Номинальный счет — иметь или не иметь?

В предыдущем номере журнала Алия Юсупова, руководитель Комитета по правовым вопросам Ассоциации «Финансовые инновации», ведущий эксперт Центра цифровой экономики и финансовых инноваций МГИМО и ведущая нашей рубрики «Законодательство», поднимала тему банковских платежных агентов и намерения регулятора обеспечить вход на рынок платежей небанковским поставщикам платежных услуг. Сегодня она продолжает рассматривать ситуацию с деятельностью лиц, которые, не имея лицензии кредитной организации и специальной правоспособности, задействованы в переводе денежных средств.

Номинальный счет — иметь или не иметь?

Помимо платежных агрегаторов, к таким лицам относятся и эскроу-­агенты. Так, в соответствии со статьей 926.1 ГК РФ эскроу-­агент обязуется обеспечить сохранность депонируемого по договору эскроу-­имущества, в том числе безналичных денежных средств, и передать его бенефициару (получателю) при возникновении указанных в таком договоре оснований.

При этом закон не устанавливает специальных требований к правоспособности эскроу-­агента.

Если эскроу-­агент не является банком, безналичные денежные средства депонируются на его номинальном счете.

Как мы отметили выше, эскроу-­агентом в соответствии с договором условного депонирования могут стать разные лица, а не только кредитные организации.

При этом депонируемое по договору эскроу-­имущество защищено законом. Обращение взыскания на депонированные денежные суммы, арест этих сумм или принятие в отношении этих сумм обеспечительных мер по долгам эскроу-­агента не допускаются.

На первый взгляд, эти преимущества делают исполнение договора условного депонирования (эскроу) менее ресурсоемким, чем, например, исполнение аккредитива.

Однако при детальном рассмотрении вопроса он перестает выглядеть столь однозначным.

Итак, номинальный счет может открываться владельцу счета для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат другому лицу. Иными словами, на банковском счете, являющемся номинальным, учитываются чужие денежные средства.

В отношениях по договору эскроу участвуют депонент, бенефициар и эскроу-­агент. Согласно закону, бенефициаром по номинальному счету, открытому эскроу-­агенту, является депонент — ​вплоть до даты возникновения оснований для передачи имущества бенефициару, предусмотренных договором эскроу. После указанной даты бенефициаром по номинальному счету является бенефициар по договору эскроу.

При этом номинальный счет может открываться и для совершения операций с денежными средствами, права на которые принадлежат не одному, а нескольким лицам-­бенефициарам.

Возникает логичный вопрос: «кого и в каком качестве в этой ситуации должен идентифицировать банк?».

По этому вопросу есть разъяснения Банка России (Письмо Банка России от 31.05.2016 № 12‑1‑11/1229), в соответствии с которыми бенефициары по номинальному счету, не являющиеся стороной по договору такого счета, идентифицируются как выгодоприобретатели, однако ЦБ рассматривает вопрос только в ракурсе получения денежных средств.

Стоит ли понимать, что бенефициар по номинальному счету, являющийся депонентом, в идентификации не нуждается?

С одной стороны, если денежные суммы поступают на счет посредством совершения безналичного перевода, банк плательщика обязан (с учетом установленных законом исключений) при осуществлении безналичных расчетов по поручению плательщика на всех этапах их проведения обеспечить контроль за наличием, полноту, передачу в составе расчетных документов (или иным способом) установленных сведений о плательщике — ​как физическом, так и юридическом лице, — ​имеющихся в распоряжении этой кредитной организации.

Подобное требование относится и к кредитной организации, обслуживающей плательщика при осуществлении переводов денежных средств без открытия банковских счетов.

 

 

Отметим, что предусмотренная Федеральным законом от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ вышеуказанная информация уже содержит основные идентификационные данные о бенефициаре-­депоненте.

На наш взгляд, недостаточная определенность в формализации регуляторных требований к идентификации бенефициара-­депонента и соответствующее следование принципу избыточного исполнения, а также сопровождающий такое исполнение документооборот делают номинальный счет на практике процессно-­перегруженным и, следовательно, не вполне удобным в использовании правовым решением, обеспечивающим проведение гарантированного платежа.

При этом в силу такой нагрузки стороны, нуждающиеся в гарантированной сделке, нередко предпочитают использовать другие финансовые инструменты и механизмы.

Было бы крайне полезно, если бы регулятор уточнил свою позицию по этому вопросу.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных