28 декабря 2023, 23:26
Количество просмотров 1291

Цифровые банковские платформы. Уточняем терминологию и подводим промежуточные итоги

Конкуренция со стороны финтехов и бигтехов подтолкнула банки к построению цифровых платформ. О том, что они собой представляют и каковы успехи банков в этом направлении, пойдет речь в первой части нашей беседы с директором Департамента ИТ блока «Финансы» Сбербанка Вячеславом Рахмановым и ИТ-лидером трайба Digital Accounting Сбербанка России Еленой Булыгиной.
Цифровые банковские платформы. Уточняем терминологию и подводим промежуточные итоги

ПЛАС: О новой бизнес-модели банков говорят уже давно. Что сегодня в целом происходит в сфере автоматизации банковской деятельности?

В. Рахманов: Уже порядка десяти лет назад на рынок банковских услуг зашли технологические гиганты (так называемые бигтехи) и финтехи. Они владеют инновационными технологиями и способны предоставлять более качественные интерфейсы к банковским продуктам и услугам. Чтобы выдержать конкуренцию, банки вынуждены менять модель ведения бизнеса и создавать финансовые экосистемы. Новое поколение автоматизированных банковских систем строится по образу цифровой платформы с компонентной архитектурой и облачными сервисами.

Действительно, переход банков на цифровую платформу обсуждается уже довольно продолжительное время, и пора подводить промежуточные итоги. А также отметить, что в последнее время появляются технологические решения, которые открывают новые возможности и способны придать ускорение этому процессу.

ПЛАС: Давайте вначале еще раз разберемся, какие ожидания от нового поколения банковских систем имеются сегодня у участников рынка. Итак, почему именно «платформа»?

Е. Булыгина: Бизнес-модель финансовой экосистемы предполагает объединение участников вокруг банка для совместного оказания финансовых и нефинансовых услуг. Автоматизированная система банка предоставляет фундамент или «платформу» для этого объединения и обеспечивает эффект синергии. Она позволяет интегрировать сервисы отдельных участников в единую информационную среду и создать у клиента ощущение «навигации» в пространстве услуг. Кроме того, автоматизированная система поддерживает полный цикл производственного процесса для создания новых сервисов.

ПЛАС: Определимся с терминологией. Почему выделяют «цифровую» и «компонентную» платформы? Какова роль облачной инфраструктуры?

Е. Булыгина: Цифровая платформа призвана автоматизировать взаимодействия между участниками и сохранять результаты этих взаимодействий в электронном виде. Это и называется «цифровизация». Цифровизация практически всегда повышает эффективность процессов и снижает операционные риски. Не менее важно, что она создает фактуру для глубокой аналитики и применения методов искусственного интеллекта.

В свою очередь, компонентная платформа состоит из небольших модулей или сервисов, реализующих элементарные бизнес-функции. Модули можно заменять и переиспользовать. Компонентная архитектура платформы способствует гибкому созданию новых продуктов и быстрому выводу их на рынок. Она полностью отвечает требованиям Открытого банкинга, позволяет подключать внешние сервисы и, наоборот, предоставлять участникам экосистемы доступ к сервисам банка.

Фото: Саша Алалыкин / Pexels

А облачные сервисы — это про слой вычислительной инфраструктуры. Они позволяют быстро и гибко предоставлять ресурсы в соответствии с динамически изменяющимися потребностями клиентов. Облачные технологии способны обеспечить масштабируемость, отказоустойчивость и безопасность.

ПЛАС: Каким образом цифровая платформа обеспечивает клиентоцентричный подход?

В. Рахманов: Возможность гибко компоновать новые продукты позволяет банку учитывать уникальные предпочтения клиентов и поддерживать с ним долгосрочные отношения. Это и есть суть клиентоцентричного подхода. До него господствовал продуктовый подход, целью которого было увеличение объема продаж безликой массе клиентов. Кстати, в новой стратегии Сбера заявлен уже «человекоцентричный» подход. Иными словами, планка поднята еще выше.

ПЛАС: Чем человекоцентричный подход отличается от клиентоцентричного?

В. Рахманов: Отличие в том, чтобы видеть и понимать потребности не клиента, а человека. Строить с ним долгосрочные доверительные отношения, основанные не только на продаже услуг, но и на жизненных целях клиента. Понимать устремления человека. Помогать ему в принятии ежедневных решений, иногда даже таких, которые идут вразрез с сиюминутными интересами банка. Чтобы добиться всего этого, необходимы цифровая платформа и инструменты продвинутой аналитики.

ПЛАС: Каким образом в этом задействована цифровая платформа?

Е. Булыгина: В архитектуре цифровой платформы предусмотрен слой аналитики. Цифровизация банка решает проблему генерации данных в электронном виде. Эти данные сохраняются в аналитическом слое. Платформа предоставляет продвинутые инструменты для анализа исторической информации, в том числе информации о клиентском опыте, и поддерживает процесс принятия инновационных решений.

В Сбере задача построения аналитического слоя реализуется в рамках самостоятельной инициативы под названием «Фабрика данных». Фабрика данных реализует собственное высокотехнологичное решение платформенного типа, которое заточено под специфику аналитических задач. Продукты Фабрики данных называются «дата-продуктами», их можно заказать в Супермаркете данных и использовать, в том числе в транзакционной работе с клиентами.

Иллюстрация: macrovector / Freepik

ПЛАС: Как с цифровой платформой связано понятие «цифровой банк»?

В. Рахманов: Исторически термин «цифровой банк» закрепился за банками без физических отделений. Миграция на цифровую платформу необязательно должна приводить к отказу от отделений. Например, Сбер ценит возможность «живого» контакта с клиентами и не планирует закрывать свои многочисленные отделения. О том, насколько «цифровым» является банк, следует судить по степени цифровизации его процессов и услуг.

ПЛАС: Итак, мы подошли к оценке текущей ситуации.

Е. Булыгина: На сегодняшний день наибольшие успехи достигнуты в части фронт-офиса. Банкам удается внедрять эффективные сервисы взаимодействия с клиентами, веб-сайты и мобильные приложения, выравнивать возможности различных каналов доступа, встраивать в них чат-боты и алгоритмы искусственного интеллекта. Эти достижения налицо.

Но фронт-офис демонстрирует лишь «последнюю милю» всей дистанции от банка до клиента. За пользовательским интерфейсом скрывается бэк-офисная составляющая, на которую приходится львиная доля себестоимости новых продуктов. На уровне бэк-офиса трансформация продвигается значительно труднее.

ПЛАС: В чем причина этих затруднений?

Е. Булыгина: Банки проявляют свойственный финансовым учреждениям прагматизм. Прежде чем осуществить немалые инвестиции, они хотят видеть примеры успешной модернизации. К тому же трансформация бэк-офиса связана с высокими рисками.

Бэк-офисная функциональность прошита многочисленными интеграциями, унаследованными из «прошлой жизни». Очень сложно без негативных последствий размотать этот «клубок» и «выпилить» какой-то один продукт.

В самом фундаменте бэк-офиса находится так называемое функциональное ядро. К нему причисляют Главную бухгалтерскую книгу и еще несколько общебанковских сервисов. Иногда понятие «функционального ядра» дополняют несколькими «классическими» банковскими продуктами, и все вместе это называется «core banking».

Gartner определяет core banking как «серверную систему, которая обрабатывает ежедневные банковские транзакции и публикует состояния счетов и других финансовых записей». Из определения следует, что основную функциональность core banking составляют обработчик финансовых транзакций, или Accounting Engine, и Главная бухгалтерская книга, в которую обработчик складывает сформированный учет, то есть бухгалтерские счета и проводки. Функциональность «ядра» годами затачивалась для достижения высокой производительности и надежности. Естественно, что к его модернизации относятся с максимальной осторожностью, предпочитая действовать по принципу «если не сломано, то и чинить не следует».

ПЛАС: Но ведь модернизировать бэк-офисную функциональность все равно придется?

В. Рахманов: Безусловно. Сопровождение устаревшей функциональности будет обходиться банкам все дороже. Согласно одному из отчетов Financial News, 80 процентов бюджета ИТ в банках уходят на техническое обслуживание устаревших систем. И ситуация будет только ухудшаться. Эти средства можно было направить на повышение конкурентоспособности.

Время покажет, насколько оправданной оказалась тактика, выбранная тем или иным банком. Нужно принять во внимание, что специфика решаемой задачи не позволяет воспользоваться вендорским «коробочным» решением. Лишь считаные банки обладают культурой разработки полнофункциональных банковских систем. Мало у кого есть коллектив с необходимым уровнем зрелости. В Сбере такой коллектив есть, при том, что мы тоже обращаемся за поддержкой в ведущие консалтинговые компании.

ПЛАС: Расскажите о подходах, которые банки используют для перехода на новую платформу.

Е. Булыгина: Диапазон возможных подходов определяется двумя крайними сценариями: «осторожным» и «радикальным». Радикальность того или иного сценария определяется тем, насколько быстро банк решится «пересесть» на новое «функциональное ядро», то есть перевести бухгалтерский учет и отчетность в новую Главную бухгалтерскую книгу.

«Осторожный» сценарий предполагает продолжительную трансформацию монолитной системы по методу API First. Из монолита последовательно «выпиливаются» небольшие продуктовые модули, и дальнейшее взаимодействие с ними реализуется через специальные программные интерфейсы — Application Programming Interface (API). Модули передаются под управление agile-командам и далее развиваются независимо от монолитной системы. Поначалу они продолжают формировать бухгалтерский учет в Главной книге монолитной системы, а впоследствии мигрируют на целевое решение.

Иллюстрация: macrovector / Freepik

«Радикальный» сценарий предполагает, что рядом с трансформируемой монолитной системой сразу же разворачивается «пустое» целевое платформенное решение со своим «функциональным ядром». Поначалу на платформенном решении ведутся лишь новые продукты банка. Бухгалтерский учет для новых продуктов сразу же формируется в целевой Главной книге. В дальнейшем на платформу мигрируют продукты из легаси-системы, либо сопровождение этих продуктов постепенно прекращается. Две одновременно существующие Главные книги интегрированы друг с другом, причем одна из них выполняет функции «мастер-системы» для формирования баланса банка. Поначалу функции «мастер-системы» продолжает выполнять Главная книга из легаси-системы, а целевая Главная книга регулярно отправляет ей учетную информацию в соответствии с архитектурным шаблоном «обратный поток». В определенный момент системы меняются ролями.

ПЛАС: А как обстоит дело с переходом банков в облака?

В. Рахманов: По результатам исследований Аксенчер, большинство банков в той или иной степени уже работают в облаках. Правда, в среднем в облака передано немногим более 20 процентов от общей рабочей нагрузки. Переход замедляется нерешенными вопросами безопасности и нормативной базы. Для некоторых банков облака все еще представляются необоснованно дорогостоящей инвестицией. Однако ситуация меняется в лучшую сторону. На наш взгляд, переход в облака — лишь вопрос времени.

ПЛАС: В заключение нашей беседы не могли бы вы сформулировать несколько ключевых тезисов, которые необходимо постоянно иметь в виду?

В. Рахманов и Е. Булыгина: Хорошо, давайте попробуем.

  1. Не забывайте об исходной цели проводимых преобразований: задача не заключается в том, чтобы «распилить банковский монолит любой ценой».
  2. Стремитесь формировать максимально подробный образ целевого банковского приложения: недолжное проектирование и недоговоренности обойдутся дороже всего.
  3. Контролируйте сложность реализуемого решения: чем больше распределенных компонентов, тем больше интеграций и тем сложнее управление.
  4. Обеспечивайте ответственность владельцев продуктовых модулей или сервисов за качество и согласованность поставляемых данных: в этом поможет корпоративная модель данных.
  5. Учитывайте иерархию и зависимости между банковскими продуктами: старайтесь переиспользовать типовые сценарии финансовых транзакций и упростить взаимодействие с учетными модулями.
  6. Не забывайте об отчетности: после разделения монолита на небольшие компоненты придется искать подходящее решение для сбора данных.
  7. Опасайтесь превратить Главную бухгалтерскую книгу в монолитное приложение: этому может способствовать консолидирующая функция бухгалтерского учета и стремление упростить сбор данных для формирования отчетности.
  8. Не пытайтесь перетащить всю текущую функциональность на новую платформу и тем более повторить ее «как сейчас»: иногда лучше оставить «специфические» продукты в легаси-системе до окончания срока действия.
  9. Приготовьтесь к тому, что на первых порах сопровождать распределенное решение придется высококвалифицированным специалистам.
  10. Придерживайтесь правила, согласно которому каждый этап «дорожной карты» должен приводить к очевидным улучшениям: велик риск «застрять в дороге», лишь ухудшив исходную ситуацию.

ПЛАС: В следующий раз предлагаем поговорить о наиболее близком для вас направлении работ. Насколько мы знаем, это уже упомянутая вами Главная бухгалтерскую книга и учетные системы банка в целом?

Е. Булыгина: Наше подразделение занимается разработкой учетных систем нового поколения, в первую очередь речь идет о Главной книге и Accounting Engine. Учетные системы лежат в основе того самого «функционального ядра». А на цифровой платформе они предоставляют сервис для формирования и хранения объектов бухгалтерского учета. На цифровой платформе банка у учетных модулей особая роль.

Мы готовы поделиться опытом внедрения Главной книги, рассказать об инновационных решениях, которые появляются в этом направлении и которыми мы активно занимаемся. Мы бы хотели анонсировать ряд предложений, которые, надеемся, будут интересны коллегам из технологических компаний и других банков.


PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube