РЫНОК МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ скромное обаяние глобализации

РЫНОК МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ скромное обаяние глобализации

Процессы реструктуризации политических, социальных и бизнес-систем, совокупность которых, несмотря на все разнообразие обстоятельств, стоящих за каждым из них, с легкой руки СМИ принято сегодня называть глобализацией, не могли не найти свое отражение в такой чувствительной ко всякого рода переменам сфере бизнеса, как рынок мобильной связи. По мнению ряда экспертов, нынешний, 2002г. может стать этапом так называемой внутренней консолидации крупнейших мировых операторов сотовой телефонии, целью которой станет значительное расширение абонентской базы каждого из них путем развития новых трансграничных сервисов, предоставляемых на основе как новых, так и уже имеющихся технологических платформ. Учитывая, что одной из наиболее широко востребованных услуг такого рода станут мобильные платежи, нетрудно догадаться – речь идет ни больше ни меньше как о начале глобальной экспансии телекоммуникационных компаний в ту сферу бизнеса, которая традиционно считалась вотчиной банковского сообщества. Поскольку в России развитие рынка мобильной связи происходит в том же направлении, что и во всем мире, журнал “ПЛАС” счел уместным предложить вниманию своих читателей краткий анализ нынешней ситуации в этом сегменте мирового бизнеса, а также внутренней подоплеки тех глубинных процессов, которые в общих чертах можно было бы охарактеризовать как “беспроводную глобализацию”.

Мировая экспансия – дело тонкое Чем более развитым становится рынок мобильной связи, тем больше его участники становятся частью всемирного процесса. Таким образом, глобализация в этом секторе видится неизбежной. Однако, исходя из оптимистичного характера материалов, ежедневно публикуемых большинством СМИ, может сложиться абсолютно превратное впечатление, что нет ничего проще, чем следовать по этому пути. Как говорят эксперты, глобализация бизнеса – это вещь, о которой очень просто говорить и которую чрезвычайно сложно реализовать на практике.

Прежде операторам с “глобалистскими” устремлениями часто мешали национальные границы, технологическая несовместимость, культурологические различия и антагонистическая корпоративная практика. Однако за последние 12-18 месяцев все эти препятствия по своей значимости уступили проблемам чисто финансового характера. Ряд объективных обстоятельств (подробнее читайте о них Электронная коммерция 30 Процессы реструктуризации политических, социальных и бизнес-систем, совокупность которых, несмотря на все разнообразие обстоятельств, стоящих за каждым из них, с легкой руки СМИ принято сегодня называть глобализацией, не могли не найти свое отражение в такой чувствительной ко всякого рода переменам сфере бизнеса, как рынок мобильной связи. По мнению ряда экспертов, нынешний, 2002г. может стать этапом так называемой внутренней консолидации крупнейших мировых операторов сотовой телефонии, целью которой станет значительное расширение абонентской базы каждого из них путем развития новых трансграничных сервисов, предоставляемых на основе как новых, так и уже имеющихся технологических платформ. Учитывая, что одной из наиболее широко востребованных услуг такого рода станут мобильные платежи, нетрудно догадаться – речь идет ни больше ни меньше как о начале глобальной экспансии телекоммуникационных компаний в ту сферу бизнеса, которая традиционно считалась вотчиной банковского сообщества. Поскольку в России развитие рынка мобильной связи происходит в том же направлении, что и во всем мире, журнал “ПЛАС” счел уместным предложить вниманию своих читателей краткий анализ нынешней ситуации в этом сегменте мирового бизнеса, а также внутренней подоплеки тех глубинных процессов, которые в общих чертах можно было бы охарактеризовать как “беспроводную глобализацию”. РЫНОК МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ скромное обаяние глобализации Александр Корн, эксперт журнала “ПЛАС” в материале “Рынок SIM-карт: от ледникового периода – к эре альянсов”, “ПЛАС” №3/2002) остановил экспансионистские устремления операторов и заставил их сконцентрироваться на внутренних проблемах.

В результате ранее прогнозируемые новые волны консолидации на практике оказались не более чем “бурей в стакане воды”, и хотя некоторые шаги в этом направлении периодически предпринимались, подавляющее большинство из них даже с натяжкой нельзя было назвать значительными событиями. Одним из первых “сигналов опасности” стала неудача компании Orange в выводе своих акций на биржу (IPO) в феврале 2001 г. Также задержались IPO компаний T-Mobile, Verizon Wireless, KPN и Vodafone’s Asia Pacific. Неудачи с привлечением капитала привели к существенному охлаждению рынков в Африке и на Ближнем Востоке, в некоторых регионах Азии и даже в Латинской Америке.

Межнациональные объединения действительно ушли на второй план, но, по мнению аналитиков, 2002 г. может стать годом внутренней консолидации среди мобильных операторов. Ведь конкуренция на большинстве рынков сегодня настолько высока, что заметно сдерживает их нормальное развитие. Так, например, ярким примером тому может служить ситуация в Германии и США. Начал сокращаться сильно фрагментированный до последнего времени индийский рынок мобильной связи. Сдержанный энтузиазм операторов в Гонконге на 3G-аукционе многими экспертами также был истолкован как преддверие слияний.

Европа: “большая тройка” в поисках “четвертого элемента”
Ожидаются слияния и более крупного масштаба. Аналитики предполагают, что некий европейский оператор второго эшелона путем слияний и приобретения может стать в один ряд с “большой тройкой” Европы – Vodafone, France Telecom (FT) и Deutsche Telekom (DT). При современном состоянии рынка такое событие вряд ли произойдет раньше, чем в самом конце 2002-го, а скорее всего – в начале 2003 г., но вероятность его достаточно велика.

Первым кандидатом на роль этого “четвертого элемента” могла бы стать голландская компания KPN, однако у нее сейчас нелегкие времена. Неудавшееся слияние с компанией Belgacom в 2001 г., по некоторым слухам, было вызвано совершенно катастрофическим падением стоимости акций компании KPN в 20 раз с марта 2000 г.: руководство Belgacom стало претендовать на руководящие посты во вновь образованной структуре. Переждав неудачу, руководство KPN в начале 2002 г. заявило, что открыто к переговорам о слиянии даже в том случае, если компания потеряет независимость и имя.

Второй кандидат – Telecom Italia Mobile (TIM), однако пока компания озабочена внутренними проблемами. В Telecom Italia идет перестройка после сложного приобретения Olivetti и диверсификация бизнеса, в частности, проданы 27% акций в испанской телекоммуникационной группе Auna, ведутся переговоры о продаже 25% акций австрийского оператора Mobilkom и незначительной доли акций французского оператора Bouygues. Стратегическая задача Telecom Italia – разобраться с колоссальными долгами Olivetti и сконцентрировать TIM на своих основных рынках – Италии и Латинской Америки.

Третий возможный претендент на роль “супероператора” – компания mmO2. Но и ей до последнего времени серьезно мешали собственные внутренние проблемы. Однако после реструктуризации компания остается очень перспективным партнером для союза с другим оператором. Эксперты даже называют возможного кандидата на этот союз – компанию Telefonica, поскольку компания mmO2 сильна в тех областях, где Telefonica слабее. При этом для mmO2 очень привлекательным фактором являются сильные позиции Telefonica в Латинской Америке. Основная проблема на этом пути заключается в том, что такая попытка слияния уже предпринималась и кончилась неудачей. Нетрудно предположить, что перед следующей попыткой броситься друг другу в объятия оба участника вначале “семь раз отмерят”. Повлиять на ситуацию может развитие событий в Латинской Америке, где в ближайшие месяцы будут приняты решения о выдаче лицензий на сети третьего поколения.

Немецкий подход к 3G
Наиболее перспективным рынком в Европе для работы 3G-сетей сегодня является Германия. Однако такие факторы, как наличие в стране шести 3G-операторов-конкурентов (консорциум Group 3G, действующий под торговой маркой Quam и принадлежащий испанской компании Telefonica и финской Sonera, T-Mobile International, подразделение Deutsche Telekom, E-Plus Mobilfunk, VIAG Interkom, MobilCom и контролируемая Vodafone компания D2), а также уменьшающиеся прибыли каждого из них представляют собой колоссальную проблему на пути развития этого направления. Телекоммуникационные и финансовые аналитики высказывают мнение, что полноценные слияния на немецком рынке мобильной связи пошли бы ему на пользу перед началом полноценной коммерческой эксплуатации 3G-сетей. Вместе с тем стремление к объединению может быть несколько охлаждено последними решениями немецких регулирующих органов о совместном владении лицензиями. Однако интерес у инвесторов со всего мира к акциям немецких мобильных операторов не спадает, несмотря на то, что они терпят сегодня колоссальные убытки. Более того, перспективы слияния делают эти акции еще более привлекательными в глазах инвесторов. Так, оператор Mobilcom (в котором телекоммуникационный гигант Orange контролирует 28,5% акций) изучает вопрос слияния с E-plus. Хотя владелец Eplus (упоминаемая ранее компания KPN) не раз заявлял, что не собирается продавать эту часть своих активов, его ухудшающееся финансовое положение может положительно повлиять на развитие ситуации.

О немецком рынке мобильной связи в последнее время говорят достаточно много, но при этом нельзя забывать, что рекордсменом по популярности по-прежнему остается Скандинавия. Местные компанииоператоры вызывают массу пересудов, но пока единственным признаком консолидации на здешних рынках являются приобретение компании Sonera компанией Telia и рассуждения о дальнейшем приобретении датской компании TeleDanmark для создания телекоммуникационного гиганта “Nordic Telecom”. Препятствием на пути к слияниям становится высокая степень социальной защиты скандинавского населения (взаимопоглощения неизбежно приведут к сокращению числа рабочих мест) и значительная доля государства в капитале скандинавских телекоммуникационных операторов.

Проблемы китайской “мобильной революции”
Подобная ситуация, наблюдаемая в скандинавских странах, – далеко не исключение. Политические аспекты и позиции, занимаемые правительственными структурами, представляют собой существенное препятствие на пути стремления мобильных операторов к мировой экспансии практически во всех странах мира, и наиболее выражена эта тенденция в Китае.

Вступление КНР в ВТО в этом году породило весьма радужные надежды у инвесторов, поскольку регион имеет все шансы стать самым крупным в мире рынком мобильной связи: вначале – по числу абонентов, а в будущем – и по объему прибыли. Тем не менее такой авторитетный эксперт, как директор Gartner Group Френч Колдуэлл (French Caldwell), подчеркивает, что, несмотря на инвестиционную привлекательность китайского рынка и большое количество имеющейся в этом регионе квалифицированной рабочей силы, обилие законодательных актов, регулирующих норм и коррупция чиновничества сводят на нет все перечисленные преимущества.

Поскольку Китай является членом ВТО, иностранным поставщикам услуг теоретически разрешено иметь до 25% акций в капитале любого китайского оператора в Пекине, Шанхае или провинции Гуанжоу. После первого года успешной работы возможный размер инвестиций может быть увеличен до 35%, а география присутствия расширена. Через три года доля акций иностранного инвестора может вырасти до 49%, а через пять – будут сняты все географические ограничения. Однако на деле Китай приветствует иностранные инвестиции, но отнюдь не иностранное присутствие. Поэтому единственным пока реальным шагом на этом пути являются 2,2% акций, купленных Vodafone в China Mobile. Несмотря на это, руководства мировых телекоммуникационных гигантов в один голос твердят о намерении увеличивать свое присутствие в Китае, подчеркивая, однако, что делаться это будет постепенно и взвешенно.

Вступление КНР в ВТО в этом году породило весьма радужные надежды у инвесторов, поскольку регион имеет все шансы стать самым крупным в мире рынком мобильной связи

Помимо NTT DoCoMo, уже владеющего небольшой долей в China Unicom и собирающегося делать значительные вложения в Китай, ни у одного другого оператора нет сегодня финансовых резервов для серьезных инвестиций в местный мобильный рынок. Кроме того, самим китайским телекоммуникационным компаниям предстоит серьезная реорганизация: правительство планирует сократить максимальное число операторов во всех регионах до четырех. Предполагается, что двумя из оставшихся счастливчиков окажутся нынешние операторы GSM China Unicom и China Mobile, а два других планируется создать на основе выделения некоторых подразделений китайского монополиста фиксированной связи China Telecom в отдельные северную и южную компании. Характерно, что эксперты склонны считать подобную реструктуризацию попытками правительства осложнить приход новых игроков на китайский телекоммуникационный рынок.

Япония стоит JT?
Если инвестиции в китайский рынок для компании Vodafone – дело будущего, то его активность в Японии достигла максимума уже сегодня. Эксперты отмечают, что независимо от состояния рынка и собственных внутренних затруднений, компания Vodafone (число пользователей которой по всему миру уже превысило 100 млн. чел.) ежегодно осуществляет как минимум одно крупнейшее приобретение для своей мировой экспансии. Так, в 1999г. таким приобретением на рынке США стала компания Airtouch, в 2000г. покупка части Mannesman значительно укрепила европейские позиции Vodafone, в сентябре 2001г. к ней перешел полный контроль над Japan Telecom (JT), и эта сделка стала крупнейшим приобретением иностранной компании в Японии.

Мобильное подразделение JT – JPhone – имеет сегодня самый высокий показатель уровня ежемесячной оплаты услуг связи среднестатистическим абонентом (ARPU) среди всех компаний группы Vodafone, и во многом благодаря своим сервисам передачи мультимедийных данных. Некоторые аналитики сомневались в целесообразности данного приобретения для Vodafone, обращая внимание на слабый “проводной” бизнес JT и трудности J-Phone с выводом 3G-сети на прибыльность. Поэтому логичнее всего будет предположить, что для руководства Vodafone наиболее важным аргументом в случае с JT была сама возможность присутствия на этом перспективнейшем мобильном рынке с опережением главных конкурентов – FT и DT.

США: вход только для MNVO.
Получившую в последнее время достаточно широкое распространение модель MNVO (Mobile Virtual Network Operator) в настоящий момент все чаще признают оптимальным средством для проникновения европейских телекоммуникационных компаний на американский рынок, поскольку сегодня очень сложно и дорого приобрести компанию-оператор в США. Его суть заключается в том, что зарубежная компания не приобретает в собственность частотный спектр своего американского партнера-оператора, а берет его в аренду в качестве MNVO, сохранив при этом полный контроль над взаимоотношениями с подключенными к ней абонентами и системами тарифов и биллинга. Деятельность компании-MNVO по своей сути напоминает работу реселлера: она покупает у мобильного оператора трафик и перепродает его клиентам. Используя узнаваемость своего брэнда и собственные каналы дистрибуции, MNVO может при этом продавать трафик несколько дороже, неплохо зарабатывая на получившейся разнице.

В некоторых европейских странах есть примеры того, как в качестве MNVO начинают выступать торговые сети, предлагая услуги сотовой связи в комплекте со своими товарами и сервисом. Данный метод весьма популярен в сетях GSM в Европе и постепенно начинает внедряться в США.

По мнению аналитиков, помимо модели MNVO, иные подходы к экспансии иностранных операторов на рынок мобильной связи США сегодня просто неэффективны, кроме того, ситуация может усугубиться процессами его внутренней консолидации, которые, по мнению экспертов, начнут активизироваться в 2003 г. Так, Verizon Wireless, AT&T Wireless и Cingular, скорее всего, будут поглощать менее крупные компании, такие как Triton, Dobson и Western Wireless.

Вероятнее же всего, рынок США в обозримом будущем будет базироваться на четырех-пяти больших компаниях-операторах мобильной связи. Активная экспансия американских операторов на европейский и азиатский рынок возможна, но маловероятна, учитывая их существенное отставание в сфере передачи данных и общий невысокий энтузиазм населения США к новым возможностям мобильной телефонии.

В свою очередь, интерес европейцев к американскому рынку тормозится технологической несовместимостью. Никто из Европы пока не собирается покупать Cingular или AT&T Wireless, хотя mmO2 называется экспертами как возможный партнер AT&T. Слухи о контактах BT и AT&T не подтвердились. Компанию Orange связывают c компанией Sprint, однако этот союз маловероятен хотя бы потому, что Sprint работает в стандарте CDMA, и международный роуминг для объединенных пользователей Sprint/Orange вызвал бы определенные сложности с налогообложением.

Аналогична методу MNVO и модель сотрудничества Sprint и Virgin Mobile (последняя выступает в этом альянсе в роли MNVO и арендует трафик у Sprint), которая вызвала всплеск спекуляций на тему о популярности такого пути для операторов, заинтересованных в расширении своего присутствия на мировом рынке до глобальных масштабов. Однако следует отметить, что в подавляющем большинстве случаев дело пока ограничивается лишь рассуждениями на эту тему. Еще одной возможностью международной экспансии для операторов является так называемый “брэнд-франчайзинг”, то есть передача прав на использование своего brand-name другой компании. Так, компания Orange уже подписала франчайзинговые соглашения с израильской компанией Partner, получившей в результате официальный статус “провайдера услуг мобильной связи под брэндом компании Orange”.

Скромное обаяние глобализации
Операторы сегодня не считают глобальную экспансию первоочередной задачей, поскольку концентрируют свои усилия на повышении ARPU и прибыльности. При этом все они прекрасно понимают, какие преимущества в конкурентной борьбе дают глобальное присутствие и размер компании, прежде всего благодаря экономии на издержках. Чем больше размер контракта с поставщиками – будь то Nokia или Ericsson, – тем большие скидки получает оператор. Пока такими преимуществами пользуется лишь компания Vodafone. Представители T-Mobile неоднократно заявляли, что увеличение размеров бизнеса посредством приобретений – стратегическая задача их компании в ее конкуренции с Vodafone. У France Telecom крупнейший в Европе долг, но при этом ее подразделение Orange активно расширяется, разумеется, в тех случаях, когда это выгодно. Японская NTT DoCoMo пока ведет очень сдержанную политику в области экспансии, но эксперты считают, что распространение i-mode будет происходить более агрессивно.

Итак, телекоммуникационная индустрия переводит дыхание, готовясь к новому рывку на мировой рынок. И глобализация может стать его ключевым моментом.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 4 (74) ’2002 стр. 30

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных