Юридические аспекты кредитования по банковским картам

Юридические аспекты кредитования по банковским картам

Наблюдаемая сегодня стабилизация экономической ситуации в России способствует развитию такого направления банковской деятельности, как кредитование. Эта тенденция, разумеется, не могла обойти стороной и карточный бизнес. Однако здесь банкиры столкнулись с весьма нетипичными для “классической” кредитной индустрии юридическими проблемами, о которых и пойдет речь в предлагаемом вашему
вниманию материале. В первую очередь мы хотели бы рассмотреть особенности достаточно распространенных сегодня ситуаций, получивших в банковской практике наименование “несанкционированный овердрафт”. Кроме того, необходимо также коснуться ряда отдельных
вопросов, связанных с обычным кредитованием по банковским картам.


Г оворя о юридических аспектах
несанкционированного овердрафта при совершении операций с банковскими картами, следует
рассмотреть два основных сценария,
развитие которых приводит к его возникновению. Согласно первому из
них, несанкционированный овердрафт может иметь место в том случае,
когда в договоре между эмитентом
банковской карты и его клиентом предусмотрена возможность совершения
операций только в пределах остатка
средств на счете клиента, а клиент всетаки осуществил операцию, расчеты
по которой могут быть совершены
только за счет средств банка.

Второй вариант возникновения
несанкционированного овердрафта
возможен тогда, когда договор между
эмитентом и клиентом в принципе
разрешает совершение операций
только в пределах остатка средств на
счете, однако в случае возникновения
задолженности клиента согласно договору он обязан немедленно погасить последнюю и выплатить на нее
установленные договором проценты.
Назовем эти случаи условно “непредусмотренный овердрафт” и “предусмотренный овердрафт” и рассмотрим каждый из них по отдельности.

Непредусмотренный овердрафт
Сразу следует отметить, что, с юридической точки зрения, собственно
овердрафта, то есть, говоря языком
Гражданского кодекса России (ГК),
кредитования счета клиента, в данном случае не возникает. Кредитование счета клиента является условием
договора банковского счета (ст. 850
ГК), следовательно, при отсутствии
в договоре условия о кредитовании
оно не может осуществляться. Складывающиеся отношения подпадают
под нормы одного из внедоговорных
институтов гражданского права –
института неосновательного обогащения (глава 60 ГК “Обязательства
вследствие неосновательного обогащения”). Именно нормы этого института будут правовым основанием
требования банка к клиенту в рассматриваемом нами случае.

цо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или
сделкой оснований приобрело или
сберегло имущество (приобретатель)
за счет другого лица (потерпевшего),
обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение)…” Согласно ст. 128
ГК имущественные права входят
в объем понятия “имущество”. В доктрине, нашедшей свое отражение
в Комментарии к ГК РФ, принято считать, что к имущественным правам
относятся, в том числе, безналичные
денежные средства1. Таким образом,
проводя операцию вопреки условиям
заключенного договора, которую по
правилам платежных систем эмитент
будет вынужден оплатить, то есть безосновательно сберегая свое имущество, клиент осуществляет неосновательное обогащение за счет эмитента.

Из пункта 2 статьи 1102 ГК следует, что правила о неосновательном
обогащении “применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества,
самого потерпевшего, третьих лиц
или произошло помимо их воли”.
Следовательно, на юридическую квалификацию соответствующих обстоятельств как неосновательного обогащения не будет влиять факт умышленного или непредумышленного
совершения держателем операции
с банковской картой, явившейся причиной его неосновательного обогащения за счет банка-эмитента.

Согласно пункту 2 статьи 1107 ГК
“на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению
проценты за пользование чужими
средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или
должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств”. Представляется, что
держатель карты должен узнать о данной неосновательности с момента получения выписки по счету или иного
уведомления эмитента о возникновении необоснованной задолженности,
то есть с указанного момента возможно начисление процентов на сумму
задолженности держателя карты согласно правилам приведенной статьи.

Следует отметить, что даже если
банк-эмитент не осуществляет рассылку выписок по счету, то в данном
случае в его собственных интересах
направить клиенту персональное уведомление об образовавшейся задолженности с целью начисления процентов в дальнейшем. Также желательно иметь доказательства получения
клиентом данного уведомления.

Согласно существующей практике
проценты по статье 395 ГК уплачиваются в размере ставки рефинансирования Банка России по обязательствам, выраженным в рублях (пункт 51
Постановления Пленума Верховного
суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 1 июля 1996 г.
№ 6/8 “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой
Гражданского кодекса Российской
Федерации”, далее – “Постановление
№ 6/8”).

“В случаях, когда… денежное обязательство выражено в иностранной валюте (статья 317) и отсутствует официальная учетная ставка банковского
процента по валютным кредитам на
день исполнения денежного обязательства в месте нахождения кредитора, размер процентов определяется на
основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по
краткосрочным валютным кредитам,
предоставляемым в месте нахождения
кредитора. Если отсутствуют и такие
публикации, размер подлежащих взысканию процентов устанавливается
на основании представляемой истцом
в качестве доказательства справки одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, подтверждающей применяемую им ставку по краткосрочным валютным кредитам”
(пункт 52 Постановления №6/8).


Действующий порядок бухгалтерского учета в кредитных организациях не предусматривает бухгалтерских
счетов для учета сумм неосновательного обогащения


В последнее время сведения о средних ставках банковского процента по
краткосрочным валютным кредитам
стали публиковаться в Вестнике Банка
России. Эти публикации были практически моментально восприняты судебной практикой как ориентир для
применения процентов по валютным
обязательствам.

Поскольку в подавляющем большинстве договоров между эмитентом и клиентом предусмотрен безакцептный порядок списания со счета
клиента сумм операций с банковскими картами и сумм комиссий эмитента, то суммы неосновательного
обогащения по приведенным основаниям также подлежат безакцептному списанию с карточного счета клиента (с того момента, когда на нем
будут необходимые средства).
При этом основанием для проведения операции по счету клиента являются непосредственно нормы ГК
о неосновательном обогащении.

Действующий порядок бухгалтерского учета в кредитных организациях не предусматривает бухгалтерских
счетов для учета сумм неосновательного обогащения. Однако из этого
факта никоим образом не вытекает
обязанность банков относить суммы
неосновательного обогащения на
свои убытки, то есть отказываться от
прав требования к клиентам. Согласно
Гражданскому кодексу “гражданские
права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо
в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья,
прав и законных интересов других
лиц, обеспечения обороны страны
и безопасности государства” (абзац 2
пункта 2 статьи 1 ГК). Следовательно,
правила бухгалтерского учета в кредитных организациях, утверждаемые
Банком России, а не федеральным законом, не могут ограничивать и тем
более отменять гражданские права,
к которым относится, в том числе, изложенное право банка-эмитента требовать от клиента возврата сумм неосновательного обогащения. Статья 6
Закона о Банке России также содержит правило о том, что “нормативные
акты Банка России не могут противоречить федеральным законам”.

Не будучи специалистом в области
бухгалтерского учета, автор данной
статьи затрудняется дать квалифицированные рекомендации по вопросу
об учете сумм неосновательного обогащения. Однако можно отметить,
что согласно пункту 1.12.8. Правил
ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположен№5’2002 3
ных на территории Российской Федерации, от 18 июня 1997г. №61 (утв.
приказом ЦБР от 18 июня 1997г. №
02-263) “операции отражаются в соответствии с их экономической сущностью, а не с их юридической формой”. Применяя данный принцип, установленный самим Банком России,
следует отражать суммы неосновательного обогащения как кредит или
займ, выданный банком клиенту

Предусмотренный овердрафт
Юридическая квалификация данного вида овердрафта представляет собой достаточно трудную задачу. С одной стороны, в договоре между эмитентом банковской карты и его
клиентом предусмотрена возможность совершения операций только
в пределах остатка средств на счете
клиента, то есть кредитование счета
клиента договором не предусматривается. С другой стороны, если овердрафт все-таки возникнет, то клиент
обязан немедленно его погасить
и выплатить установленные договором проценты. Иными словами, отношения кредитования все-таки существуют, но возникают они не при
обычном режиме совершения операций, а в исключительных случаях,
при нарушении клиентом своих обязательств совершать операции только в пределе остатка средств на счете.
Таким образом, назначением данного кредита является защита имущественных интересов эмитента. На юридическом языке это означает, что
в отличие от обычного рассматриваемый кредит носит не регулятивный,
а охранительный характер.

Кредитный договор с охранительными целями гражданскому праву
неизвестен. Однако это не означает,
что такой договор противозаконен.
Согласно пункту 2 статьи 421 ГК
“стороны могут заключить договор,
как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными
правовыми актами”.

В силу правила об аналогии закона, к кредитному договору с охранительными целями будут применяться
правила о сходных отношениях, если это не противоречит существу договора (см. п. 1 ст. 6 ГК). Поскольку
основное отличие “охранительного”
кредитного договора от “обычного”
заключается только в его цели,
то к первому будут применяться нормы о втором с учетом определенных
особенностей.

Одной из данных особенностей
является характеристика подлежащих уплате процентов. Обычный
кредитный договор может предусматривать два вида процентов. Первые
являются платой за пользование капиталом и взимаются при нормальном развитии договорных отношений (пункт 1 статьи 809 ГК). Вторые,
так называемые повышенные, взимаются дополнительно к первым при
просрочке в возвращении суммы
кредита (пункт 1 статьи 811 ГК). Данные проценты охарактеризованы
в пункте 15 Постановления Пленума
Верховного суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 “О практике
применения Гражданского кодекса
Российской Федерации о процентах
за пользование чужими денежными
средствами” (далее – “Постановление № 13/14”) как проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК), являющиеся,
в свою очередь, мерой гражданскоправовой ответственности.

В рассматриваемом случае присутствует только один вид процентов,
подлежащих уплате при возникновении овердрафта. В принципе, они
могут быть охарактеризованы и как
проценты за пользование капитала,
и как проценты, являющиеся мерой
ответственности. Характеристика
данных процентов в качестве меры
ответственности будет точнее, поскольку сам кредит носит не регулятивный, а охранительный характер.

Из приведенного положения следует
один важный практический вывод:
данные проценты могут быть снижены судом по правилам статьи 333 ГК
об уменьшении неустойки (п. 7 Постановления №13/14). Статья 333 ГК
гласит: “Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд
вправе уменьшить неустойку”.

Другой особенностью правового
регулирования кредитного договора
с охранительными целями является
невозможность применения к нему
правила о том, что для любой кредитной линии необходимо указание ее
лимита.

Данное правило в настоящий момент установлено в подп. 2 п. 2.2. Положения Банка России “О порядке
предоставления (размещения) кредитными организациями денежных
средств и их возврата (погашения)”
от 31 августа 1998г. №54-П (далее –
“Положение №54-П”). Следует отметить, что приведенное Положение не
подлежит применению к операциям
с банковскими картами в силу прямого указания, содержащегося в пункте
1.5. Однако складывающаяся практика такое применение допускает.

Правило об установлении лимита
кредитной линии не подлежит применению к рассматриваемому кредитному договору и по другому основанию. Дело в том, что в случае с кредитным договором
с охранительными целями любые
правила об “обычном” кредитовании
применяются, как отмечалось выше,
не напрямую, а через аналогию закона. В силу данного правила нормы об
“обычном” кредитовании, содержащиеся, в том числе, в Положении №
54-П, применяются к отношениям по
рассматриваемому виду кредитования, но лишь постольку, поскольку
“это не противоречит их существу” (п.
1 ст. 6 ГК). Установление лимита сумм,
которые может получить клиент, противоречит сути “охранительного”
Правовые аспекты
36
кредитования, поскольку при его осуществлении любые суммы получаются клиентом незаконно и должны
быть немедленно им возвращены. Как
следует из приведенной нормы Гражданского кодекса, в силу противоречия сути отношений по охранительному кредитованию правило об установлении лимита кредитной линии
применению к нему не подлежит.

Интересно отметить возникновение следующего парадокса. С помощью охранительного кредита банк
пытается лучше защитить свои имущественные интересы на случай возникновения несанкционированного
овердрафта. Однако тем самым банк
выходит в область прямо не регулируемых гражданским правом, а потому и более рисковых отношений.
Банк же, который проявил видимую
беспечность и не включил в договор
условия об охранительном кредите,
тем не менее в случае возникновения
несанкционированного овердрафта
имеет возможность опираться на
прямые и хорошо известные как теории, так и практике нормы о неосновательном обогащении.

Кредитные карты
Переходя к теме кредитных карт,
сразу следует уточнить, что в данной
статье мы придерживаемся определения российского законодательства, подразумевая под кредитными
банковские пластиковые карты,
предполагающие выдачу кредита их
держателям. Раздел 3. Положения
Банка России от 9 апреля 1998 г.
№ 23-П “О порядке эмиссии кредитными организациями банковских
карт и осуществления расчетов по
операциям, совершаемым с их использованием” (далее – “Положение
№ 23-П”) содержит специальное указание на то, что кредит по кредитной
банковской карте должен предоставляться в форме кредитной линии.

К данному требованию нормативного акта Банка России можно добавить еще одно. Согласно определению банковской карты она является
средством для составления расчетных и иных документов (см. Раздел 1.
Положения № 23-П). В соответствии
с п. 3 ст. 861 ГК безналичные расчеты
по общему правилу осуществляются
через банковские счета. Следовательно, любые банковские карты, в том
числе кредитные, должны предусматривать совершение операций только
с банковского счета клиента. В этих
условиях единственно возможной
формой кредитования будет кредитование банковского счета клиента
(в банковской практике – овердрафт), которое предусматривает совершение расходных операций по
счету клиента при отсутствии на нем
остатка денежных средств.

В заключение хотелось бы остановиться на следующем моменте использования кредитных банковских
карт. Буквальное прочтение Раздела
3. Положения № 23-П дает основания для такого понимания кредитных карт, в соответствии с которым
они предусматривают совершение
операций исключительно за счет заемных денежных средств, предоставленных клиенту банком. Однако
такая трактовка полностью исключена. Выше отмечалось, что кредитные карты предусматривают совершение операций только с банковского счета клиента. Согласно же
правилам о банковском счете, предусмотренным Гражданским кодексом РФ, совершение операций
в пределах остатка собственных
средств клиента на счете является
его безусловным правом, а вот кредитование счета выступает исключением, возможным только на основании особого соглашения между банком и клиентом. Следовательно,
держатель кредитной карты имеет
право иметь на карточном счете дебетовый остаток денежных средств
и использовать его в расчетах по
операциям с данной картой.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 5 (75) ’2002 стр. 36

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных