Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №6 » 52 просмотра

Перевоплощение проекта BRICS Pay в 2020 году

В 2020 году Россия председательствует в БРИКС. Нашей стране достался очень сложный год для обеспечения результативности сотрудничества и построения фундамента для дальнейшего развития. Среди приоритетов председательства Российской Федерации в БРИКС в области финансов необходимо отметить содействие наращиванию потенциала Нового банка развития, а также развитие и интеграцию платежных систем стран БРИКС, считает Алексей Маслов, председатель группы пользователей SWIFT в России и сопредседатель комитета по платежным системам Ассоциации банков России.

Национальные платежные системы стран БРИКС

Время от времени появляются сообщения о том, что в рамках БРИКС будет создана единая платежная система с рабочим названием BRICS Pay. Разговоры об этом идут уже некоторое время. Сначала речь шла о возможной интеграции существующих в странах БРИКС карточных (розничных) локальных (национальных) платежных систем.

В 2019 году стало очевидным, что такой проект маловероятен. В России, Китае, Индии и Бразилии существующие системы хорошо развиты, и этот проект не вписывается в их стратегии.

Лет 15–20 назад ситуация с платежными системами в мире казалась простой и предсказуемой. Ведущие международные розничные платежные системы (карточные системы и системы денежных переводов без открытия счета) продолжали быстрое развитие, и становилось очевидным, что они выигрывают конкуренцию у локальных и региональных систем. Причины для этого заключались в том опыте, который уже накопили эти платежные системы, и возможности использовать этот опыт в развивающихся странах.

Необходимо отметить, что современные ведущие международные платежные системы (всего 7 сис­тем – 5 из США (Visa, Mastercard, Diners Club, Discover, American Express), одна из Японии (JCB) и одна из Китая (UnionPay) – также начинали свой бизнес на рынке только одной страны.

В 2002 году была создана национальная платежная система Китая China UnionPay. Инициаторами создания выступили Госсовет КНР и Народный банк Китая. Ее акционерами являются более 200 финансовых институтов, крупнейшему акционеру принадлежит не более 6% акций. Используя мощнейшие экономический и демографический потенциалы, а также покупательную активность населения и сложившиеся на тот момент условия в КНР, система очень быстро развивалась, и уже к 2010 году, по данным исследовательской компании Retail Banking Research, China UnionPay обогнала Visa и стала крупнейшей в мире карточной платежной системой по количеству эмитированных карт. Такое стремительное развитие, несомненно, оказало влияние на планы многих регуляторов и ведущих финансовых институтов.

В 2011 году в Бразилии возникла ассоциация Elo, фактически принадлежащая трем банкам (Banco do Brasil, Bradesco, Caixa). В 2012-м была создана система RuPay в Индии. В 2014 году в России была создана Национальная система платежных карт (НСПК), а первые карты «Мир» были эмитированы в декабре 2015 года. Уже сейчас карты «Мир» принимаются в Республике Армения, Южной Осетии, Беларуси, Кыргызстане, Казахстане и Турции.

На этом фоне платежную систему «Мир» корректнее называть региональной и имеющей реальные перспективы стать международной ПС по примеру UnionPay, а вовсе не локальной.

В создании локальных платежных систем страны БРИКС добились заметных успехов, что стало шагом на пути к цифровизации платежей

Таким образом, с 2002 по 2016 год было создано несколько национальных платежных систем в крупнейших странах мира. У каждой страны были на это свои причины. Но основная из них кроется в элементарном стремлении создать экономически обоснованную модель платежной системы страны.

Например, в Индии, где подавляющее большинство транзакций осуществляется внутри страны, создана собственная независимая карточная платежная система RuPay. Если платежи проходят через международные платежные системы, то за эти платежи необходимо платить по тарифам, устанавливаемым МПС. Если же они обрабатываются внутри страны, то тарифы могут регулироваться локально.

Возвращаясь к БРИКС, можно с уверенностью сказать, что в создании локальных платежных систем страны БРИКС добились заметных успехов, и это стало очередным шагом на пути к цифровизации платежей. Поначалу локальные платежные системы в ряде стран показывали весьма скромные результаты, и вряд ли можно было говорить о какой-либо серьезной конкуренции с их стороны с международными платежными системами. Но у локальных и у региональных платежных систем в последние годы появилась определенная гибкость и возможность лучше адаптироваться к местным условиям. В конечном счете им удается эффективно конкурировать за счет более гибких тарифов.

Индия. Пример RuPay

Рассмотрим как пример Индию. Решительные шаги по реформированию финансовой системы в этой стране были сделаны еще в конце XX века. На это время пришелся рост работающих в стране иностранных банков, появление кредитных карт, банкоматов и возможности обслуживания по телефону. Последний момент очень важен, так как проникновением интернета могли похвастаться далеко не все регионы страны, особенно отдаленные. Индия вошла в первую тройку стран мира по частоте использования телефонного и интернет-банкинга. Рекордный спрос на цифровые платежи был зафиксирован после проведения в стране демонетизации, когда из обращения было принудительно изъято более 80% наличных денег. Платежный рынок Индии в последние годы отличает появление новых форм дистанционного обслуживания через национальную инфраструктуру идентификации Aadhaar. А возможность платить со счетов через мобильные интерфейсы всерьез расширила потенциал населения с точки зрения использования новой инфраструктуры переводов.

России достался очень сложный год для председательства в БРИКС

Национальный резервный банк страны (Reserve Bank of India, RBI) сыграл ключевую роль в содействии развитию электронных платежей, сделав обязательной для банков маршрутизацию транзакций на крупные суммы через валовые расчеты в реальном времени (Real-time gross settlement, RTGS), а также путем учреждения Национальной электронной передачи средств (National Electronic Funds Transfer, NEFT) и Национальной электронной клиринговой службы (National electronic clearing service, NECS), которая стимулирует физлиц и юрлиц к переходу на цифровые расчеты.

Очевидно, что Индия является сегодня одним из самых быстрорастущих рынков безналичных платежей в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Финансовым институтам приходится постоянно продвигать электронные платежи, информируя потребителей о различных способах, с помощью которых они могут совершать транзакции: банкоматы, интернет, мобильные телефоны.

Благодаря усилиям Национального резервного банка сегодня более 75% всего объема транзакций в стране осуществляется в электронном формате, включая как валовые, так и розничные платежи. Из этих 98% приходятся на RTGS (крупные платежи), тогда как 2% – на розничные платежи.

Три с половиной года назад Национальной платежной корпорацией Индии был создан платежный интерфейс Unified Payments Interface (UPI), работающий в реальном времени. Его появление вызвало взрывной рост количества денежных переводов, в том числе за счет открытых API. Работа интерфейса основана на технологии IMPS (Immediate Payment Service), позволяющей пользователю быстро перевести деньги со своего банковского счета на счет другого пользователя.

Государственному банку Индии (SBI) суждено было стать первым банком в стране, создавшим полностью цифровой банк – SBI Digi Bank, не имеющий физической филиальной сети. Все операции и транзакции в этом банке проводятся в рамках ДБО в онлайн-режиме. Клиентам доступен интернет-банкинг и мобильный банкинг, которые включают в себя полный комплекс банковских услуг, в том числе открытие текущих и сберегательных счетов, страховых продуктов, кредита, паевые инвестиционные фонды и многое другое.

RuPay вполне сможет конкурировать по своим масштабам и по имеющемуся потенциалу с любым международным игроком

Национальная платежная система RuPay была запущена в 2012 году Национальной платежной корпорацией Индии (NPCI), продвигаемой RBI и Индийской ассоциацией банков (IBA). Первоначально работая в качестве НКО, RuPay ориентировалась на потенциальных клиентов из сельских и полугородских районов Индии. Это значительная часть населения страны. В перспективе система будет иметь гораздо более широкий охват, чем МПС, которые всегда использовались для расчетов по картам.

Учитывая, что Индия занимает второе место в мире после Китая по численности населения (в 2019 году в стране насчитывалось свыше 1,3 млрд жителей), можно ожидать, что со временем на этом рынке будет обращаться сопоставимое количество карт. Какая-то часть из них будет выпущена в рамках кобейджинга с МПС, какая-то – в виде локальных карточных продуктов. Так или иначе, RuPay вполне сможет конкурировать по своим масштабам и по имеющемуся потенциалу с любым международным игроком. В настоящее время МПС, которые становятся все более гибкими и инновационными, могут создавать альянсы и сотрудничать с локальными платежными системами. Например, недавно в Индии началась эмиссия карт «JCB – RuPay» – такие продукты будут популярны у индийцев, выезжающих в другие страны. «RuPay – JCB» работает как карта локальной платежной системы RuPay в банкоматах и POS-терминалах на территории Индии, а за пределами страны – как карта JCB в глобальной эквайринговой сети JCB, которая включает в себя порядка 30 млн ТСП, а также в глобальной сети банкоматов, принимающих карты JCB.

Следует отметить, что аналогично ситуация развивалась и в России, Китае и Бразилии. В России сегодня можно открыть карту Мир – JCB, Мир – Maestro или Мир-UnionPay и путешествовать с ней по всему миру. В Китае можно открыть карту UPI – JCB или UPI – Visa. В Бразилии выпускаются карты Elo – Discover. При этом необходимо отметить, что международные транзакции по таким кобейджинговым картам идут через МПС, но количество таких операций, как правило, составляет менее 1% общего количества платежей по данным карточным продуктам.

На этом фоне можно утверждать, что в интеграции платежных систем сегодня нет никакой необходимости – клиент и так может получить карту для международных операций в рамках того или иного кобейджингового проекта.

Новая концепция BRICS Pay – единый онлайн-кошелек

Однако вернемся к идее карточного проекта BRICS Pay. В 2019 году уже стало понятно, что какого-то единого шлюза или интеграции карточных платежных систем БРИКС создано не будет. И предложения в этой области стали меняться. Алексей Казарцев, участник группы по финансовым услугам делового совета БРИКС, советник Финансово-Бизнес Ассоциации ЕвроАзиатского Сотрудничества, в ходе ПЛАС-Форума СНГ «Финтех без границ. Цифровая Евразия», прошедшего в Минске в ноябре 2019 года, подтвердил в своем выступлении, что задача BRICS Pay – сделать так, чтобы национальные платежные системы стран БРИКС, ШОС и ЕАЭС взаимодействовали, и транзакции шли не через США. Предлагалась идея в рамках новой платежной системы создать электронный кошелек, куда будут загружены приложения Alipay, M-Pesa, RuPay, ArCa, ЭЛКАРТ (национальная платежная система Кыргызской Республики) и UZCARD. С его помощью потребитель может платить одним кошельком в любой стране, чья платежная система в нем представлена.

Единый онлайн-кошелек планировалось запустить в качестве пилотного проекта в Южной Африке. В рамках реализации проекта будет разработано приложение по аналогии с популярными Apple Pay и Samsung Pay. С помощью внутреннего функционала держатели карт смогут осуществлять платежи бесконтактным методом. Оплата покупок в любом уголке государств, входящих в группу, станет возможной при использовании одного лишь смартфона.

Итак, на повестке дня – разработка онлайн-кошелька BRICS Pay, в котором будет происходить привязка дебетовых или кредитных карт. Проект не подразумевает замену или дублирование национальных платежных систем.

Координатором рабочей группы по финансовым услугам Делового совета БРИКС со стороны России выступает Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Согласно заявлению, сделанному пресс-службой фонда, «РФПИ совместно с портфельными компаниями принимает активное участие в разработке проекта BRICS Pay. Портфельные компании РФПИ, а также партнеры фонда из Китая и Индии обладают экспертизой и технологиями, необходимыми для реализации проекта».

В свою очередь, Олег Прексин, вице-президент, участник целевой рабочей группы Делового совета БРИКС, заявил, что «первоначально интеграцию платежных систем планируется осуществить в рамках создания общей платформы для розничных платежей и переводов в странах БРИКС». На практике это будет реализовано в виде установленного на смартфон приложения, где можно будет оплатить покупку в любой стране БРИКС вне зависимости от валюты счета покупателя. По его словам, такой пилотный проект стартует в ЮАР уже в этом году.

Пока по этому проекту больше вопросов, чем ответов. На базе какого юридического лица это может быть реализовано? Очевидно, что у крупнейших игроков, таких как НСПК, нет интереса к участию в данном проекте. Кто будет финансировать разработку проекта по созданию онлайн-кошелька BRICS Pay и дальнейшей интеграции? Какая реальная польза от него самим держателям карт? В области использования платежных карт, существующих электронных кошельков и розничных платежей в наших странах нет серьезных проблем. При этом в области трансграничных расчетов между странами с использованием национальных валют и области расчетов при обмене валют ситуация совсем не такая хорошая. И этими вопросами нужно заниматься в первую очередь.

Создание аналога CLS для БРИКС как один из шагов по расширению сферы конвертируемости рубля и его значимости в международной торговле

В 2020 году нужно сфокусироваться на изучении возможностей для создания международной платежной системы для обеспечения валютных сделок (аналога платежной системы CLS – Continuous Linked Settlement), обслуживающей международные конверсионные валютные операции для БРИКС.

Для расширения расчетов в рублях со стороны нерезидентов требуется стремление совершать торговые и финансовые сделки в рублях и формировать рублевые сбережения, что невозможно без наличия ликвидного рынка рубля как достаточно развитого сегмента мирового валютного рынка, который в настоящее время не сформировался. Валютный рынок имеет большое значение для экономики любой страны, включая Россию. FX является самым глобальным и ликвидным классом активов в мире. Расчетный риск является наиболее высоким риском, с которым сталкивается индустрия, что непосредственно привело к созданию платформы непрерывных взаимосвязанных расчетов CLS в 2002 году.

Схема «платеж против платежа» (PvP) позволяет банкам – членам CLS торговать иностранной валютой, не принимая на себя связанный с этим процессом расчетный риск, в результате чего контрагент может потерпеть неудачу до выполнения своей части сделки.

CLS представляет собой международную систему конверсионных валютных операций. Данная платежная система создана ведущими дилерами валютного рынка (так называемой «Большой двадцаткой» – группой крупнейших коммерческих банков из восьми стран) в 1997 году. В 1999 году CLS Bank получил от американских властей лицензию, которая позволила ему проводить операции на валютном рынке. С ноября 2002 года акционерами CLS Bank стали 67 крупных финансовых институтов из 17 стран мира. Центральные банки многих стран активно поддержали инициативу создания подобного банка для международных расчетов. В поддержку выступили также Европейский центральный банк и Банк международных расчетов.

Особенностью расчетов через CLS является то, что в отличие от традиционной схемы межбанковских корреспондентских отношений, в которой контрагенты по сделке переводят друг другу проданные валюты через свои банки-корреспонденты, участники данной платежной системы осуществляют расчеты по своим сделкам через счета специализированного расчетного учреждения по конверсионным операциям – CLS Bank. Действуя по принципу PvP, CLS Bank осуществляет выплату купленной валюты только в случае получения проданной валюты. Данный механизм практически полностью устраняет риск потери основной суммы сделки. Трансграничные платежи, как правило, осуществляются медленнее и дороже, чем внутренние, при этом они более непрозрачны. Существует несколько способов потенциального улучшения трансграничных платежей. Один из них – оптимизация цепочек банков корреспондентов. Другой вариант заключается в замене платежных цепочек или их частей специализированными трансграничными или мультивалютными платежными системами. CLS является примером трансграничной мультивалютной системы. Среди акционеров CLS нет российских банков, и сроки присоединения рубля к системе CLS пока неизвестны. Создание аналога CLS для БРИКС можно осуществить на базе какого-либо существующего института (например, на базе Межгосударственного банка) или создать такую платежную систему с нуля. Пример создания НСПК показывает, что мы способны выстраивать сложнейшие платежные системы в кратчайшие сроки.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных