Сергей Путятинский, МКБ: «Важна правильная интерпретация данных»

О том, могут ли российские банки уже сегодня позиционировать себя как ИТ-компании, какие из недавно запущенных масштабных инфраструктурных проектов, включая Единую биометрическую систему и Систему быстрых платежей, будут способствовать развитию здоровой конкуренции и упростят жизнь клиентам, журнал «ПЛАС» беседует с Сергеем Путятинским, заместителем председателя правления Московского кредитного банка, курирующим работу ИТ-блока.

Сергей Путятинский, МКБ: «Важна правильная интерпретация данных»

ПЛАС: Насколько оперативно готовы сегодня банки реагировать на изменения потребностей клиентов? Как в ходе цифровой трансформации меняется роль ИТ-функций в банке?

С. Путятинский: Для российских банков цифровая трансформация – это в первую очередь сокращение time to market, важная задача, решить которую пытаются сегодня все. Однако, к сожалению, большинство игроков пока еще толком не умеет даже измерять этот самый time to market.

Второй момент – перевод сервисов в цифровой формат. Часто бывает так, что даже если услуга и предоставляется в электронном виде, большинство клиентов по-прежнему предпочитает использовать ее по старинке, приходя в офис. Предлагая возможность, необходимо сделать так, чтобы этой возможностью реально пользовались. И это должно зависеть не только от настроения или вкусов клиента, но и от его информированности и удобства пользования.

Поэтому сегодня мы смотрим на перечень услуг, которые пока не умеем оказывать в электронном виде, и стараемся переводить их в цифровой формат. Также МКБ разработал набор стимулирующих мер, которые направлены на то, чтобы перевести клиентские потоки в онлайн-каналы. Таким образом, меняется способ потребления услуг, что позволяет банку экономить. Год от года процент клиентов, которые будут пользоваться банковскими услугами исключительно в электронном виде, будет расти. И в этом отношении банкам важно не проспать свою целевую аудиторию.

ПЛАС: Зависит ли готовность банка к цифровой трансформации от размеров его бизнеса?
Какие факторы оказывают влияние на кредитную организацию при переходе на цифру?

С. Путятинский: Порог инвестирования, ниже которого инвестировать в цифровую трансформацию бесполезно, конечно же, существует. Но на практике кредитные организации, даже с относительно небольшими возможностями инвестирования, могут быть достаточно технологичными и максимально комфортно чувствовать себя в цифровом мире. Здесь все зависит от понимания и правильности взглядов руководства относительно того, как работают ИТ-системы, какие технологии необходимы банку, насколько адекватен практикуемый подбор узкоспециализированных кадров. Для этого достаточно проанализировать работу отделения, получить клиентский опыт самостоятельно – это самый простой и дешевый способ, который позволит сэкономить средства и время.

Банки, даже с небольшими возможностями инвестирования, могут максимально комфортно чувствовать себя в цифровом мире

Таким образом, большая часть банков может позволить себе спокойно переходить в цифровой формат. Просто кто-то будет разрабатывать собственные системы, а кто-то – пользоваться существующими доступными сервисами.

К сожалению, часто получается так, что средства, которые вкладываются в развитие той или иной технологии, не окупаются. Автоматизируется то, что автоматизировать было вовсе не обязательно. Это еще одна большая головная боль для банков. Если бэк-офисные подразделения начинают командовать банком, возникает ситуация, когда деньги тратятся без учета элементарной экономической целесообразности. В таком формате для перехода в цифру и реализации какой-либо цифровой трансформации планка инвестирования может оказаться очень высокой, притом что эффективность этих самых вложений в ИТ будет низкой. Если же банку удастся спрямить коммуникации, сокращая расстояние между руководителями, которые что-то хотят, и исполнителями, которые конкретно что-то делают, можно добиться очень хороших результатов.

ПЛАС: Можно ли ожидать того, что в результате технологических изменений ИТ-подразделения из обеспечивающих станут зарабатывающими?

С. Путятинский: ИТ может стать зарабатывающим подразделением в том случае, если там появляется самостоятельное бизнес-направление, которое курирует ИТ-директор или член правления, отвечающий за технологии. Это может быть направление по монетизации данных, аутсорс ИТ-систем и сервисов, электронный бизнес (электронная коммерция, эквайринг и т.п.) – в этом случае они являются профит-центром.

Банки вкладывают средства в создание новых продуктов, которые потенциально позволят либо заработать, либо хотя бы снизить издержки

Еще один вариант – формат матричных команд, когда бизнес и ИТ объединяются в некую команду, которая работает над конкретным продуктом, и каждый член (продуктовый менеджер, разработчик, тестировщик) имеет KPI как на зарабатывание денег, так и на привлечение клиентов. Чаще всего это происходит в интернет- или мобильным банкинге, когда продуктом считается некий канал обслуживания клиентов, и, соответственно, деньги, которые через этот канал поступают, являются объектом управления. В последнее время такой подход  практикуется все чаще. Необходимо понимать, что ИТ-направление неоднородно. Одни специалисты работают на заказчиков, связанных с зарабатыванием денег, другие – на бэк-офис или на поддерживающее подразделение. В любом случае ИТ – это инвестиции в будущее. Банки вкладывают средства в создание новых продуктов, которые потенциально позволят либо заработать, либо – хотя бы снизить издержки. Поэтому, увеличивая инвестиции, важно четко следить за их эффективностью. Правильную модель ИТ-директор может отстроить только во взаимодействии с ключевыми представителями бизнеса, и поэтому они должны разговаривать на одном языке и находиться в одном органе управления – правлении или совете директоров. Директор по ИТ должен иметь возможности для того, чтобы его голос был слышен, при этом он обязан четко понимать стоящие бизнес-задачи.

ПЛАС: Разделяете ли вы мнение, что банки сегодня уже выступают в роли технологических компаний?

С. Путятинский: На самом деле технологии важны не для всех банков, поскольку существуют разные форматы деятельности. Конечно, если бизнес кредитной организации сильно зависит от технологий, ее можно, условно, считать технологической компанией. Какие признаки здесь могут быть? Прежде всего структура специализируется на предоставлении цифровых продуктов и сервисов. Когда цифровая трансформация в банке реализована, клиенты могут получать любую услугу в электронном виде, и зависимость от технологий в этом случае высока. Это означает колоссальные инвестиции в ИТ и большое количество специалистов, которые эти технологии разрабатывают, развивают и сопровождают.

Существует также мнение, что технологическая компания – это место, в котором все службы прекрасно разбираются в вопросах технологий. Например, если ИТ совместно с бизнес-подразделением создают новый высокотехнологичный и очень удобный продукт, а юристы и комплайнс начинают при этом вставлять «палки в колеса», то ничего не получится. Поэтому уровень владения технологиями бэк-офисных подразделений также определяет технологичность компаний. Если юристы при словосочетании «продажа данных» падают в обморок, то ни о какой технологичности компании говорить нельзя. Это очень важный фактор.

ПЛАС:Насколько важна роль регулятора в развитии финансовых технологий? Какие из них видятся наиболее перспективными для банков?

С. Путятинский: Банк России признает важность развития технологий и сегодня занимает проактивную позицию в плане их разработки и внедрения в банковском секторе. Внутри ЦБ сформирован департамент финансовых технологий, а за периметром создана специальная площадка – Ассоциация развития финансовых технологий (АФТ). На мой взгляд, правильно определены повестка и дорожная карта реализации проектов – Система быстрых платежей (СБП), Единая биометрическая система и открытые API. Еще один важный проект – сбор отчетности в онлайне, так называемый «операционный день». Его реализация позволит банкам не формировать отчетность, а выгружать определенный набор исходных данных, на базе которых регулятор будет делать некую аналитику. Это новый уровень работы с регулятором в отношении передачи данных и отчетности о деятельности кредитных организаций.

ПЛАС:Сегодня некоторые участники рынка озвучивают ряд вопросов в отношении дальнейшей реализации проекта Единой биометрической системы. Часть экспертов говорят о необходимости придания дополнительного импульса этому проекту. Ваше мнение на этот счет?

С. Путятинский: 10 лет назад в рамках реализации проекта gosuslugi.ru была предложена авторизация пользователей через Единую систему идентификации и аутентификации (ЕСИА). В то время также хватало критики на тему того, что в системе мало активных пользователей, и проект не полетит. Однако в результате предпринятых государством шагов (например, появилась возможность оплачивать штрафы и налоги), в ЕСИА зарегистрировалось больше половины экономически активного населения страны.

Уверен, что и в случае с ЕБС такое правильное решение будет найдено, пусть на это и понадобится какое-то время. Кроме того, все участники проекта прекрасно понимают, что массово загонять клиентов в биометрическую систему рискованно еще и с технической точки зрения, ведь любая технология требует отладки.

ПЛАС: Каковы перспективы запуска финансового маркетплейса? Почему проект до сих пор не запускают в промышленную эксплуатацию?

С. Путятинский: На мой взгляд, это технологически очень привлекательная история. Однако, в отличие от биометрии, которая позволит банкам, например, существенно сэкономить на выпуске карт в пластиковом форм-факторе, включая персонализацию и логистику, экономика маркетплейса не столь очевидна. В цепочку распределения стоимости встраивается целый ряд новых участников (витрины, агрегаторы, платформы, системы, регистратор финансовых транзакций, который выполняет функцию электронного нотариата), которые должны получать какие-то деньги на свое существование. И встает вопрос, кто будет платить – либо сами клиенты, либо банки, у которых маржинальность в розничном бизнесе постоянно падает за счет все тех же самых технологических сервисов. Вопрос пока остается открытым.

ПЛАС:Насколько популярным среди клиентов будет сервис P2P-переводов через СБП? Когда Московский кредитный банк станет участником этой системы?

С. Путятинский: Многое, если не все, будет зависеть от конечных тарифов на данную услугу. Если СБП даст клиенту возможность мгновенно переводить денежные средства в любой банк, в любую систему за небольшую комиссию, то, естественно, он ею будет регулярно пользоваться.

Мы планируем подключиться к СБП в ближайшее время.

ПЛАС:До конца ноября 2019 года в России планируют запустить в опытную эксплуатацию инфраструктуру цифрового профиля российского гражданина, которая будет аккумулировать большую массу данных. Насколько эта инициатива будет полезна для банков?

С. Путятинский: Самым первым профилем для банков стал «слепок клиента-физлица» в Бюро кредитных историй. Сейчас таких официальных источников с информацией о физическом лице порядка трех десятков. Осознанный процесс накопления информации о людях и организациях продолжается более 15 лет. Цифровой профиль постоянно обогащается, важно научиться правильно его использовать. Данные сами по себе ценностью еще не обладают, ценностью обладает знание. Очень важны правильная интерпретация данных и извлечение из них конкретных, необходимых для решения бизнес-задач знаний.

ПЛАС:Какие риски таит в себе стремительное изменение бизнес-моделей в банковской отрасли
с точки зрения задач обеспечения безопасности?

С. Путятинский: Самый серьезный риск – пойти на поводу у хайпа, потратить много денег с нулевой эффективностью, нанять дорогих Chief Data Officer’s и специалистов, и ничего взамен не получить. К сожалению, сейчас много соблазнов и при этом мало понимания. На неправильных инициативах, на отвлечении инвестиций от реального бизнеса можно потерять уйму денег. И именно это, на мой взгляд, таит самую главную угрозу.

Значимость ИТ будет повышаться, как следствие, давление на ИТ-руководителей будет постоянно увеличиваться

Дальше по приоритету выделил бы киберугрозы – в новых технологиях объективно существуют «баги», культура выявления которых пока не очень развита, но уже есть практика вывода в промышленную эксплуатацию сырых продуктов. Пусть дефекты быстро исправляются, но они успевают нанести большой, а порой и непоправимый вред репутации кредитной организации и доверию населения к банковской системе в целом.

ПЛАС:Какие ИТ-процессы банкам следует сегодня передавать на аутсорсинг, а какие – нет? Каково, на ваш взгляд, оптимальное число ИТ-специалистов внутри банка?

С. Путятинский: В банке невозможно и нецелесообразно делать абсолютно все исключительно своим штатом сотрудников. Необходимо заниматься только тем, в чем действительно хорошо разбираешься. А все «ненужное» стоит передавать на аутсорсинг. Однако все бизнес-значимые системы должны разрабатываться либо целиком своими силами, либо собственная компетенция должна быть доминирующей. Нельзя отдать на аутсорсинг то, что отличает вас от остальных – ваше основное конкурентное преимущество. Это все равно что отдавать свой бизнес другому. Поэтому здесь, конечно, важно обладать собственными компетенциями и штатом.

Аутсорсинг – это либо какое-то коммодити, что отвлекает от основной деятельности, либо некие разовые вещи, крупные проекты, когда необходимо временно увеличить ресурс, а потом его резко сжать.

ПЛАС:Какими принципами должен руководствоваться банк при выборе поставщика решений для своей IT-инфраструктуры?

С. Путятинский: В первую очередь это должен быть не маркетинговый эффект, а репутация компании, которая подкрепляется в том числе реализованными проектами. Также очень важно, чтобы партнерство было обоюдовыгодным. Причем это должна быть некая середина, когда банк занимает какой-то приличный процент в бизнесе партнера – не исчезающе маленький, но и не слишком большой, – 3–7%, чтобы обеспечить стабильность бизнеса обеих сторон.

ПЛАС:Существуют ли у банков сейчас какие-то проблемы с кадровым потенциалом, и как вы их решаете в МКБ?

С. Путятинский: Такая проблема есть. Мы развиваем региональный офис, улучшаем условия труда и наращиваем опции соцпакета. Разработали матричную организацию, когда специалисту-инженеру достаточно просто перемещаться между командами, пробуя себя в разных проектах и технологиях. Это мотивирует людей, позволяет им чувствовать себя комфортнее. МКБ – это место, где можно реализовать много различных возможностей и инициатив.

ПЛАС:Как изменится, по вашему мнению, банковская ИТ-сфера в ближайшей перспективе? На что будет делаться основной фокус?

С. Путятинский: Продолжится дальнейшая миграция банков в цифровое пространство, будет усиливаться конкуренция за клиента. С точки зрения технологий, в ближайшее время  массовой технологией станут биометрия, мгновенные переводы, открытые API. Количество физических точек присутствия банков продолжит сокращаться. Значимость ИТ будет повышаться, как следствие, давление на ИТ-руководителей будет постоянно увеличиваться. С одной стороны, им будет необходимо подбирать новых ИТ-специалистов, мотивировать их, с другой – цена последних будет расти. Получается, что при растущем уровне технологий актуальность обеспечения эффективности бизнеса многократно возрастает.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных