Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №8 »

Испытание пандемией. Как мировая финтех-индустрия справляется с кризисом

За последние годы финтех прошел путь от экзистенциальных споров о своей сущности и границах до ассимиляции с финансовой отраслью. В этом году всю глобальную экономику ждали непредвиденные удары — пандемия и экономическо-­финансовый кризис. Причем первый удар серьезно усугубил второй. Зарубежные страны по-разному отреагировали и последовали разным подходам в поддержке бизнеса. Что же происходит в мировой финтех-­индустрии? В ситуации пытаются разобраться Иван Басов, бизнес-­аналитик, и Юлия Рязанцева, аналитик, QIWI.

Инвестиции и рынок технологий в пандемию

По данным американской компании CB Insights, во втором квартале 2020 года инвесторская активность в финтех-­индустрию начала восстанавливаться после падения в течение двух предшествующих кварталов. Объем финансирования вырос на 17% к первому кварталу, до 9 млрд. долл. США. Тем не менее количество сделок по-прежнему снижается, хотя объем инвестиций в сравнении с аналогичным периодом 2019 года подрос на 8%.

Аналитики США зафиксировали рост инвестиций во всех регионах — Северной и Южной Америках, Европе, Африке и Австралии, кроме Азии, что стало весьма необычным фактом. Ранее Азия была одним из лидеров, и инвесторы традиционно были активны в этом регионе. Объем финансирования в азиатские компании снизился на 37% (см. рис. 1).

 

 

В Северной Америке объем финансирования вырос с 3,6 млрд. долл. до 4,9 млрд. долл. США, в Австралии — с 43 млн. долл. до 310 млн. долл., а в Южной Америке этот показатель, напротив, вырос в 13,8 раза — с 27 млн. долл. до 374 млн. долл.

В сравнении со вторым кварталом 2019 года объем инвестиций в Северной Америке упал на 7%, в Европе вырос на 12%, в Южной Америке рост составил 7%, в Африке и Азии рост по 30% и 48% соответственно. В Австралии зафиксированы самые высокие темпы роста — с 10,6 млн до 310 млн долл США.

Латинская Америка активно пыталась развиваться во время пандемии. В 2017‑2018 годах число финтех-­стартапов на континенте выросло на 65% и сейчас превышает 1000. 90% инвестиций концентрируются на трех сегментах: необанкинге, кредитовании и платежах. Примечательно, что регион развивается не только за счет венчурного финансирования. Во многих странах Южной Америки проводились инициативы, направленные на развитие локальных цифровых экономик. Известные технологические гиганты продолжают экспансию на зарубежных рынках и выходят на них с долгосрочными проектами. Поскольку 70% населения не имеет доступа к банковским услугам, развитие финтех-­проектов носит острый социальный характер.

В Колумбии технологический гигант Facebook запустил программу наставничества для предпринимателей Startup Circles, которая была запущена в январе в Мексике, став весьма успешной. На ранней стадии программа доступна для 30 стартапов, но, по планам, к концу 2020 года их число должно вырасти до 160.

В Мексике бизнес-­школа Atomic88 Business School, которая принадлежит Alibaba, вместе с GINgroup развивает цифровую экономику и электронную коммерцию. В планах компании развивать предпринимательскую экосистему, создав цифровые деревни во всех 32 мексиканских штатах, обучив 1000 студентов университетов и запустив по 50 микропредприятий в каждой такой деревне.

Если рассмотреть ближе состояние стартап-­ландшафта в Европе, то здесь инвестиции в технологические стартапы упали на 21% за первые шесть месяцев 2020 года по сравнению с прошлым годом. Меньше всего пострадали Франция и Великобритания. Инвестиции во Франции упали на 5%, в Великобритании на 10%, а в Германии и в Евросоюзе в целом снижение составило 20% и 37% соответственно.

Тот факт, что инвестиции в Великобритании и Франции меньше просели на фоне пандемии, может быть связан с большей устойчивостью этих рынков. Инвестиции имеют более распределенный и планомерный характер с долгосрочным горизонтом планирования. Кроме того, Великобритания — дом для европейских «единорогов». Страна входит в топ‑3 по числу «единорогов», уступая только США и Китаю. Поэтому здесь инвестиции уже относятся к мегараундам, а сами стартапы уже известны и представляют собой устойчивый бизнес[1].

Великобритания на протяжении многих лет является одним из мировых финансовых центров, развивая параллельно сильную институциональную среду поддержки финтех-­экосистемы. Например, в стране работает национальная программа Tech Nation Fintech, в государственном секторе работают специальные кластеры-­фасилитаторы развития финтех-­среды (FCA Innovate, Bank of England FinTech Hub, New Bank Start-up Unit, The FinTech Alliance). Развитая финтех-­среда более устойчива к потрясениям.

Немаловажное значение играет и характер инвестиций. Во Франции, например, инвестиции преимущественно внутренние (более 60%), соответственно, они менее подвержены внешним флуктуациям и больше зависят от домашнего рынка. В Германии, для сравнения, на внутренние инвестиции приходится не более 30%. В Великобритании доля домашних инвестиций снизилась до 28%, тем не менее многие иностранные инвесторы могут проявлять осторожность из-за неопределенности вокруг Brexit.

Во время локдаунов европейские финтех-­стартапы продолжали привлекать инвестиции, собрав около 2,86 млрд евро (3,4 млрд долл.) в период с марта по середину августа. Несмотря на кратковременный всплеск финансирования в марте, во втором квартале 2020 года финтех получил 1,7 млрд евро, что чуть меньше 2 млрд евро, привлеченных в первом квартале.

 

Что происходило на рынке стартапов?

• Финтехи из сегмента потребительского финансирования (например, Anna Money, Shine) получили больше всего инвестиций. Бум финансирования здесь мог быть вызван тем, что эти компании все еще сильно убыточны, то есть больше всего нуждались в дополнительных средствах.
• Альтернативные (или небанковские) кредитные компании, такие как Zopa, столкнулись с одним из самых больших падений финансирования. По данным PitchBook, финтех-­компании этого сегмента привлекли 62 млн долл. в первой половине 2020 года по сравнению со 100 млн долл. за аналогичный период 2019 года.
• WealthTech-компании в этом году также испытали 45‑процентное снижение финансирования.
• InsurTech-компании собрали порядка 20% от 3,4 млрд. долл. привлеченных инвестиций.
• 3,4 млрд долл., привлеченные в последние месяцы, были в значительной степени сосредоточены в серии мега-сделок. Например, в рамках раунда D немецкий необанк N26 привлек инвестиций на 570 млн. долл (+100 млн. долл. в мае 2020 года).
• Растет популярность встраиваемых финтех-­приложений (embedded fintech applications) и интеграции финансовых продуктов от нефинансовых компаний. Например, B2B-платежи от Airwallex (Австралия), B2C-платежи от Checkout.com (Великобритания), ипотечные сервисы от States Title (США), банковские услуги Solaris Bank (Германия), сервисы по бухучету и налогам для МСБ от Silverfin (Бельгия).

Тут нужно отдельно остановиться на последнем пункте и отметить, что интерес со стороны бизнеса на бесшовные финтех-­сервисы постоянно возрастает, причем подобные решения применяются не только на финансовых рынках — почти любому бизнесу требуются гибкие и эффективные платежные и финансовые решения, и как раз финтех здесь может обогатить бизнес необходимым функционалом. Сейчас финтех можно применяться даже в том бизнесе, который к финансам не имеет ровным счетом никакого отношения. Однако, по наблюдениям авторов статьи, именно подобные решения позволили многим представителям нефинансового рынка вой­ти в кризисное время более подготовленными.

Изменения на стартап-­ландшафте

Период пандемии больно ударил по стартапам. По данным исследовательской компании Startup Genome, в апреле 41% стартапов во всем мире находились в «красной зоне»: запасов финансирования им хватило бы на три месяца или меньше. При этом 29% были в такой ситуации уже до кризиса, но из-за пандемии еще 40% попали в опасное положение.

Тогда же 74% стартапов во всем мире отметили снижение доходов с начала кризиса. 16% стартапов заявили, что их выручка упала более чем на 80%. Основная причина падения доходов связана с влиянием кризиса на отрасли, которые обслуживают эти стартапы. Три из каждых четырех стартапов работают в отраслях, серьезно пострадавших от кризиса COVID‑19. 12% стартапов с начала кризиса увеличили свои доходы на 10% и более, а каждый десятый стартап работает в отраслях, где наблюдается рост.

Действительно, пандемия ударила по всей экономике, и кризис охватил все сферы, структурно влияя на всю глобальную экономику. Рост был зафиксирован только в некоторых отраслях, связанных с развлечениями (играми, стримингом фильмов), образованием, онлайн-­продажами, а вот другие секторы были вынуждены либо частично, либо полностью приостановить свою деятельность.

По данным Statista, цифровые платежи будут меньше всего затронуты пандемией, поскольку доходы в некоторых сегментах электронной коммерции выросли. При этом сильное влияние коронакризис окажет на личные финансы. Наибольшее снижение произошло в секторе личных финансов (–14%) и альтернативного финансирования (–11%). Цифровые платежи и альтернативное кредитование отметились снижением на 5% и 7% соответственно. Такой тренд тоже вполне объясним. В условиях кризиса многие люди потеряли работу или были вынуждены уйти во временный отпуск, что, безусловно, сказалось на уровне доходов. В любом случае потребители должны были оплачивать повседневные расходы или помогать родственникам, осуществляя денежные переводы. Поэтому именно эти сферы оказались меньше затронуты.

Помимо количественных изменений объемов финансирования на рынке стартапов произошли и качественные изменения:
• Выросло время, которое клиенты проводят в финансовых приложениях: наибольший рост зафиксирован в Японии (+55% в марте 2020 к декабрю 2019), Южной Корее (+35%), США (+20%);
• Финтехи расширяют партнерские инициативы с остальными участниками рынка — другими финтехами, банками, нефинансовыми организациями. Например, Kabbage вместе с другими финтехами, такими как Lendio, Finix и Fundera, запустил платформу, которая позволяет клиентам покупать подарочные сертификаты для поддержки местного малого бизнеса;
• Работа над инициативами по охвату underbanked населения во всем мире, число которых превышает 1,7 млрд человек. Программа Prosperity Fund Mexico Financial Services (MFS), финансируемая U. K. Foreign and Commonwealth Office, запустила инициативу Caravana Fintech. Она ориентирована на финансово обделенные МСП, особенно те, которые пострадали от COVID‑19. Благодаря инициативе эти предприятия получат доступ к инновационным платежным решениям;
• Фокусировка внимания на работниках гиг-экономики. Только в США их 50 млн. со своими специфическими потребностями и нуждами. Тут стоит отметить решение американского необанка Joust, который запустил мобильное банковское приложение для фрилансеров, где они могут управлять дебетовой картой, выставлять счета и производить оплату, отслеживать нужные данные на аналитической панели мониторинга;
• Коронавирус подтолкнул внедрение финтеха и regtech в Китае. Регулятором был опубликован список[2] из более чем 200 технологических продуктов, которые охватили решения для диагностики и лечения вируса, создания больничных информационных систем, а также системы доставки, Также пандемия способствовала введению закона о криптовалютах в Южной Корее.
• Во время пандемии число загрузок мобильных приложений от необанков снизилось. В среднем скачивание приложений упало на 23,38% к концу марта 2020 года по сравнению с февралем этого года. Больше всего пострадал Monzo: популярность снизилась на 36,12%.

Пандемия стала противоречивым временем для многих компаний. Некоторые испытали кратный рост, однако большинство столкнулось с проблемами. Для многих стартапов это время стало проверкой на прочность — легче других оказалось сильнейшим, кто еще до пандемии был известен и популярен среди инвесторов. Обозначился тренд на мегараунды — крупные компании становятся еще крупнее.

В противоречивом состоянии оказались необанки. Они уже стали частью нашей жизни, привлекают клиентов своими гибкими тарифами, но все равно еще не перешли рубеж и не стали прибыльными. В это же время прирост клиентов и пользователей мобильных приложений замедлился.

Пандемия стала катализатором технологий, во многом ускорив их применение. В Китае благодаря технологическим гигантам уже была создана необходимая цифровая платежная инфраструктура, что позволило легче пережить локдаун. В это же время востребованными оказались технологии в медицинской отрасли, которая не была лидером по внедрению новых технологий до пандемии.

Очевидно, что пандемия и экономический кризис останутся с нами надолго, поэтому бизнесу нужны долгосрочные планы, какие решения предлагать клиентам сейчас и как их адаптировать после выхода из ограничений.

Где выгоднее всего быть финтехом, чтобы пережить пандемию?

В Европе наиболее гармоничный подход представили Франция, Великобритания и Германия, выделив средства на поддержку стартапов

Многие страны объявили о поддержке стартапов (всех, не только из финтех-­сегмента), поскольку банковские займы многим были недоступны. Меры поддержки США направлены на малый бизнес в целом, что затрудняет доступ финтехов к помощи. Европейские страны разработали и предложили меры для стартапов. Сингапур же создал пакет мер для поддержки именно финтех-­индустрии (см. рис. 2).

На поддержку стартапов Великобритания выделила 1,25 млрд фунтов стерлингов (1,37 млрд евро), Франция — 4 млрд евро, Германия — 12 млрд евро, Швеция — 3 млрд шведских крон (289,5 млн евро), Израиль — 180 млн долл. (152,5 млн евро), Нидерланды — 100 млн евро, ЕС — 1,2 млрд евро. Показательно, что США денег на эту статью не выделяли.

 

 

Наиболее полным и дружелюбным к поддержке финтеха был подход Сингапура. Денежно-­кредитное управление Сингапура (MAS) предложило пакет поддержки в размере 125 млн. долл. для финансового и финтех-­секторов. Также MAS вместе с SFA (Финтех-­ассоциация Сингапура) и AMTD (инвестиционная банковская группа) запустило совместный грант на сумму 6 млн. долл., чтобы помочь местным финтех-­компаниям поддерживать свою деятельность и удерживать своих сотрудников, а также продолжать внедрять инновации. Меры разделены на несколько групп:

1. Поддержка сотрудников (Manpower Costs):
• Пособие 15 долл. за час обучения для каждого местного сотрудника, посещающего курсы IBF (Институт банкинга и финансов Сингапура)
• Jobs Support Scheme (JSS) — субсидирование заработной платы в размере 75% на первые 4600 долл. апрельской и майской зарплат (и 25% на последующие месяцы).
• MAS-SFA-AMTD Fintech Solidarity Grant-­Business Sustenance Grant (BSG) обеспечивает поддержку заработной платы до 2000 долл. в месяц для каждого местного сотрудника, включая учредителей и директоров, в дополнение к JSS, до общего лимита гранта BSG в размере 20 тыс. долл.
• Программа SG United Traineeships предусматривает 80% софинансирования образовательного пособия для недавних выпускников ITE, политехнических институтов и университетов.
• Startup Talent Factory предлагает субсидию на зарплату до 12 тыс. долл. для новых и действующих сотрудников политехнической направленности.

2. Операционные издержки:
• Digital Acceleration Grant (For FinTechs) — 80‑процентная финансовая поддержка финтехов для внедрения цифровых решений (лимит — 120 тыс. долл. США).
• Course Fee Subsidy — субсидия в размере 90% для местных сотрудников, посещающих курсы, аккредитованные или одобренные в соответствии со стандартами IBF-Standards Scheme (IBF-STS) и Financial Training Scheme (FTS).
• Финансирование в размере 4000 долл. арендной платы в рамках гранта MAS-SFA-AMTD на срок до 6 месяцев.
• Скидка 50% на новый договор аренды финтехов в Bridge+ (коворкинги и рабочие места для стартапов, предпринимателей, индивидуальных лиц).
• Временное освобождение от арендной платы для текущих арендаторов в бизнес-­центре 80RR.

3. Бизнес-­возможности:
• APIX (глобальный API-маркетплейс и песочница) предоставляет местным финтех-­компаниям 6 месяцев бесплатного доступа к своей цифровой платформе для взаимодействия с финансовыми институтами по всему миру.
• MAS будет работать с SFA над созданием новой цифровой системы самооценки финтех-­компаний.
• Небольшие финансовые организации могут получить Digital Acceleration Grant для внедрения финтех-­решений через программы Institution Projects Track и Industry Pilots Track.

4. Proof-of-­Concept (POC)
• В рамках гранта MAS-SFA-AMTD финтех-­компании могут получить до 40 тыс. долл. за свой первый POC с финансовыми институтами на платформе APIX и 10 тыс. долл. за каждый последующий POC, при условии общего лимита в размере 80 тыс. долл. на компанию в течение всего срока действия гранта.
• 100%-ное финансирование заработной платы стажеров-­бакалавров (граждане + постоянные резиденты), участвующих в реализации POC. Лимит — 1000 долл. в месяц на одного стажера.
70%-ное финансирование поддержки экспериментов, разработки и распространения зарождающихся инновационных технологий в секторе финансовых услуг.

Сингапур продемонстрировал свой финтех-­ориентированный подход в период пандемии. Финансовые меры поддержки сбалансированы акцентом на образовании. Этот подход хорош тем, что, во‑первых, люди получают востребованные знания и навыки, а во‑вторых, также развивают экзистенциальные навыки, которые пригодятся вне зависимости от места работы и должности. К ним можно отнести умение учиться, способность переучиваться, способность ставить цели и достигать их, что стало критически важно в условиях кризиса. Кроме того, был облегчен доступ к инфраструктурным возможностям, что облегчит бремя пострадавших компаний. Подход дает финтеху не только готовую «рыбу», но и «удочку», чтобы компании могли адаптироваться к условиям и самостоятельно развиваться дальше.

В Европе наиболее гармоничный подход представили Франция, Великобритания и Германия, выделив средства на поддержку стартапов, чего не сделала, например, Испания. В отличие от Соединенного Королевства и Франции, Германия испытала большее падение, что может быть связано с тем, что в основном стартапы сосредоточены в берлинском хабе, а общество по-прежнему традиционно в части использования некоторых технологий. Например, люди привержены к наличным расчетам из соображений безопасности и невозможности следить за их платежным поведением. Поэтому финансовые стартапы могли сильно потерять в инвестициях.

 

Что в итоге?

Во время пандемии стартап-­экосистемы оказались в затруднительном положении. Многие из них требовали дополнительного капитала еще до начала коронакризиса. Тем не менее объем инвестиций даже во втором квартале 2020 года, на который, как уже отмечалось, пришелся пик пандемии, рос во всех регионах, кроме Азии.

Активно развивается Южная Америка, причем, судя по инициативам, это будет долгосрочный рост, который продолжится и после пандемии.

В условиях кризиса стартапы стали объединяться друг с другом, переориентировались на новые сферы (например, гиг-экономику), продолжают осваивать недообслуженные регионы (например, выход на южноамериканские рынки с долгосрочными планами цифрового развития). Несмотря на то что потребители начали чаще пользоваться цифровыми приложениями, они проявляли меньший интерес к услугам необанков, по всей видимости, отдавая предпочтение традиционным и давно известным финансовым компаниям.

Безусловно, экономики всех стран нуждались в помощи, а участники рынка — в поддержке государства и друг друга. Все страны так или иначе пытались поддерживать бизнес, но все делали это по-разному. Исключительным примером стал Сингапур, сформировав пакет мер, направленных на поддержку финансовой и финтех-­индустрии. В США или Испании, напротив, средства выделялись на бизнес в целом. Это стало барьером для многих стартапов в получении помощи. С одной стороны, такие практики могут быть связаны с тем, что государства не выделяют отдельно финтех и считают его одной частью с финансовой отраслью. С другой стороны, отдельная поддержка стартапов подразумевала бы другие критерии доступа к помощи. Таким образом, больше стартапов могли бы получить поддержку.

Подход Сингапура в поддержке финтеха примечателен также тем, что, помимо субсидирования зарплаты и поддержки экспериментов, внимание уделено поддержке лиц, которые проходят обучение. Это также стимул для многих людей адаптироваться к новым условиям и, несомненно, становиться более ценным и образованным кадром на долгую перспективу.

Однако все это наводит на ряд мыслей. Финтех изначально был панацеей от многих проблем, что, собственно, так и есть (в руках адекватного профессионала по крайней мере).

Безусловно, финтех в целом и его отдельные элементы, используемые в бизнесе, позволили подобным компаниям более безболезненно вой­ти в текущий кризис. Но вот позволит ли это также выйти из кризиса с наименьшими потерями — вопрос, который валидно будет анализировать только по концу 2020 года. А учитывая тот факт, что пандемия, геополитическая обстановка и кризис имеют отложенный характер влияния, есть все основания полагать, что итоги мы будем подводить в лучшем случае по результатам 2021 года.

Для самой же сущности «финтех» 2020 год может стать переломным. Мы увидим новую версию финтеха — бизнес начнет вкладывать совсем другое понятие в это слово. Более того, он теперь будет требовать от него более совершенных и практичных результатов. Произойдет некое переосмысление «полезности», причем не только финтеха, но и цифровизации в целом.

Финтех, создавая удобные сервисы, ускоряя многие экономические процессы и повышая финансовую доступность, оказался не способен решить более фундаментальные проблемы, которые связаны с политическими аспектами, мировыми экономическими и социальными структурными изменениями, а также банальным наличием свободных денежных средств для ведения экономической деятельности. Откровенно говоря, финтех и не должен решать подобные задачи, он выступает лишь инструментом (как, собственно, и другие производные цифровизации), который позволяет упростить и ускорить решение существующих проблем, но успех возможен только в совокупности с более практическими действиями! Возможно, мы просто слишком переоценивали возможности финтеха — постараемся не повторять этих ошибок в ближайшем будущем.

 

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных