19 апреля 2023, 13:52
Количество просмотров 2039

«ЦФА открывают абсолютно новые перспективы инвестирования»

В феврале была продемонстрирована первая в РФ сделка по продаже цифрового золота с оплатой цифровыми рублями. Беседуем с Ольгой Маховой, директором по инновациям и управлению данными Росбанка.
«ЦФА открывают абсолютно новые перспективы инвестирования»

ПЛАС: Вы провели успешную сделку по обмену ЦФА / токенизированного золота на цифровые рубли между двумя сторонами. Кто, если не секрет, принимал участие в этой сделке?

О. Махова: Мы продемонстрировали тестовую сделку с использованием тестовых стендов Платформы ООО «Атомайз», мобильного приложения Росбанк онлайн и Платформы цифрового рубля Банка России. Контрагенты для этой сделки также были тестовыми. Целью демонстрации было показать саму технологическую возможность осуществления оплаты ЦФА за цифровые рубли, а также продемонстрировать технологическую возможность Росбанка по интеграции с платформой цифрового рубля Центрального банка и платформы токенизации.

Мы продемонстрировали тестовую сделку с использованием тестовых стендов Платформы ООО «Атомайз», мобильного приложения Росбанк онлайн и Платформы цифрового рубля Банка России

ПЛАС: Комментируя данную сделку, Росбанк отдельно отметил ее безопасность. В чем конкретно она заключается? Например, каких рисков избегает инвестор / покупатель ЦФА по сравнению со сделками с традиционными активами?

О. Махова: Говоря о безопасности, стоит отметить три элемента.

Во-первых, важно понимать надежность самой технологии block-chain или распределенных реестров, используемую используемой как на платформе «Атомайз», так и на платформе цифрового рубля (технология систем распределенных реестров подразумевает децентрализацию в хранении данных — данные хранятся в отдельных узлах, и потеря данных на одном узле не грозит потере данных на остальных, данные просто восстанавливаются).

Следующий элемент — это цифровые рубли, эмитентом которых выступает Банк России, что само по себе является фактором минимизации рисков. Кроме того, ряд свойств этого нового инструмента обеспечивает новый уровень комфорта при его использовании.

Отдельного внимания заслуживает и сам объект продажи — токенизированное золото. Существует два типа «золотых ЦФА» — один представляет собой денежное требование, привязанное к фактической стоимости золота, а другой — гибридный вариант, предоставляющий инвестору выбор между получением либо денежной компенсации, либо физического золота. Оба варианта привлекательны и безопасны для инвестирования, а гибридный вариант является даже уникальным, поскольку дает инвестору гибкость и гарантированный переход от цифровой к наличной форме.

Существует два типа «золотых ЦФА» — один представляет собой денежное требование, привязанное к фактической стоимости золота, а другой — гибридный вариант

ПЛАС: Насколько можно понять, с технологией у Росбанка все хорошо. Но в каких сегментах вы видите ваших клиентов? Например, найдутся ли они среди существующих розничных инвесторов на фондовом рынке? Собираетесь ли вы конкурировать с институтами на фондовом рынке?

О. Махова: Если речь про ЦФА, то это абсолютно новый инструмент, обладающий уникальными свойствами. Например, мы уже упоминали гибридный ЦФА для токенизированного золота, где вы владеете физическим активом, в то же время вы не сталкиваетесь с необходимостью заботиться о его хранении или транспортировке и не платите ни за то, ни за другое. Вы можете дробить его при продаже так, как если бы вы продавали физическое золото, но в цифровом виде, а обязательства по этому активу несет эмитент, в данном случае компания, добывающая золото.

Сочетание всех этих факторов уникально и не существовало ранее. Таким образом, конкуренция с другими формами инвестирования здесь, безусловно, имеет место, но не прямая, а косвенная, ибо ЦФА и существующие на рынке альтернативные продукты несопоставимы по возможностям и рискам, хотя и сравнимы. ЦФА дают клиенту абсолютно новые перспективы инвестирования или привлечения инвестиций как в продукт, так и в свои активы (в случае, если сам клиент захочет выступить в роли эмитента, а не инвестора). Поэтому говорить про конкуренцию с традиционными инструментами я бы не стала, я ожидаю появление нового пласта решений для бизнеса.

ЦФА и существующие на рынке альтернативные продукты несопоставимы по возможностям и рискам, хотя и сравнимы

ПЛАС: В рамках успешно проведенной сделки вы продали ЦФА за цифровые рубли. Откуда уже появились цифровые рубли? Ведь Центробанк ранее заявлял о начале пилотных проектов еще только в марте? Или это была условность?

О. Махова: Повторюсь, это была тестовая сделка с тестовыми ЦФА, тестовыми цифровыми рублями и тестовыми контрагентами на тестовом стенде мобильного приложения Росбанк онлайн. Технологии, которые применены, полностью пригодны для промышленного использования, и как только цифровой рубль будет опробован на реальных клиентах, можно будет ставить вопрос о реальных сделках подобного рода.

dig-ruble.webp

ПЛАС: Росбанк успешно продемонстрировал свою технологическую готовность к таким сделкам. Какова природа цифровых рублей? В чем, на ваш взгляд, вообще заключается идея внедрения цифрового рубля, и чем он отличается от безналичных денег, которые, собственно, существуют в электронном виде?

О. Махова: Цифровой рубль — это новая форма национальной валюты в дополнение к наличной и безналичной форме денег.

Мы уже поговорили о том, что ЦР основан на блокчейне, что позволит совершать операции бесшовно, мгновенно, безопасно и дешево — все это похоже на преимущества безналичного рубля и СБП.

Кроме того, помимо уже перечисленных преимуществ безналичного рубля, появляется новая возможность отслеживать путь каждого цифрового рубля, то есть как бы «окрашивать» его и видеть данные конкретно всех последующих операций.

Еще одним очень важным абсолютно новым свойством денег, которыми обладает цифровой рубль, являются возможность программирования его использования в самом широком смысле, например, определяя его целевое использование для каких-то услуг, групп товаров, контрагентов, времени, географии и так далее.

Очень важным абсолютно новым свойством денег, которыми обладает цифровой рубль, являются возможность программирования его использования

ПЛАС: С одной стороны, это неплохо, поскольку позволит сохранить уверенность в целевом расходовании средств. С другой стороны, не окажемся ли мы в ситуации, когда любого человека/компанию можно будет попросту отключить от цифрового рубля просто по желанию властей?

О. Махова: Отвечу так — возможность ограничить доступ к безналичным и даже наличным деньгам в рамках законодательства РФ существует у государства и сейчас (например, в рамках закона о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем, ну и в любом исполнительном производстве). Цифровой рубль — это новая форма денег, и законодательных возможностей введения ограничений по ним не больше и не меньше, чем по безналичным деньгам.

ПЛАС: Как появление цифрового рубля может в целом изменить банковскую систему, повлиять на нее или ее трансформировать?

О. Махова: Это покажет только время. Любые предположения на эту тему, как самые смелые, так и самые пессимистические, могут оказаться как верны, так и абсолютно далеки от реальности. Разброс мнений лежит в диапазоне от «полного изменения банковского бизнеса, трансформации роли банков на финансовом рынке» до «появления новых продуктов, возможностей» или даже непопулярности данной формы рубля у основной массы экономических субъектов. В любом случае можно с уверенностью утверждать, что шествие третьей формы национальной российской валюты, цифрового рубля, не будет легким, безоблачным и стремительным. Всем нам, вместе с Банком России и под его руководством, предстоит пройти долгий и непростой путь внедрения цифровых рублей в самые разные экономические отношения, на котором придется решить немало задач, как технических и технологических, так и организационных, правовых и, если хотите, общественно-разъяснительных.

Вместе с Банком России и под его руководством всем нам предстоит пройти долгий и непростой путь внедрения цифровых рублей в самые разные экономические отношения

ПЛАС: Сохранятся ли банки в традиционном виде? Как изменятся банковские услуги? Возможно ли технически организовать финансовую систему на основе только Центробанка (окончательного поставщика цифровых рублей) и населения/бизнеса, минуя коммерческие банки, когда ЦБ будет напрямую регулировать предложение денег в системе?

О. Махова: Мы можем представить любые модели взаимодействия населения/бизнеса и финансовой системы, и я верю, что тип взаимодействия будет зависеть от конкретного момента истории, макроэкономического контекста, ситуации в стране, потребностей развития в экономике, необходимости поддержки отдельных отраслей и слоев общества, и т. д. Сейчас банковская система выступает поставщиком удобных сервисов под запросы клиентов, конкуренция заставляет постоянно улучшать/удешевлять/внедрять новые решения и технологии для клиентов. Я думаю, в текущем контексте мы сильно выигрываем от уровня технологического развития банковского сектора, и сейчас важно максимально пользоваться этим преимуществом.

Что касается цифрового рубля — при формировании его концепции Банк России привлекал банки в обсуждения, в результате была принята модель, где ЦБ не взаимодействует напрямую с клиентами, и банки выступают в роли финансового посредника, с целью сохранения клиентской базы.

ПЛАС: Какие преимущества/стимулы вы можете привести для того, чтобы заинтересовать население/бизнес в переходе на цифровые финансовые продукты?

О. Махова: Инструмент достаточно инновационный и сильно отличается от традиционных инструментов вложения, здесь предстоит достаточно серьезная работа по работе с населением и бизнесом с целью вовлечения в новый продукт и его преимущества. ЦФА подразумевает более низкий порог входа почти каждого, и если ранее, имея в кармане, условно, 10 тыс. руб. мы не знали, что с ними делать, то сейчас вы можете успешно приобрести ЦФА на разные активы.

Gold_bar.webp
Фото: Osmar Valdebenito , Wikimedia

Нам видится, что, по крайней мере на начальном этапе, ведущую роль здесь будет играть государство, его финансовые потоки как федерального, так и региональных бюджетов. Научившись использовать преимущества цифрового рубля в этих сферах и привлекая и вовлекая коммерческий бизнес в работу с цифровыми рублями через взаимодействие с государственными экономическими агентами, есть основания ожидать, что наступит момент, когда продемонстрированные преимущества новой формы рубля будут восприняты бизнесом и его субъектами положительно как новые возможности для формирования никогда ранее не существовавших услуг и продуктов. И именно тогда может случиться прорыв, инновационный взрыв экономической активности.

ПЛАС: Как вы относитесь к идее использования ЦФА в расчетах, в том числе международных? Что для этого делает или может сделать Росбанк?

О. Махова: Росбанк — активный участник ассоциации банков России и Ассоциации развития финансовых технологий в России, конечно, мы как банк заинтересованы в развитии направления ЦФА, ЦР в рамках нашего международного бизнеса.

ПЛАС: Первый зампред Банка России Владимир Чистюхин полагает, что выпуск цифровых финансовых активов с базовым активом на золото может помочь участникам внешнеэкономической деятельности в их расчетах. Вы согласны с таким заявлением?

О. Махова: В теории да, но требуются и изменения в законодательной базе и решение вопроса ликвидности на тех площадках, где ЦФА будут обращаться.

ПЛАС: Какие законодательные изменения потребуются для реализации подобной инициативы? Как быстро они могут быть приняты?

О. Махова: Сейчас возможность обмена ЦФА на товары отсутствует, требуется внесение поправок в ФЗ о ЦФА.

ПЛАС: Можно ли рассуждать о появлении в перспективе формата золотого рубля на основе ЦФА на золото и цифрового рубля, о чем говорилось в прошлогоднем докладе Института исследований и экспертизы ВЭБ? Как вы считаете, подобная инициатива — это возврат в прошлое к золотому стандарту или, наоборот, новый путь развития обеспеченных платежных средств на основе цифровых технологий?

О. Махова: Все-таки это существенно разные классы активов — цифровые национальные валюты центральных банков и цифровое золото. Различия настолько серьезны, начиная с того, кто несет обязательства перед инвестором или владельцем актива, и заканчивая самой сущностью получаемого права требования, что такое смешение выглядит нереалистичным. Скорее всего, эти вещи будут существовать и уже существуют параллельно. Примерно так же сейчас существуют валютный и товарный рынки. Золотой стандарт — это один из вариантов обеспечения цифрового актива. Помимо золота, им может служить любой товар — нефть, газ, лес, металлы и так далее. Любой из этих активов в перспективе может иметь цифровую форму.

Рубрика:
{}Финтех

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube