Отдельные правовые проблемы использования банковских карт

Отдельные правовые проблемы использования банковских карт


В предлагаемой вашему вниманию статье мы хотим рассмотреть такие актуальные правовые вопросы использования банковских карт, как
правомерность требований организаций торговли и сервиса к держателям карт о предъявлении паспорта при совершении операций с банковскими картами, а также способы изменения договора о выдаче и использовании банковской карты, заключенного с физическим лицом.

Правомерность требований
организаций торговли к держателям
карт о предъявлении паспорта
при совершении операций

При совершении операции оплаты
с использованием банковской карты
товаров (здесь и далее – также работ,
услуг) в организации торговли ее сотрудники могут потребовать у держателя карты предъявить паспорт или
иной документ, удостоверяющий
личность. В случае непредъявления
указанного документа в совершении
операции может быть отказано.
В связи с этим встает вопрос о правомерности данного требования.

Статья 312 Гражданского кодекса
Российской Федерации (далее также – ГК) устанавливает, что “если
иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев
делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать
доказательств того, что исполнение
принимается самим кредитором или
управомоченным им на это лицом,
и несет риск последствий непредъявления такого требования”.

По обязательству о составлении
расчетного документа для последующей оплаты предоставляемых держателю товаров организация торговли
является обязанным лицом, то есть,
языком Гражданского кодекса, –
должником, а держатель карты – лицом, имеющим право на чужие действия, то есть кредитором.

В приведенной статье говорится
о том, что при составлении расчетного документа с использованием
карты организация торговли имеет
право удостовериться в том, что исполнение обязательства принимается надлежащим лицом, иными словами, в том, что лицо, указанное на
банковской карте, является лицом,
совершающим операцию.

Гражданский кодекс не детализирует, каким образом можно удостовериться в личности кредитора
(в данном случае – держателя карты).
Однако из ст. 309 ГК следует, что обязательства должны исполняться,
в том числе, в соответствии с обычаями делового оборота или иными
обычно предъявляемыми требованиями. Согласно общераспространенной практике, которую можно охарактеризовать как “обычай делового
оборота” (см. ст. 5 ГК) или “иные
обычно предъявляемые требования”,
сотрудник организации торговли
должен сличить подпись на расчетном документе (слипе, чеке электронного терминала) и на оборотной стороне карты. Однако этого может быть недостаточно.

Наиболее эффективным средством идентификации личности кредитора является предъявление документа, удостоверяющего его личность. Пункт 1 Указа Президента Российской Федерации от 13 марта
1997 г. № 232 “Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина Российской Федерации на
территории Российской Федерации”
устанавливает, что основным документом, удостоверяющим личность
гражданина Российской Федерации
на территории Российской Федерации, является паспорт гражданина
Российской Федерации.

Однако, как следует из формулировки Указа, паспорт гражданина
Российской Федерации является основным, но отнюдь не единственным документом, удостоверяющим
личность.

Как констатируется в Письме Банка России от 19 июля 2002 г. № 31-13/1456 по рассматриваемой проблематике, адресованном АРБ, “…в российской правовой системе отсутствует единый нормативный акт
(федеральный закон), устанавливающий виды основных документов,
удостоверяющих личность физического лица”1. Представляется возможным согласиться с выводом, сделанным в указанном Письме, о том, что
“…удостоверяющие документы должны отвечать определенным критериям, а именно: выдача соответствующих документов должна быть предусмотрена нормативными актами,
а также производиться специально
уполномоченными на то органами
государственной власти Российской
Федерации”.

Для определения видов документов, удостоверяющих личность, в качестве информации можно использовать перечни таких документов,
установленные различными ведомственными нормативными актами.
Наиболее полным является перечень, содержащийся в Письме Министерства Российской Федерации
по налогам и сборам от 1 апреля
2002г.№СА-6-05/394@ “О применении кодов видов документов, удостоверяющих личность налогоплательщика”. Данный перечень используется при составлении различных налоговых деклараций,
воспроизводится он и в документах
иных ведомств2. Указанным перечнем мы рекомендуем руководствоваться в рассматриваемом случае,
с необходимыми корректировками
он приводится ниже.

В дополнение к приведенному перечню можно отметить, что согласно
ст. 7 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ “О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию” к документам, удостоверяющим личность,
относится служебный паспорт гражданина РФ. Правоприменительная
практика в качестве документа, удостоверяющего личность, рассматривает водительские права.

Таким образом, требование сотрудников организации торговли
о предъявлении держателем карты
паспорта или иного документа, удостоверяющего личность, является
правомерным. В случае, если держатель карты не может предъявить указанный документ, в совершении операции может быть отказано на основании ст. 312 ГК5. Поскольку право
организации торговли требовать
предъявления указанного документа
основано непосредственно на нормах закона (ст. 312 ГК), то оно существует независимо от его упоминания в договоре эквайринга или
в ином договоре.

О способах изменения договора о выдаче и использовании
банковской карты, заключенного
с физическим лицом

Как известно, пластиковый бизнес
подвержен влиянию со стороны различных факторов. В первую очередь,
это постоянно меняющиеся технические условия. С другой стороны,
его специфика такова, что она часто
требует новых и нестандартных маркетинговых решений. Наконец, большое влияние оказывает человеческий фактор. Так, переход с одного
места работы на другое специалистов по пластику и целых “пластиковых” команд является достаточно
распространенным явлением. Все
вышеизложенное приводит к необходимости время от времени разрабатывать новые условия типовых договоров, а также вносить изменения
в уже заключенные договоры и, в том
числе, в договор о выдаче и использовании банковской карты.

Договоры о выдаче и использовании банковской карты на практике
часто содержат условия о том, что
банк имеет право в одностороннем
порядке изменить условия договора.
Данное право банка основывается,
по-видимому, на пункте 1 статьи 450
ГК, который предусматривает, что
“изменение и расторжение договора
возможны по соглашению сторон,
если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами
или договором”. Из данной формулировки следует, что договором могут
устанавливаться случаи его изменения в одностороннем порядке по
инициативе одной из сторон (банка).

Однако в Гражданском кодексе существует другая норма, ограничивающая приведенное правомочие. Речь
идет о статье 310 ГК. Она устанавливает, что “односторонний отказ от
исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не
допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом”. Далее
она делает исключение, допускающее одностороннее изменение условий обязательства, но только если
оно связано с осуществлением предпринимательской деятельности обеими его сторонами.

Норма статьи 310 ГК, запрещающая одностороннее изменение условий обязательства, стороной которого является физическое лицо-непредприниматель, является императивной, то есть строго обязательной.
Напротив, норма п. 1 ст. 450 ГК является диспозитивной, то есть она действует “если иное не предусмотрено
настоящим Кодексом, другими законами или договором”. В данном случае “иное”, то есть невозможность
в одностороннем порядке изменить
условия обязательства, стороной которого является физическое лицонепредприниматель, следует из ст.
310 ГК, которая в рассматриваемой
коллизии имеет приоритет. Приведенная позиция разделяется судебной практикой6 и доктриной7.

Вместе с тем техника договорной
работы позволяет достичь результатов, аналогичных тем, которые достигаются путем использования конструкции одностороннего изменения условий договора, не нарушая
при этом норм действующего законодательства.

оговор, стороной которого является физическое лицо-непредприниматель, может быть изменен только
по соглашению сторон. Вопрос заключается в том, в какой форме может быть достигнуто данное соглашение. По своей юридической природе соглашение об изменении договора является сделкой, то есть действием, направленным на
установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (см. ст. 153 ГК).

Договор о выдаче и использовании банковской карты подлежит заключению в простой письменной
форме (см. подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК).
В соответствии с п. 3 ст. 159 ГК
“сделки во исполнение договора, заключенного в письменной форме,
могут по соглашению сторон совершаться устно, если это не противоречит закону, иным правовым актам
и договору”. Согласно п. 3 ст. 158 ГК
“молчание признается выражением
воли совершить сделку в случаях,
предусмотренных законом или соглашением сторон”.

Из приведенного нормативного
материала следует, что сделка по изменению условий договора о выдаче
и использовании банковской карты
может быть совершена путем молчания (бездействия), если это предусмотрено договором.

В договоре должно быть указано,
каким образом банк может довести
до сведения клиента проект изменений условий договора. Это может
быть письменное, электронное сообщение (направляемое, в том числе,
вместе с выпиской по счету), размещение информации в определенном
печатном издании и пр.

При выборе способа информирования клиента следует учитывать, что
договор о выдаче и использовании
банковской карты, заключенный
с физическим лицом-непредпринимателем, попадает в сферу действия
законодательства о защите прав потребителей8. Указанное законодательство устанавливает требование
о необходимости своевременного
информирования потребителей
о правилах и условиях, согласно которым им оказываются услуги9.
При выборе банком такого способа
информирования клиента, при котором последнему затруднительно получить информацию об изменениях
в договоре (например, банк публикует информацию об изменениях в малотиражной или узкоспециальной
газете), суд по конкретному делу может признать, что банк не надлежащим образом информировал клиента об изменениях в договоре, и они
не вступят в силу.

Далее, в договоре должно быть
предусмотрено, что если в течение
определенного времени клиент не
заявит об отказе от договора (промолчит), то он будет считаться согласившимся на предлагаемые ему изменения и они вступят в силу

Гражданский кодекс прямо не устанавливает срока для “раздумий”
клиента. Представляется, что в данном случае можно по аналогии закона использовать п. 2 ст. 452 ГК, в котором устанавливается тридцатидневный срок для рассмотрения проекта изменений договора.

Следует отметить, что предложенная модель изменения договора
о выдаче и использовании банковской карты используется в зарубежном законодательстве о банковских
картах (п. 1 ст. 7 Рекомендации Комиссии Европейского Союза от 30
июля 1997 г. № 97/489/ЕС “О сделках, совершаемых с использованием
электронных платежных инструментов, их эмитентах и держателях”10). При этом Рекомендация устанавливает, что проект изменений
договора должен быть направлен
индивидуально каждому клиенту.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 8 (78) ’2002 стр. 42

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных