Трансграничные платежи лицом к лицу с проблемой

Трансграничные платежи лицом к лицу с проблемой

Как правило, специалисты в области карточных операций настаивают на отличии их бизнеса от традиционных систем, используемых в банковском розничном бизнесе для международных переводов небольших сумм. Так, модель, принятая в системе S.W.I.F.T. и основанная на обмене специальными сообщениями, или модель работы через корреспондентскую банковскую сеть со счетами “ностро” и “востро” и расчетами через Банк международных расчетов – все эти системы перевода средств и взаиморасчетов существенно отличаются от систем, используемых для розничных платежей. Система “прямого сквозного процессинга” (Straight Through Processing) уже так давно используется в “пластиковом” секторе, что возникает вопрос: почему подобная система до сих пор не реализована и в платежных системах, работающих на базе корреспондентских отношений?

Именно по этой причине многие эксперты, работающие в “пластиковом” секторе, не могут понять причин острого антагонизма, возникшего между Европейской Комиссией (ЕК) и объединениями европейских банков по вопросу о розничных трансграничных платежах.

ЕК обращает внимание на тот факт, что банки уже 10 лет не выполняют свои обещания, касающиеся совершенствования используемых банковских технологий и снижения тарифов (в Таблице 1 указана хронология проведения различных мероприятий, направленных на решение данной проблемы). Неоднократные исследования, проводившиеся Комиссией, указывают на низкое качество и соответствующий уровень надежности сервиса при продолжающемся росте стоимости таких переводов (сегодня она равна в среднем 17-24 евро за операцию). В результате несколько лет назад Комиссия установила свой стандарт, потребовав, чтобы стоимость розничных трансграничных переводов была доведена до стоимости внутренних переводов на аналогичные суммы. При этом текущие тарифы все еще превышают этот ориентир в 20-40 раз.

Европейские банки, со своей стороны, все эти десять лет надеялись, что сложившаяся ситуация как-то “рассосется” сама собой. Возможно, они рассчитывали на то, что если не будут торопиться с решением проблемы, клиенты и европейские чиновники сами изыщут альтернативные методы перевода средств. В конце концов, речь шла о незначительных объемах, а тарифы для конечного потребителя отражали высокую долю “ручных” операций, неизбежных ввиду низкой эффективности применяемых для этих целей систем.

Кроме того, европейские банки, хотя и признавали, что система высоких фиксированных тарифов, по которым оплачивается трансграничный перевод крупных сумм, не годится для “розницы”, стремились защитить свои доходы. С большим опозданием они предложили систему комиссий за многосторонние взаиморасчеты (Multilateral Interchange Fee – MIF) для распределения основных затрат между банками-плательщиками и банками-получателями, но и в этом случае была выдвинута идея применения фиксированных комиссий, а не более приемлемой в данном случае пропорциональной формулы.

Итак, банки вели крайне рискованную игру, не осознавая, к сожалению, всех последствий выбора подобной позиции. С другой стороны, Европейская Комиссия также переоценила возможности банковских объединений Европы, не располагающих достаточными механизмами для того, чтобы добиться от банков исполнения обещанного. Таким образом, вероятность неисполнения намеченной комиссионной реформы была очень высока с самого начала.

На первый взгляд, рассматриваемая в данной статье проблема не имеет прямого отношения к России. Однако, принимая решение о публикации этого материала, мы прежде всего преследовали цель продемонстрировать российским банкирам и их коллегам из стран СНГ, что процесс вхождения наших стран в ВТО в действительности будет гораздо сложнее, чем это многим видится сегодня. На этом пути банкам постсоветского пространства предстоит столкнуться с огромным количеством проблем и задач, доселе неведомых им в силу “парниковых” условий развития местных рынков, специфики страновых законодательств и ряда других привычных жизненных реалий, порой принципиально отличающихся от общемировых. При этом мы также надеемся помочь нашим читателям понять, что за жесткими решениями Европейской Комиссии об установлении унифицированных тарифов на трансграничные розничные транзакции, о которых пойдет речь в материале Питера Джоунса, стоит не пустая европейская блажь, но те самые новые реалии, с которыми наши банковские специалисты вскоре будут встречаться все чаще и чаще. Очевидно, что проблема микроплатежей в области ритейла, нашедшая свое отражение в тенденциях, доминирующих сегодня в рамках Евросоюза, рано или поздно спровоцирует аналогичные процессы как в России, так и в ряде стран СНГ, поэтому банкам следует готовиться к их возникновению именно сейчас, когда еще есть время для принятия соответствующих решений. И первое, что необходимо делать в данной ситуации, – это изучать и отслеживать возможности принятия (или непринятия) ЕК решения об использовании для осуществления розничных трансграничных платежей инфраструктуры международных платежных систем.

В июле 2001 г. терпение Европейской Комиссии наконец лопнуло. Отказываясь понимать, почему платежи за квартиру, газ и электроэнергию, а также денежные переводы на небольшие суммы нельзя обслуживать по розничным ставкам, она решила “декретировать” предлагаемую реформу. Членами Комиссии был разработан проект постановления, призванного обязать банки снизить стоимость трансграничных переводов до уровня внутренних к январю 2003 г. Проект касается также банкоматных транзакций: в его изначальной версии с 1 июля 2002 г. комиссии за трансграничное снятие наличных также не должны были превышать комиссии за снятие средств в пределах страны. И хотя недавно банкам удалось добиться отсрочки – крайняя дата снижения комиссий за розничные переводы отодвинута на июль 2003 г., – идти на какие бы то ни было дальнейшие уступки Комиссия категорически отказывается.

Итак, европейские банки оказались перед весьма непростой дилеммой. Традиционные переводы через корреспондентскую сеть характеризуются высокими операционными издержками – прежде всего потому, что капитальные затраты и расходы на создание соответствующей инфраструктуры высоки, а объемы операций ограничены – как правило, не более 2% внутренних переводов. При этом конечные средние затраты даже у самых эффективных банков с налаженными системами традиционных корреспондентских отношений могут достигать здесь 1 евро на проведение одной транзакции, у менее эффективных небольших и средних банков этот показатель колеблется в пределах 2-3 евро. Центральная процессинговая компонента составляет при этом 0,2-0,4 евро, значительная часть остальной суммы приходится на операции, выполняемые в банках-корреспондентах по обеим сторонам платежной цепочки.

Напротив, внутренние платежные системы на базе автоматизированных клиринговых палат (АКП), хотя и требуют больших капитальных затрат, обрабатывают очень большие объемы платежей и благодаря этому имеют низкие операционные издержки (нередко ниже 0,01 евро на одну транзакцию).

Однако необходимо учесть, что внутренние розничные платежи во многих странах вообще проводятся бесплатно. Таким образом, нетрудно догадаться, что исполнение директивы ЕК вынудило бы многие банки работать в убыток. В связи с этим они лихорадочно ищут высокоэффективные платежные системы проведения трансграничных платежей, стоимость обслуживания транзакций в которых была бы близка к стоимости обслуживания у АКП, используемых для внутренних платежей. Такие системы должны быть высоконадежными, обеспечивать высокую скорость обработки платежей и поддерживать расчетные схемы типа P2P, B2P, B2B, а в конечном итоге – и безакцептные списания (direct debit).

Оглядываясь назад, многие банки сегодня прекрасно понимают, что в результате некого “исторического казуса” плата за розничные трансграничные платежи долгие годы необоснованно взималась по тарифной сетке, изначально ориентированной на крупные корпоративные и международные платежи, и теперь ее почти невозможно снизить до уровня тарифов за внутренние платежи. На этом фоне многие банкиры сейчас задаются чисто риторическим вопросом: не слишком ли поздно вообще затевать перестройку трансграничных платежных систем и “переводить” их в другое русло?

В ноябре 2001г. Европейский Центральный Банк опубликовал документ “К единой инфраструктуре платежей в евро”, где анализируются некоторые альтернативные решения, которые могли бы заменить традиционные схемы работы через корреспондентские сети. Стратегия ЕЦБ явно направлена на сведение к минимуму фрагментации рынка и содействие разработке единой платежной системы, опирающейся на общие стандарты для всей Еврозоны. Банк предлагает две схемы, основанные на централизованных АКП, и две схемы, предполагающие более распределенные структуры. Общие черты схем на базе централизованных АКП приводятся в Таблице 2. Схема 1 предполагает создание единой АКП для всей Еврозоны, обслуживающей как внутренние, так и трансграничные платежи. Схема 2 предполагает создание единой АКП для обслуживания только трансграничных платежей.

При ближайшем рассмотрении становится очевидным, что создание единой АКП для всей Еврозоны (Схема 1), способной обслуживать внутренние и трансграничные платежи, обеспечивая высокую производительность и очень низкую себестоимость транзакции (менее 0,01 евро), – это долгосрочная концепция, которая не может быть внедрена в короткие сроки ввиду отсутствия единых стандартов. Ее реализация связана с высокими затратами и рисками, а также неизбежным сопротивлением со стороны национальных банков, вызванным ограничением их независимости и большими издержками, обусловленными выведением из эксплуатации ныне применяемых систем. У многих банков могут также возникнуть и серьезные возражения по поводу монопольного характера новой структуры. В силу указанных причин эта концепция (близкая к концепции централизованной АКП, выдвинутой в бюллетене “Global Watch” Национальной ассоциации автоматизированных клиринговых палат – NACHA) вряд ли получит поддержку в ближайшие несколько лет.

Схема 2, предусматривающая создание единой АКП Еврозоны для трансграничных платежей, выглядит более привлекательной, и именно в этом направлении работала последние 18 месяцев Европейская Банковская Ассоциация (ЕБА). Как известно, любые реформы проходят в банковском сообществе Европы довольно медленно, и на фоне этого обстоятельства эволюционная концепция ЕБА, ориентированная на использование существующих систем, представляется наиболее реалистичной. Тем не менее объемы розничных трансграничных платежей продолжают оставаться проблемой и в этом случае, ведь системы, используемые сегодня банками-участниками ЕБА, – это, по существу, решения для обслуживания крупных платежей. Может ли стоимость единичного перевода у систем ЕБА опуститься ниже 0,15 евро, и возможно ли вообще достижение целевого показателя – менее 0,02 евро? Возникает и вопрос о возможности создания коммерческой структуры, допускающей прямое участие всех банков, без агентского представительства, удорожающего участие для небольших и средних банков. Итак, данная концепция имеет, по всей вероятности, больше шансов на успех, чем Схема 1, но так же далека от идеала.

ЕЦБ предлагает еще два решения: Схему 3 (создание каналов связи между всеми АКП Европы) и Схему 4 (переводы на двусторонней основе). Общие черты этих схем приводятся в Таблице 3.

Концепция создания двусторонних каналов между АКП пользовалась наибольшей поддержкой ЕК в начале и середине 90-х гг. Были разработаны интерфейсы между автоматизированной системой банковского клиринга Великобритании (BACS) и АКП Италии и ряда других стран (Голландии, Бельгии, Австрии). Хотя эта модель была вполне состоятельной в техническом плане, она не получила развития из-за недостаточной поддержки со стороны банковучастников. Сегодня ЕЦБ предлагает новый вариант данной концепции, при котором АКП подключаются к системе Target, обеспечивающей коммутацию платежей между отдельными АКП. Речь идет о вполне осуществимом решении, которое можно внедрить в короткие сроки. Использование Target в качестве центрального коммутационного звена не является принципиально важным элементом системы (учитывая немногочисленность АКП), но его включение призвано побудить банки к использованию этого сервиса: если удастся обеспечить очень низкую стоимость услуг Target, этот вариант может оказаться и реальным, и привлекательным.

Последнее решение ЕЦБ (Схема 4) предполагает использование двусторонних сетей, связывающих банки друг с другом напрямую. Хотя в этом случае необходимо устанавливать множество соединений, современные сетевые технологии делают это решение вполне осуществимым, а строительство дорогостоящего центрального коммутационного узла оказывается излишним. Недостатками данного подхода являются фрагментация рынка и весьма вероятный в этом случае “разнобой” стандартов.

Порядка 90% общего объема платежей будет, по всей видимости, обеспечиваться не более чем 30 ведущими банками Евросоюза, и поэтому крупные банки могут быть заинтересованы в создании такой системы, однако небольшие и средние банки предпочтут иметь более формализованное решение, которое им легче было бы реализовать. Кроме того, менее крупные банки не захотят вступать в дорогостоящие агентские соглашения с более крупными.

Итак, выдвинут ряд интересных вариантов. К сожалению, три из них предполагают использование существующих платформ, ориентированных на обслуживание оптовых платежей, а четвертая схема без соответствующей нормативной базы может стать простым продолжением существующей системы платежей на базе корреспондентских банковских сетей. Понятно, что на рынке имеются и другие механизмы, в том числе такие давно работающие системы, как Western Union, Eurogiro, TIPAnet и собственные системы крупнейших банков Евросоюза, которые оказывают свои услуги по приемлемым ценам, но ни одна из этих систем не отвечает требованию ЕК – обслуживание трансграничных транзакций по тарифам, не превышающим предусмотренные для внутренних.

Между тем авторы документа ЕЦБ дают понять, что они знают о существовании и других платежных моделей, которые можно было бы рассматривать в качестве альтернативных. Такие два дополнительных варианта рассматриваются в Таблице 4. Первый из них – модель, основанная на принципах открытого рынка и методах, применяемых в электронной коммерции, второй – альтернативная централизованная платежная система.

Схема 5 предполагает использование решений, уже обкатанных в сфере электронной и мобильной коммерции. В этой области деятельность банков также оказалась неудовлетворительной, вследствие чего возникло множество альтернативных технологий, обеспечивающих двусторонние платежи по схеме P2P и B2B между независимыми друг от друга субъектами (хорошим примером в первом случае могут служить онлайновые аукционы). Принципы работы таких систем хорошо известны: провайдер услуг и (в Европе) банк совместно управляют счетом, на который временно зачисляются средства, направляемые затем получателю. В таких системах применяются самые различные методы платежа, в том числе транзакции по дебетовым/кредитным карточкам и безакцептные списания и зачисления. Связь двух сторон для регистрации и проверки реквизитов счета осуществляется по электронной почте. Крупнейшими провайдерами таких услуг являются сегодня как банки (HSBC, Citibank), так и независимые операторы, такие как PayPal (только долларовые платежи), Payhound, Nochex, MinutePay и paybox (система мобильных платежей). Ожидается, что в течение 2002 г. аналогичный сервис предложат и другие крупные банки.

Для всех этих систем характерна очень низкая единичная стоимость платежей. Большинство из них предпочитает использовать схемы зачисления и инкассации средств на безакцептной основе и поэтому вынуждено работать через национальные АКП. Причем этих провайдеров, собственно, и не потребуется долго уговаривать заняться трансграничными платежами (некоторые из них, в том числе Payhound, уже изначально являются мультивалютными).

Большинство из данных систем предлагает нулевые или очень низкие тарифы для конечных потребителей. Характерно, что банки уже начинают понимать логику использования подобных механизмов, когда небанковские организации устанавливают партнерские отношения с банками, регулируемыми ЕЦБ, для защиты клиентских депозитов. Принятие ЕЦБ более упорядоченной нормативной базы, поощряющей взаимодействие с небанковскими организациями, могло бы обеспечить развитие двусторонних (типа

P2P) розничных трансграничных платежей. В некоторых странах снятие барьеров для доступа этих организаций к национальным АКП и более низкие транзакционные тарифы могли бы содействовать развитию их в полноценные системы трансграничных платежей.

