Журнал ПЛАС » Архив » 2018 » ЖУРНАЛ ПЛАС №3 »

Accenture: России необходима работающая инфраструктура Real-Time платежей

О ключевых этапах развития мгновенных платежей в мире, их современной роли и месте, а также о том, как данное направление реализуется в России, журнал «ПЛАС» беседует с Марией Гусевой, старшим менеджером - старшим экспертом практики управленческого консалтинга для финансового сектора Accenture.

Accenture: России необходима работающая инфраструктура Real-Time платежей

ПЛАС:Ваша оценка современной роли и места мгновенных платежей в общей структуре розничных платежей?

М. Гусева:«Мгновенные», или «быстрые» платежи – как принято называть розничные безналичные платежи и переводы, предполагающие окончательное зачисление средств в течение нескольких секунд, – это естественное требование времени, когда все больше повседневных занятий и взаимодействий между людьми происходит в режиме онлайн. Однако скорость – не единственный аспект современных платежей для розничных клиентов. Мгновенные платежи обязаны быть удобными, доступными в любой момент времени (24/7/365) и в любом месте, прозрачными для отправителя и получателя, и при этом не должны нести в себе ощутимых издержек – в общем, они должны обладать характеристиками «безналичных наличных», чтобы составить альтернативу физическим деньгам в цифровом пространстве. 

Сегодня область платежей имеет достаточно сложный ландшафт, с большим количеством разных ниш и типов игроков. Уже существуют достаточно «быстрые» альтернативы традиционным межбанковским переводам. В первую очередь это ставшие уже привычными для большинства переводы и платежи с помощью карточных технологий. С точки зрения конечных потребителей они выглядят как мгновенные, – но о том, что за ними стоит длительный цикл взаиморасчетов между банками или ритейлерами (в случае оплаты товаров и услуг), держатели карт могут даже не догадываться.

Британский сервис PayByBank от Zapp – пример удобной инициации платежей электронной коммерции
Британский сервис PayByBank от Zapp – пример удобной инициации платежей электронной коммерции

Если говорить про альтернативных игроков, то появляется все больше платежных сервисов, начиная от глобальных, таких как PayPal и т. п., работающих в том числе и в России, и заканчивая локальными электронными кошельками. Они, по сути, уже предлагают услуги мгновенных расчетов – однако доступны только тем, кто зарегистрирован в этих сервисах, и отдельные усилия необходимы для заведения и выведения средств – то есть это примеры систем «закрытого контура».

Когда мы говорим про мгновенные платежи в банковском периметре, то речь идет прежде всего о наличии межбанковской инфраструктуры, которая позволяет делать платежи между банковскими счетами настолько же быстро, просто и прозрачно, как если бы это происходило внутри одного банка или оператора электронных платежей. Такие инфраструктуры платежей в режиме реального времени уже существуют на значительном количестве страновых рынков, а еще в ряде стран находятся в стадии планирования или подготовки к внедрению, как сейчас в России.

ПЛАС:Какие исторические этапы развития прошли мгновенные платежи в мире?

М. Гусева:Первая волна реализации инфраструктуры real-time платежей в разных странах имела место еще в период 60–90-х гг. прошлого столетия и обеспечила мгновенные межбанковские расчеты для крупных платежей в рамках так называемых RTGS-систем (Real-Time Gross Settlement – валовых расчетов в режиме реального времени). Такие системы позволяют делать переводы между банками в собственных интересах этих банков или в интересах их крупных корпоративных клиентов в течение нескольких секунд. У нас это БЭСП, как часть платежной системы Банка России.

К настоящему времени на расчеты в режиме реального времени перешли уже более 30 стран мира

Но RTGS-расчеты предполагают, как правило, высокие комиссии за проведение операций, а часто и ограничение на минимальную сумму проводимых транзакций, а используемые для таких расчетов системы в большинстве случаев непригодны для больших объемов платежей розничных клиентов.

Сейчас же, когда говорят о мгновенных платежах, то, как правило, имеют в виду именно инфраструктуру для розничных платежей и переводов, которая делает возможным проведение массовых платежей в режиме реального времени.

Внедрение таких систем – восходящий тренд, набирающий силу последние 5–7 лет. Сейчас уже более 30 стран перешли на расчеты в режиме реального времени. Если первопроходцы, такие как Япония и Швейцария, начинали с адаптации своих RTGS-систем для розничных клиентов, то в последние годы наиболее частый подход – построение для розничных платежей новых систем, либо через разработку с нуля, либо путем выбора и доработки перспективных промышленных решений.

Один из самых известных примеров первой волны продемонстрировала Великобритания, разработавшая и запустившая в 2008 году систему быстрых переводов Faster Payments. На ее опыт ориентировались во многих странах – хотя на каждом рынке выбирался свой подход.

Шведский сервис Swish используют свыше 60% населения страны, переводя деньги по номеру телефона всего за пару кликов

ПЛАС:Не могли бы вы привести другие примеры реализации мгновенных платежей в различных странах?

Шведский сервис Swish используют свыше 60% населения страны, переводя деньги по номеру телефона всего за пару кликов

М. Гусева:Например, очень показателен опыт Швеции с системой мгновенных платежей BIR и сервисом для конечных пользователей Swish, запущенным в 2012 году. Шведский сервис за короткое время набрал очень большую популярность, сейчас им пользуются уже более 60% населения страны. В шведском языке даже появился глагол “swish”, который означает «быстро кинуть деньги по номеру мобильного телефона». Популярность Swish обусловлена, в том числе, его простотой – в удобном и доступном для всех мобильном приложении за пару кликов можно сделать перевод просто по номеру мобильного телефона или по номеру «proxy» как идентификатору юрлица. В Швеции это приложение стало доступным для клиентов еще задолго до того, как банки нарастили собственный функционал в удаленных каналах.

Пример Великобритании более традиционный. Сначала по инициативе регулятора здесь была создана инфраструктура для быстрых розничных межбанковских переводов – Faster Payments, которая изначально работала только для платежей по полным банковским реквизитам. И банки могли встроить этот функционал в свое предложение платежей и переводов. Позднее, в 2012 году, появился Paym – централизованный сервис C2C-переводов по номеру мобильного телефона (на инфраструктуре Faster Payments), доступный через интернет-банк и мобильные приложения банков-участников. Следующий виток развития – сервис PayByBank от Zapp для удобной инициации платежей электронной коммерции. За счет внедрения новых технологий в рамках этого сервиса все сводится не просто к оплате покупки, но, по сути, к замещению всего цикла оформления покупки в электронной коммерции, включая передачу адреса доставки, согласование деталей и мгновенного подтверждения.

Китайские банки вместе с карточными системами почти «проиграли войну» альтернативным платежным игрокам

В Великобритании, как и на ряде других рынков, компания Accenture стояла у истоков построения мгновенных платежей, где мы помогали выстраивать централизованную инфраструктуру, подключать банки и модернизировать их платежные системы, а сейчас участвуем в реализации «новой платежной архитектуры» на базе стандартов Open API и инициатив Open Banking.

Из относительно недавних примеров реализации мгновенных платежей можно упомянуть Сингапур, где в 2014 году была запущена система мгновенных переводов FAST, позволяющая клиентам банков-участников моментально переводить деньги из банка в банк в сингапурских долларах. А в 2017-м заработал сервис PayNow для мгновенных переводов C2C с удобной инициацией платежей по номеру мобильного телефона или NRIX/FIN (ID физического лица), доступный в мобильных приложениях банков-участников. Сервис создавался на базе Ассоциации банков Сингапура (ABS), в которую входят все ключевые участники местного рынка. В настоящее время участники ассоциации прорабатывают вопросы интеграции технологий по оплате QR-кодом и разработке общих стандартов для отрасли.

Здесь, кстати, как альтернативный сценарий можно вспомнить пример китайского рынка, где помимо электронных переводов и платежей сегодня с помощью QR-кодов уже можно оплатить практически все что угодно и где угодно. И это стало возможно благодаря платежным сервисам, встроенным в повсеместно используемые мобильные приложения «цифровых гигантов» – электронный кошелек Alipay от Alibaba и мессенджер WeChat от Tencent. Можно сказать, что китайские банки вместе с карточными системами почти «проиграли войну» альтернативным платежным игрокам. Поэтому перед российскими банками стоит серьезный вызов: как не последовать их примеру и предоставить клиенту желаемый сервис.

ПЛАС:Каким вы видите дальнейшее развитие данного направления? Какие новые возможности появятся у клиентов благодаря инфраструктуре real-time платежей?

Сингапурский сервис PayNow отличается удобной инициацией платежей по номеру мобильного телефона или NRIX/FIN

М. Гусева: В ближайшей перспективе мы увидим дальнейшее распространение мгновенных платежей, с ростом их проникновения и частоты использования. Тот же Сбербанк на российском рынке уже давно приучил своих клиентов к быстрым переводам по номеру мобильного телефона. Мгновенные платежи между любыми банками (или, говоря шире, любыми провайдерами платежных услуг) должны стать как минимум так же просты и удобны для клиентов, чтобы завоевать аудиторию.

Текущий этап можно также сравнить с пресловутой «войной с наличностью», которая в каких-то странах происходит естественным образом и ведет к все большему распространению безналичных расчетов за счет «цифровизации» общества, а на некоторых рынках специально форсируется с помощью государственных инициатив, как, например, в Индии, когда безналичные платежи пытались сделать максимально общедоступными и решить проблему проникновения финансовых услуг.

На следующем этапе всем участникам рынка будет важно предложить потребителям новые дополнительные сервисы для того, чтобы безналичные могли не просто «догнать» наличные деньги с точки зрения удобства, но и обогнать. Здесь кроме упомянутого быстрого check-out в электронной коммерции Великобритании и QR-кодов для физических точек продаж, есть ряд других интересных примеров: в частности, различные сервисы, связанные с выставлением счетов и запросом платежа (e-invoicing и request-to-pay), где вокруг платежа выстраивается обмен сообщениями, и можно как произвести полную или частичную оплату  выставленного счета, так и запланировать такую оплату на будущее.

Все постепенно идет к тому, чтобы банки могли не просто дать клиенту сервис оплаты, но и позволить ему максимально удобно контролировать свои деньги, предоставить помощь в планировании расходов, правильном распределении его финансовых потоков на определенном отрезке времени, вовремя предложив профинансировать какие-то траты или, наоборот, высвободить ликвидность для получения процента на остаток.

9

Используя инфраструктуру для обмена не только платежными сообщениями, но и информационными потоками, связанными с платежами, банк может предложить клиентам дополнительные сервисы с обеспечением гарантий по сделкам, безопасные взаиморасчеты. Например, начиная с того, что клиент может проверить своего контрагента по сделке по упрощенному идентификатору, подтвердить назначение платежа, и заканчивая возможностью банка, используя ту же инфраструктуру для взаиморасчетов, предложить клиенту какие-то дополнительные гарантии и выступить поручителем в этих расчетах. Или же – реализовать услуги розничного cash-менеджмента с возможностью управления счетами в различных банках, когда через интерфейс одного банка или электронного кошелька клиент может не только видеть баланс своих счетов в разных банках или платежных провайдерах, но и быстро распоряжаться этими средствами из одной точки.

Помимо развития новых возможностей на каждом из рынков можно ожидать дальнейшую глобализацию расчетов в режиме Real-Time. Кросс-граничные платежи сегодня очень «медленные» и дорогие, но уже существует целый набор альтернативных провайдеров, в том числе на основе блокчейн-технологий, которые нивелируют сложности, связанные с отсутствием центрального звена для кросс-граничных взаимодействий.

В перспективе мгновенные платежи смогут «перейти границы» и позволят переводить деньги между банками и операторами платежей разных стран в течение секунд – как сейчас это уже стало возможным для ряда европейских стран в рамках зоны SEPA с внедрением в конце 2017 г. схемы мгновенных платежей SCT Inst.

ПЛАС: Что будет происходить с мгновенными платежами в России в ближайшей перспективе?

М. Гусева:Если говорить с точки зрения перспектив на ближайшие 2–3 года, на российском рынке мы рассчитываем увидеть не только формирование базовой инфраструктуры для проведения мгновенных платежей, но и развитие дополнительных платежных сервисов, которые могут быть построены с переиспользованием тех же механизмов обмена информацией между участниками рынка.

Мгновенные платежи для банков – это в первую очередь вопрос защиты бизнеса. То, что может быть инструментом борьбы за долю рынка и удержание контакта с клиентом

Однако первые реальные шаги по построению национальной инфраструктуры мгновенных платежей еще предстоит сделать. Пока еще нет полной определенности, как именно этот механизм будет работать у нас. Но уже есть конкретные инициативы на площадке АФТ (Ассоциации ФинТех), где сейчас идет тестирование прототипа системы быстрых платежей, параллельно с проработкой возможных аспектов реализации промышленного решения, совместно с Банком России и банками – участниками АФТ. Компания Accenture, как технологический партнер АФТ, также вовлечена в этот процесс. Планируется, что первая очередь реализации такой платформы может появиться уже в конце 2018 года. А в следующем, 2019 году может быть реализована часть, связанная с C2B-переводами и дополнительными сервисами. Но это пока индикативно и зависит от скорости, с которой банки смогут включиться и интегрироваться в эту общую историю.

ПЛАС: Как быстро банки смогут реализовать преимущества новой инфраструктуры real-time платежей?

М. Гусева:В настоящий момент перед банками стоит серьезный вызов: для того чтобы подключиться к такой инфраструктуре, они должны не только потратить усилия на интеграцию, но и потенциально инвестировать немалые средства в апгрейд уже имеющихся у банков технологий (банковских систем, процессинговых решений) – для того, чтобы адаптировать всю инфраструктурную цепочку к проведению платежей в режиме реального времени. Ведь нельзя отправить мгновенный платеж, который невозможно столь же быстро зачислить.

Банкам, которые будут принимать решение о таких инвестициях и подключении к новым сервисам на уровне национальной системы быстрых платежей, будет необходимо оценивать баланс выгод и затрат не только в краткосрочной перспективе, но и на будущее, учитывая в том числе «плохо оцифровываемые» преимущества.

10

Участники рынка понимают, что в условиях текущей конкуренции зарабатывать на платежах малореально. В первую очередь, для банков это вопрос снижения издержек и обеспечения клиента продуктами и сервисами «гигиенического» уровня, чтобы его в какой-то момент удержать или прочнее привязать к банку, увеличив частоту контактов. Иными словами, это вопрос защиты бизнеса.

Компания Accenture вовлечена в проработку аспектов реализации Системы Быстрых Платежей совместно с Банком России и банками-участниками  АФТ

Но если говорить о долгосрочной перспективе, то мы увидим, как набор предложений банков будет все заметнее эволюционировать, они будут искать новые бизнес-модели и сервисы, которые позволят формировать новые источники дохода, в том числе за рамками традиционных сейчас банковских услуг. И один из факторов, который позволит это осуществить, – реализация перспективной инфраструктуры на базе стандартов ISO 20022, которые уже являются целевым «языком общения в платежах» на других рынках. В отличие от текущих карточных и платежных стандартов, они позволяют обмениваться куда более расширенной транзакционной информацией. По сути, в платежные сообщения можно включить большой объем информации, вплоть до приложения документов, счетов-фактур, ссылок на внешние источники и т. д. Это именно тот аспект технологии, который в перспективе позволит предложить принципиально новые дополнительные сервисы и изменить модели обслуживания, что может быть особенно актуально для корпоративных клиентов, работающих с розничными платежами.

ПЛАС: А насколько высокие затраты по реализации сервиса мгновенных платежей придется нести банкам, и главное – готовы ли они к этому?

М. Гусева:Понятно, что на этапе построения инфраструктуры и подключения к ней участников так или иначе инвестиции будут вынуждены делать все. Но их размер может сильно варьироваться, исходя как из выбранного сценария построения системы мгновенных платежей, так и в зависимости от того, насколько тому или иному конкретному банку будет необходимо серьезно перестраивать свою текущую инфраструктуру и в какие сроки. Для кого-то это будет, возможно, простое «наколеночное» решение, которое обеспечит необходимый «гигиенический минимум» для клиента. Возможно, для многих участников интеграцию сможет облегчить использование в качестве «адаптеров» стандартных решений или компонент, которые появятся на рынке. А кто-то из игроков может быть вынужден существенно перестраивать архитектуру с учетом требований режима реального времени. Поэтому на вопрос о размере инвестиций пока трудно ответить однозначно.

В марте 2018 года на базе Московского офиса Accenture был запущен Future Camp, прощадка для совместного развития инноваций

А с точки зрения потенциальной картины затрат, которая получится по результатам внедрения для каждого из банков, то здесь необходимо учитывать несколько составляющих. С одной стороны, это издержки извне (себестоимость транзакций в рамках общей инфраструктуры). Пока еще не до конца понятно, на какой основе будет работать эта инфраструктура, и какого размера будут комиссии. Однако очевидно, что это решение должно ощутимо конкурировать с текущими карточными механизмами по себестоимости платежей и card2card-переводов.

С другой стороны, есть еще внутренние издержки банка – и это во многом вопрос экономии на масштабе. Необходимо преодолеть определенный порог, выйти на достаточное проникновение, чтобы внутренняя себестоимость не ощущалась. Изначально продуманное для real-time решение предполагает, что цикл должен быть цифровым, то есть полностью автоматизированным «от и до», где себестоимость с ростом операций стремится к нулю, потому что кроме стоимости поддержки платформы никаких дополнительных издержек практически не будет. Ручного труда, в отличие от обработки других видов продуктов, здесь вообще быть не должно.

В марте 2018 года на базе Московского офиса Accenture был запущен Future Camp, площадка для совместного развития инноваций
В марте 2018 года на базе Московского офиса Accenture был запущен Future Camp, площадка для совместного развития инноваций

ПЛАС:А повлияет ли переход к real-time на доходы от платежей, получаемые участниками рынка?

М. Гусева: Размер доходной части будет определяться продолжающимся ростом объемов безналичных платежей и теми тарифами, которые сложатся на рынке.

Если рассматривать мгновенные P2P-переводы, то они должны конкурировать не только с бесплатными для клиента платежами наличными, но и быть альтернативой внутрибанковских переводов внутри того же Сбербанка, который сегодня имеет очень широкое покрытие. В то же время такой сервис будет конкурировать и с текущими card2card-переводами, которые сейчас далеко не бесплатны. Сервис востребован, рост проникновения card2card-переводов за 2017 год – около 77%. Существенная доля этих операций предполагает комиссии, причем достаточно ощутимые, как правило, в процентах от суммы и с минимальным порогом, что ограничивает использование этого механизма для мелких транзакций. И это серьезный драйвер для потенциального роста объемов.

Понятно, что даже на значительно растущих объемах P2P-переводы вряд ли что-то дадут с точки зрения прямых доходов для банка, но это может быть важным инструментом борьбы за долю рынка и удержание контакта с клиентом. В том числе за возможность предложить клиенту что-то еще, когда он заходит просто сделать платеж.

Но если говорить про C2B-платежи, здесь может получиться более интересная картина. В настоящее время такие платежи в основной своей массе закрываются карточными механизмами с достаточно высокими издержками для «B»-части этого уравнения – т. е. мерчантов, принимающих оплату за товары и услуги по картам. Представители электронной коммерции все еще часто зависят от механизма cash on delivery, оплаты в момент доставки. Но они с радостью бы от него ушли, если бы издержки на интернет-эквайринг были ниже – либо существовали альтернативные менее затратные платежные механизмы с мгновенным подтверждением оплаты.

Можно отдельно упомянуть еще и сегмент профессиональных участников финансового рынка – брокеров, управляющие компании и других финансовых посредников, – которые оперируют деньгами клиента. То есть в реальности безналичное зачисление средств на их счета можно рассматривать как Me2Me-переводы (по аналогии с переводами между собственными счетами одного клиента). И востребованность таких платежей сейчас растет, с учетом запуска механизмов удаленного открытия счета у участников рынка и роста интереса розничных клиентов к инвестированию. Но с точки зрения эквайрингового бизнеса это опять-таки получение денег с использованием реквизитов карты, соответственно, эти издержки на эквайринг вычитаются из маржи участников финансового рынка, а в итоге – из доходов розничного клиента, который решит инвестировать свои деньги. Здесь тоже прослеживается явный use сase для альтернативных механизмов перевода и может быть какая-то конкуренция по тарифам, которая позволит зарабатывать и банкам, и другим участникам рынка.

ПЛАС:Необходимо ли устанавливать некие лимиты по максимальной сумме мгновенного платежа? Если да, то какими они должны быть?

М. Гусева:Скорее всего, сильно ограничивать суммы для мгновенных платежей на уровне инфраструктуры не понадобится. Может быть установлен определенный порог, позволяющий четко развести те платежи, которые должны идти через систему для розничных платежей, и платежи, предназначенные, по логике, для RTGS-сис-тем (в России это БЭСП). Однако окончательное решение вопроса лимитов здесь будет, скорее всего, на стороне банков. Каждый банк сможет решать самостоятельно, какие ограничения ему правильнее выставить. Они могут складываться из целого набора параметров, в том числе и с учетом данных, которые конкретный банк имеет о конкретном клиенте, через какой канал инициируется платеж, какой способ авторизации используется, насколько понятно назначение такого платежа и перевода. Это та зона, где банки могут конкурировать и дифференцировать свои сервисы.

ПЛАС:Не будут ли клиенты испытывать психологический барьер в связи с трудной процедурой возврата мгновенных платежей в случае необходимости?

М. Гусева: Основной психологический барьер для распространения мгновенных платежей – недостаточное доверие к безналичным расчетам в целом, что связано в том числе с отношением к новым технологиям как к чему-то непривычному и потенциально небезопасному. При этом как раз мгновенные платежи позволяют снизить дискомфорт за счет полной прозрачности статуса перевода и возможности подтверждения получателя еще до отправки платежа.

Есть еще один барьер для клиента в плане использования безналичных платежей – слабый контроль за расходами. С этим банкам необходимо работать. Если в момент платежа клиент будет видеть свой баланс, понимать, хватит ли ему оставшейся суммы до конца месяца или стоит поискать идентичный товар в другом месте со скидкой, то банк сможет помочь клиенту. Помочь, во-первых, принять объективное решение об одномоментной покупке или необходимости ее отложить; во-вторых, выбирать наилучший способ оплаты, в том числе предложить наиболее экономичный вариант, с учетом скидок, спецпредложений и бонусов. Чтобы владелец карт нескольких банков перед очередной покупкой даже не задумывался, где кэшбэк будет больше. Если в рамках одного интерфейса в момент покупки банк – или, шире, провайдер финансовых и платежных услуг – будет давать такую подсказку, такой психологический барьер не просто исчезнет, а, электронная оплата, наоборот, станет более интересной для потребителя.

ПЛАС: Насколько остро в целом стоит вопрос безопасности при реализации сервиса мгновенных платежей?

М. Гусева:Вопрос безопасности остро стоит для любого механизма электронных расчетов. Для мгновенных платежей ее важность повышается ввиду их невозвратности. Поэтому здесь необходимо пересмотреть существующие механизмы обеспечения безопасности для того, чтобы, во-первых, корректно идентифицировать клиента, авторизовать операции и, возможно, прямо в режиме реального времени выявлять какие-то опасные, нестандартные шаблоны поведения, снизив риск возможных мошенничеств.

Если посмотреть с точки зрения общих трендов развития, мы сейчас наблюдаем все большее сближение банковских платежных и карточных технологий. С учетом того, что механизмы, которые помогают обеспечивать безопасность расчетов по картам, продолжают активно развиваться, потенциально они могут использоваться и для защиты безналичных платежей даже в режиме real-time.

ПЛАС:Что может позаимствовать Россия из зарубежного опыта относительно законодательного регулирования? Нужно ли принять какие-либо конкретные нормативные акты, чтобы помочь выстроить необходимую инфраструктуру?

М. Гусева: Значительных проблем с текущим регулированием для мгновенных платежей нет. Те механизмы, которые раньше были относительно медленными, теперь ускоряются, но кардинально пересматривать нормативную базу при этом необходимости не будет, вопрос скорее в необходимости небольших поправок или уточнений терминологии.

Каких-либо значительных проблем с текущим регулированием для мгновенных платежей, на ваш взгляд, сегодня нет

Но что тогда может (и обязательно будет) меняться со временем? Во-первых, это сам подход к расширению доступа к платежным услугам. Сегодня мы видим на рынках континентальной Европы и в Великобритании постепенное расслоение регулирования на два направления – регулирование банковской деятельности как деятельности кредитных организаций, несущих на себе кредитный риск, и регулирование деятельности платежных провайдеров (куда входят и банки), где кредитного риска нет, и где требования к участникам могут быть менее жесткими. Безусловно, необходимо обеспечить требуемое ограничение в отношении процесса идентификации клиентов, противодействия мошенничеству и противоправных практик. Но если законодательство будет позволять предоставлять платежные сервисы более широкому кругу участников, это будет работать на благо рынка через стимулирование конкуренции и развитие финтеха в этой области. Это и есть основные драйверы, которые стоят за PSD2 в Европе и инициативами по Open Banking в Великобритании. Насколько быстро Россия будет двигаться в этом направлении, вопрос пока открытый.

ПЛАС:Какие ближайшие шаги стоит предпринять банкам, чтобы моментальные платежи смогли заработать в России?

М. Гусева: Мы видим, что банки сейчас заинтересованы в развитии платежных и цифровых сервисов для своих клиентов и даже готовы кооперироваться для создания совместных инновационных решений для рынка – что, в частности, и реализуется в рамках направления развития розничного платежного пространства в Ассоциации ФинТех.

Планируемое построение Системы быстрых платежей (СБП) может не только обеспечить необходимую инфраструктуру для проведения платежей в режиме реального времени, но и реализовать необходимые рынку сервисы для упрощенной адресации платежей (только по номеру мобильного телефона или другим простым идентификаторам), запросам платежа и выставлению счета с возможностью оплаты.

Топ-банкам нужны такие инструменты для конкуренции за клиента и удержания доли рынка.

Но пока ни у кого из банков нет однозначного ответа, насколько технологически они готовы интегрироваться и сколько времени и усилий это у них может отнять. В том числе и потому, что сами требования и видение того, как эти требования будут работать, пока еще до конца не обозначены. Некоторая ясность появится в ближайшие месяцы, когда пройдет фаза прототипирования решения в АФТ, по крайней мере, для банков – участников пилота. Для остальных игроков рынка это пока еще terra incognita. Им придется отдельно погружаться и проводить, по сути, некий аудит понимания готовности своей текущей инфраструктуры и проработки будущей архитектуры, которая позволит им реализовать мгновенные платежи для своих клиентов и заложить базу для новых высокотехнологичных сервисов и услуг.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных