионным капиталом.

Относительно медленная цифровизация финансовой сферы в Узбекистане, безусловно, привела к развитию финтеха – но по такой модели его развития, что теперь почти у каждого гражданина имеется то или иное приложение финтеха для P2P-платежей. Самое популярное — Click, количество пользователей которого превысило 12 млн.

Тем временем в соседнем Казахстане образовался один из крупнейших финтехов в Европе — Kaspi.kz — многофункциональная платформа, включающая маркетплейс, банковское приложение с возможностью кредитования и перевода средств на другие счета, оплаты по QR-кодам, покупки железнодорожных и авиабилетов, полноценных туров, а также аналог «Госуслуг». На недавнем IPO в США казахский финтех-прорыв собрал 1,04 млрд долл. и его оценка эквивалентна активам всех банков страны.

Сегодня большинство финтех-сервисов в СНГ пока выполняют роль сателлита при крупных цифровых компаниях в банковском секторе. При этом активное развитие казахского рынка продолжается – за последние два года в Казахстане наблюдается рост потока релокантов из России, увеличение представительств компаний из других стран, рост доли безналичных платежей, появляются мобильные приложения для P2Р-переводов.

Таким образом, все предпосылки для развития необанков созданы, дело за законодательством. Скорее всего, в Казахстане мы будем наблюдать существенный рост необанков from scratch в краткосрочной перспективе.

Нужен ли масштаб необанку?

Вне зависимости от того, какой банк перед нами: виртуальный или классический — для успешного развития на рынке важно иметь определенный масштаб. Стремление к условному «Сберу» с банкоматами на каждой улице может быть лишним, однако и неустойчивый план развития неминуемо приведет к закрытию или покупке проекта другим крупным банковским игроком.

Если посмотреть, например, на банковскую систему ОАЭ, то там у каждого крупного банка есть свой, рядом стоящий, цифровой бранч – и это прибыльно.

Приобретают необанки не только классические банки, но и крупные цифровые компании вроде Amazon или Apple, например, для формирования финтеха вроде Kaspi. Если же виртуальный банк самостоятельно нащупывает успешную бизнес-модель и узкую нишу, свободную от конкурентов и генерирующую прибыль, то есть все шансы создать самостоятельный прибыльный бизнес.

К примеру, перспективы британского Revolut весьма сомнительны. С одной стороны, его создатели сконцентрировались на удобной и выгодной конвертации европейских валют, а с другой – они так и не научились зарабатывать деньги, и научатся ли — неизвестно. Возможно, Revolut будет куплен кем-то из больших банков, и история закончится успешно, но это не будет новый банк, а успешная финтех-розница в рамках крупного финансового конгломерата.

В то же время Тинькофф и Nubank «взлетели», так как быстро вышли в кредитный рынок с достаточно успешными продуктами, аналогов которых на рынке в тот момент практически не было. И важно, что этот базовый продукт был не только аквизиционным, но и стимулирующим маржу виртуального банка.

Необанкинг: взгляд в завтра

Необанки в 2024 году превратились в норму для мирового банковского сектора, и диджитал-направление больше не отличает виртуальные банки от классических, т. е. мы наблюдаем коммодитизацию цифровых продуктов. Для того чтобы развивать необанки сегодня, важно сфокусироваться не на построении цифрового банка как такового, а на улучшении бизнес-модели за счет тех преимуществ, которые сохраняются у финтеха.

Классический банкинг сохранил свою инертность, а следовательно, и неповоротливость, при этом сегментация развивается все еще медленными темпами. Сейчас мы часто видим разделение клиентов на mass, affluent, premium, private, но этого явно недостаточно для понимания реальных потребностей клиентов и решения их задач. Будущее за субсегментацией — микросегментацией и адаптивной сегментацией под поведение клиента.
Такой скачок развития под силу гибким виртуальным банкам, которые могут занять конкретный микросегмент и обеспечить максимальную ценность с учетом боли и потребностей клиента. Если представить, что необанк — это клиентский оркестратор в очень узком сегменте, то возникнет банк, к примеру, для любителей мотоциклов, или для предпринимателей, которые торгуют на маркетплейсах, или для семьи. В таком микробизнесе реальнее создать идеальный индивидуальный сервис из-за более узкого фокуса, а не «банк для всех».

В условиях коммодитизации существующих сервисов и диджитал-решений, развитие необанков будет зависеть от переосмысления их подхода к клиентам и возможности его бесшовной перестройки на решение узких и актуальных клиентских задач не за счет выхода в офлайн, а за счет внутренних изменений. В таком случае возникнет не новый вид банков, но новое понимание, что такое необанк.

 

Рубрика:
{}Финтех
Новости в вашей почте
mail

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube
ЕЩЁ НОВОСТИ