Наконец, Схема 6, принципы которой, как и Схемы 3, зародились в начале 90-х гг., когда было выдвинуто несколько новых “экспериментальных” концепций реализации трансграничных платежей, не получивших по разным причинам дальнейшего развития. Наиболее интересной из них была идея использования для трансграничных переводов сетей, интерфейсов, стандартов и расчетных механизмов международных платежных карточных систем в масштабах ЕС. В рамках этих систем осуществляются очень крупные объемы трансграничных платежей. Та же инфраструктура используется в ряде стран, входящих в ЕС, для обслуживания значительных объемов внутренних платежей. Так, например, Visa International предложила в свое время создать централизованную АКП, прогнозируя при этом, что стоимость единичного перевода в ней будет составлять менее 0,06 евро. Однако и в этом варианте был выявлен ряд проблем. Во-первых, ни одна из сетей международных платежных систем не имела охвата, сравнимого с охватом S.W.I.F.T. Кроме того, имелись технические сложности с использованием кодов карт-счетов для идентификации отделений банков и клиентских счетов. Наконец, сеть Europay International в то время работала под управлением старой машины IBM серии 1, а Visa International пользовалась своей сложившейся “монолитной” центральной коммутационной системой. По этим и иным причинам реализация идеи была отложена, и на повестку дня встали другие, более осуществимые варианты.

Однако с тех пор многое изменилось, и девять лет спустя появилось много доводов в пользу того, чтобы вернуться к этой концепции еще раз. Широта охвата платежными системами европейских банков и объемы трансграничных карточных платежей значительно возросли. В деятельности международных платежных ассоциаций все больше поощряются коммерческие принципы. Сети, системы обслуживания, обработки и доставки транзакций преобразуются в компании, конкурирующие на рынках процессинговых услуг Европы с сертифицированными процессинговыми компаниями (как TPPs, так и MSPs) и другими провайдерами платежных услуг. Сегодня можно найти компании, предоставляющие услуги эффективной коммутации и процессинга платежей по цене 0,04 евро за транзакцию. Значительно вырос уровень стандартизации. Стандартный банковский идентификационный код (BIC) стал единым всемирным идентификатором банковских учреждений. Банки вводят Международный номер банковского счета (IBAN), обеспечивающий перевод национальных номеров банковских счетов в единый международный формат, что позволяет преодолеть сложности, связанные с использованием кодовых структур номеров кредитных карточек. Европейский комитет по банковским стандартам и S.W.I.F.T. активно внедряют новые стандарты для розничных платежей и безакцептных списаний. Появились новые централизованные и распределенные системы с высокой производительностью и низкими операционными издержками. Наконец, конкуренция со стороны альтернативных платежных технологий заставляет платежные системы внедрять структуры, обеспечивающие двусторонние трансграничные платежи по схеме P2P для электронной коммерции, создавая тем самым механизм клиринга и расчетов для трансграничных и иных платежей.

Однако этот подход сегодня попрежнему не лишен недостатков. Вопервых, участие в Visa и MasterCard не вполне заменяет участие в S.W.I.F.T. В ряде стран (Франции, Португалии, Норвегии и других) все банки-участники работают через единую организацию, которая осуществляет клиринг и расчеты со всеми участниками внутри страны, – таким образом, одно учреждение (межбанковская организация и/или национальный эквайер) должно будет действовать в качестве шлюза к национальной АКП для банков, не участвующих в программе.

Во-вторых, большинство банков допускает инициирование трансграничных платежей на уровне своих отделений, подключающихся к центральной коммутационной системе, которая собирает мелкие платежи в крупные и выходит, в свою очередь, на национальные сети и/или S.W.I.F.T. Поэтому в данном случае потребуется интерфейс с сетями карточных платежных систем – либо через альтернативный канал розничных платежей (филиальная или банкоматная сеть), либо через существующую свичинговую систему. Последний вариант, при условии, что затраты удалось бы удержать на приемлемом уровне, был бы наиболее простым.

И, наконец, в-третьих, в случае реализации рассматриваемой концепции банк-получатель должен будет получать свою комиссию за внутренние платежи примерно так же, как владельцы банкоматов, выполняющих трансграничные платежи, получают комиссии за снятие средств от эмитентов карточек. Таким образом, необходимо будет разработать новую сетку тарифов за многосторонние взаиморасчеты и обеспечить ее увязку с тарифами за аналогичные платежи по пластиковым карточкам.

Итак, подведем итоги. В таблице 5 дана сравнительная оценка осуществимости всех шести рассмотренных схем по пятибалльной шкале.

В силу определенных исторических причин небольшие розничные трансграничные платежи выполняются через неадекватные платежные системы и с использованием неадекватной структуры коммерческих тарифов, что оборачивается очень высокими издержками и комиссиями для конечных потребителей. Банки не торопились переходить на более дешевые механизмы ввиду коммерческих и технических сложностей такого перехода, а также естественного желания сохранить сложившиеся тарифные сетки и доходы. В результате, с принятием директивы ЕК они оказались перед весьма ограниченным выбором: либо продолжать использовать дорогие системы и работать себе в убыток, либо освоить новые каналы обслуживания.

В настоящий момент ЕЦБ предлагает четыре альтернативных решения, но справедливым было бы утверждать, что все они представляют собой модификации одного и того же подхода, а не радикальное переосмысление проблемы. Можно ожидать, что концепция, предполагающая создание единой АКП Еврозоны для трансграничных платежей, а также схема установления прямых каналов корреспондентских отношений между АКП окажутся самыми экономичными, но доведение этих систем до необходимого уровня эффективности потребует значительных усилий, связанных с их разработкой и координацией. Кроме того, поскольку эти схемы не обещают практически никакого комиссионного дохода, банки, вероятно, будут участвовать в них весьма неохотно.

При этом ЕЦБ, по всей видимости, не склонен поощрять использование недорогих схем, сложившихся в рыночной практике и способных дополнить межбанковские разработки, обеспечив альтернативные механизмы маршрутизации платежей. Между тем в сложившейся ситуации ЕЦБ как раз следовало бы содействовать привлечению к обслуживанию розничных трансграничных платежей провайдеров платежных услуг однорангового типа (P2P), используемых в электронной и мобильной коммерции.

Наконец, одним из наиболее реалистичных вариантов представляется использование инфраструктуры международных платежных карточных систем. Это единственная категория платежных организаций, имеющая процессинговые системы, стандарты и процедуры, позволяющие предложить надежные и унифицированные механизмы обслуживания трансграничных розничных платежей, которые могут быть реализованы в короткие сроки и с наименьшими рисками.

Итак, не вступаем ли мы в десятилетие бесплатных, но приходящих в упадок систем розничных трансграничных платежей? По мнению экспертов, существует реальная опасность того, что недавние директивы ЕК не столько поощрят банки к достижению поставленных целей, сколько послужат для них антистимулом. Очевидно, что в этой ситуации заметно возрастает роль ЕЦБ. В его документе подчеркивается, что обязательным условием успеха “комиссионной реформы” является создание европейскими банками эффективной координационной структуры, обеспечивающей их участие в решении возникающих задач. Данное утверждение звучит одновременно и как указание причин прежних неудач, и как некое руководство к действию. Если так, то, возможно, ЕЦБ следовало бы издать собственные директивы, с помощью которых на этот раз удалось бы сдвинуть “воз” трансграничных платежей с мертвой точки!

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 8 (78) ’2002 стр. 32

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных