EMV ‚ в старом свете Тенденции и перспективы EMV-миграции в Европе

EMV ‚ в старом свете Тенденции и перспективы EMV-миграции в Европе

Миграция на стандарт EMV на каждом из страновых рынков Западной Европы носит свои особенности. Несмотря на принадлежность к одному региону, с точки зрения международных платежных систем, для конкретного европейского банка в зависимости от занимаемой им рыночной ниши и ситуации на страновом рынке в целом этот процесс имеет как привлекательные, так и проблемные стороны. Так, проведенный анализ свидетельствует, что для некоторых кредитных организаций региона наиболее приоритетны в первую очередь те средства, которые они экономят на платах за взаимообмен (interchange) при расширении функциональности POS-терминалов или их замене на модели терминалов, принимающих продукты стандартов EMV, другим необходимо повышение эффективности риск-менеджмента, кого-то привлекает возможность предотвращения карточного мошенничества, а в ряде странах будущее чипа видится прежде всего в свете возможности предоставления дополнительных услуг по карточкам (loyalty-программы, различные локальные платежные приложения, которые сегодня имеются в этих банках и могут быть расширены в рамках международных платежных продуктов). Таким образом, каждый рынок сам для себя определяет, что является для него приоритетным в вопросе миграции на EMV и, соответственно, какие средства готовы инвестировать в нее его участники. Учитывая, что в целом все перечисленные причины так или иначе находят свое отражение в стратегии банков, в данном материале мы попытаемся как проанализировать общую ситуацию, сложившуюся с миграцией на EMV в странах Европы, так и сравнить конкретные особенности видения этого процесса участниками различных европейских рынков.

Особенности европейской EMV-миграции
Как известно, крайний срок для миграции на EMV, установленный платежными системами Visa International и MasterCard International для рассматриваемого региона, наступает 1 января 2005г. По расчетам Visa International, к этой дате 75% банковских карт и 90% POS-терминалов в регионе будут EMV-совместимыми. Действительно, во многих аналитических отчетах западноевропейский регион отмечается как один из лидеров процесса перехода на стандарт EMV. Представители самих платежных систем нередко ставили банки западноевропейского региона в пример их коллегам из других стран. И если, например, АТР зачастую используется Visa International и MasterCard International в качестве полигона для тестирования новых технологических решений, в частности, систем мобильной коммерции и беспроводных платежных инструментов, то игроки западноевропейского рынка получали от платежных систем уже апробированные и готовые к применению технологии.

Тем не менее и в этом регионе, отличающемся стабильностью своей банковской системы и наличием понастоящему сильных участников карточного рынка, не испытывающих недостатка финансирования, необходимого для EMV-миграции, существуют определенные трудности с переходом на микропроцессорные технологии. Так, согласно отчету аналитической компании Finextra, порядка 48% EMV-проектов европейских банков находятся в стадии планирования и 10% уже сейчас убеждены в том, что им не удастся мигрировать на EMV до начала 2005 г.

Аналитический отчет “Микропроцессорная карточная революция – готов ли рынок к EMV?” (The smart card revolution – is the market ready for EMV?) был подготовлен специалистами Finextra при поддержке Level Four Software, специализирующейся в разработке программного обеспечения для АТМ, в январе нынешнего года. Эксперты компании провели опрос 38 крупнейших европейских банков и пришли к выводу, что в ряде стран западноевропейского региона процесс EMV-миграции протекает не так быстро и гладко, как того хотелось бы платежным системам. При этом, как ни парадоксально, некоторые банки, в том числе и достаточно крупные игроки карточного рынка, вообще не проявляют должной заинтересованности в скорейшем переходе на EMV.

Европейские мотивы EMV
В общих чертах европейские мотивы миграции на EMV мало чем отличаются от общемировых. В первую очередь это повышение уровня безопасности проведения транзакций. Именно этот аспект вкупе с усилением мер противодействия мошенникам является основным стимулом, заставляющим европейские банки переходить на использование EMV-карт. Так, три четверти опрошенных банков отметили повышение безопасности платежей в качестве основного мотива миграции на микропроцессорные технологии. Это особенно актуально для стран с показателями уровня карточного мошенничества выше среднемирового. Среди них, безусловно, фигурирует Великобритания, где в 2002 г. потери от данного вида преступлений составили почти 430 млн. фунтов стерлингов. Во Франции, которая также столкнулась с этой проблемой в середине 90-х гг., использование микропроцессорных карт и ПИН-кода при осуществлении POS-терминальных транзакций позволило сократить потери банков почти на 95%.

Тем не менее для стран с менее высоким уровнем мошенничества переход на EMV выглядит скорее вынужденным шагом, нежели новым этапом в развитии своей платежной инфраструктуры. Так, например, нидерландские банки не считают, что микропроцессорные карты смогут серьезно сократить показатели карточного мошенничества. Хотя справедливости ради следует отметить, что на карточном рынке Нидерландов преобладают дебетовые продукты, и активность преступников здесь никогда не поднималась выше среднего уровня. Поэтому незаинтересованность большинства местных участников национального рынка в скорейшем переходе на EMV в данном случае вполне объяснима.

Однако при ближайшем рассмотрении даже таким относительно благополучным в этом плане странам, как Нидерланды, было бы крайне неразумно пренебрегать рекомендациями платежных систем. Уже сейчас с определенной долей уверенности можно предполагать, что после того как “фронтлайнеры” EMV-миграции – Канада, Великобритания, Франция, Бразилия, Тайвань и Япония – окончательно перейдут на использование микропроцессорных карт, большая доля преступников, занятых в этой сфере, изберет своей мишенью соседние рынки. Этот механизм имеет много общего с моделью “сообщающихся сосудов”: как показывает практика, среднемировые показатели мошеничества представляют собой некую постоянную величину, и даже глобальное внедрение микропроцессорных карт не позволит полностью решить эту проблему в кратчайшие сроки. Поэтому усиление безопасности платежных операций на каком-то отдельном географическом рынке приведет в плавному “перетеканию” мошеннических транзакций в менее защищенные страны.

Другим немаловажным мотивом EMV-миграции является возможность объединения нескольких функциональных приложений на одной микропроцессорной карте. Этот аспект использования EMV-карт приобретает особую актуальность для стран с низким уровнем мошеничества, на рынках которых уже реализованы местные платежные программы или loyalty-проекты. Так, например, около 70% опрошенных европейских банков планируют загрузить на EMV-карту дополнительное loyalty-приложение, 40% рассчитывают предложить своим пользователям приложения “электронный кошелек” и 40% хотят добавить в память карты приложения для оплаты телекоммуникационных услуг.

По мнению Бруно Моро (Bruno Moreau), менеджера по развитию бизнеса компании ASK, специализирующейся на разработке решений для Интернетбизнеса, возможности многофункциональных смарт-карт значительно расширяет использование двойного интерфейса, особенно в случае объединения EMV-приложения с “электронным кошельком” и приложения для оплаты проезда. В настоящее время проекты, связанные с объединением платежных и транспортных функций на картах с комбинированным интерфейсом, реализуются в целом ряде европейских стран, в том числе в Бельгии и во Франции.

В то же время норвежский банк Nordea, который за последние 4 года достиг статуса крупнейшего банка скандинавского региона, уже сейчас предлагает своим клиентам целый ряд карточных продуктов с разнообразными параметрами, учитывающими множественную специфику стран, в которых банк ведет свои операции. Представители Nordea не раз отмечали, что многофункциональные карточные продукты играют ключевую роль в обеспечении необходимого клиентам доступа к удобному и надежному сервису в современных условиях многообразия каналов предоставления услуг.

Еще одним сторонником многофункциональности карточных продуктов является шведский Swedbank (ForeningsSparbanken), который также подтвердил свое желание использовать многофункциональные EMVсовместимые карты.

По мнению Джузеппе Зарда (Guiseppe Zadra), главы итальянской банковской ассоциации L’Associazione Bancaria Italiana, в Италии проблема повышения уровня безопасности транзакций не стоит столь остро, как в других странах Европы. Поэтому местные банки, аналогично голландским, не торопятся мигрировать на EMV. Однако участники итальянского карточного рынка видят для себя реальные преимущества микропроцессорных технологий в возможности загрузить в память смарт-карты дополнительное loyalty-приложение, а также в резком сокращении телекоммуникационных расходов. Весной нынешнего года местные банки начнут пилотный проект по тестированию многофункциональных EMV-карт, который охватит четыре города страны.

Камни преткновения
Как ни странно, но в качестве основной причины, препятствующей распространению микропроцессорных технологий более быстрыми темпами, 60% европейских банков выделяют именно нехватку финансирования EMV-проектов.

Безусловно, объемы инвестиций, необходимые для перехода на обслуживание EMV-совместимых карт, варьируются в зависимости от каждого конкретного проекта. Так, например, если банк пользуется услугами внешнего процессинга, у него появляется возможность значительно сэкономить на адаптации бэк-офиса.

Если же условно разделить финансовые издержки на EMV-миграцию на четыре группы – замена аппаратных средств (включая эмиссию карт), адаптация программной составляющей, затраты на внедрение и проведение тестирования, – то выявляются любопытные закономерности. Так, согласно данным Finextra, основные затраты при EMV-миграции приходятся на адаптацию программного обеспечения (31%). Замена аппаратных и технических средств обойдется банку в 25%, такую же долю от совокупной суммы затрат на миграцию займет и внедрение EMV-решений. И, наконец, на тестирование инфраструктуры для обслуживания микропроцессорных карт придутся оставшиеся 19% суммарных инвестиций.

При этом наибольших затрат в большинстве случаев потребует от банка адаптация программного обеспечения. Это обусловлено тем, что изменения в хостовой системе неизбежно повлекут за собой необходимость синхронизации и интеграции остальных банковских процессов.

В абсолютном же исчислении миграция на EMV обойдется банку в сумму от 1 млн. до 10 млн. долл. США в зависимости от сложности каждого конкретного проекта.

При этом порядка 36% европейских банков склонны сетовать на недостаточную финансовую поддержку процесса EMV-миграции со стороны самих ее инициаторов – международных платежных систем. Справедливости ради следует отметить, что только Visa EU в феврале 2001 г. выделила порядка 168 млн. евро на поддержку европейской EMVмиграции. Согласно данным Visa EU, платежная система финансирует 1 евро в каждую смарт-карту, выпущенную на территории Европы. Вкупе с такими глобальными стимуляторами EMV-миграции, как сниженная ставка комиссии за взаимообмен по EMV-транзакциям, в целом поддержка платежных систем выглядит более чем адекватной.

Среди других причин, препятствующих развитию EMV-технологий, 40% европейских банков выделили недостаток информации и технической подготовленности. Кроме того, 35% банков отмечают, что на данный момент на рынке не существует подходящих аппаратных и программных решений.

Что же касается такого немаловажного аспекта, как окупаемость затрат на EMV-миграцию, то для западноевропейских банков существует два очевидных фактора, способствующих, на их взгляд, скорейшему возврату инвестиций.

Первый из них наиболее актуален для эмитентов. Общеизвестно, что с переходом на использование микропроцессорных технологий увеличивается срок обращения самой карты. Для карты с магнитной полосой он составляет в среднем порядка 2 лет, что обусловлено износом коэрцитивной магнитной полосы. В свою очередь, средний срок эксплуатации смарт-карты исчисляется как минимум 5 годами и более. Учитывая, что в Европе доставка карты на руки клиенту подчас обходится банку до 25 евро, увеличение сроков ее эксплуатации может положительно сказаться на окупаемости EMV-проекта в целом, даже принимая во внимание более высокую стоимость микропроцессорных карт.

С точки зрения окупаемости инвестиций в подготовку эквайринговой инфраструктуры для обслуживания EMV-продуктов, значительную роль способно сыграть снижение текущих затрат на обеспечение безопасности транзакций и, как следствие, самих телекоммуникационных расходов. При этом следует отметить, что последние не являются критичными для большинства европейских рынков, уже располагающих на сегодняшний день весьма развитыми и качественными проводными и мобильными сетями связи.

Стоимость несоответствия
Теперь коснемся самого неприятного – последствий для тех европейских банков, которые не успеют мигрировать на EMV до начала 2005 г.

Пожалуй, наибольшее значение здесь имеет так называемый перенос ответственности. Общеизвестно, что ответственность за потери от мошенничества по карте возлагается на ее эмитента. Данная схема продолжит свое существование и после массового внедрения EMV, однако в том случае, если мошенническая операция по совмещенной карте была произведена в POS-терминале, не адаптированном для обслуживания EMV-продуктов, ответственность автоматически возлагается на банк-эквайер.

Кроме того, платежные системы оставляют за собой полное право применять к банкам-нарушителям и более жесткие санкции, включая взимание штрафов и т. д.

Однако, по словам представителей самих платежных систем, им, скорее всего, не придется прибегать к столь радикальным мерам.

Напротив, дополнительным стимулятором EMV-миграции в Европе выступит имиджевая сторона вопроса. Европейские банки, неустанно борющиеся за лояльность клиентов, будут стремиться перейти на использование микропроцессорных технологий прежде всего из-за боязни повредить свою репутацию, являющуюся весомой составляющей их активов.

Кроме того, следует учесть и тот факт, что запаздывание EMV-миграции в отдельных странах может негативно сказаться на туристических предпочтениях держателей карт. Сегодня жители Северной Европы в период выходных и отпусков активно пользуются своими карточками на средиземных курортах. Так, например, в бюджетах Италии и Испании туризм составляет ощутимую часть активов, а для таких стран, как Турция и Греция, средства, оставленные зарубежными туристами, являются одной из стратегических статей доходов. Поэтому вполне вероятно, что адаптация местных эквайринговых сетей для обслуживания EMVпродуктов станет здесь осуществляться при широкой поддержке правительственных органов, весьма заинтересованных в высоких темпах миграции.

Стратегия кнута и пряника
Позиция международных платежных систем в отношении стимулирования скорейшего перехода своих участников на обслуживание EMV-совместимых карт видится вполне логичной, хотя со стороны во многом напоминает “стратегию кнута и пряника”. Последнее характерно как для Европы, так и для рынков других регионов мира.

С одной стороны, Visa и MasterCard установили жесткие сроки EMV-миграции, отставание от которых чревато для банков возможными санкциями и штрафами. С другой стороны, платежные системы понижают уровень платы за взаимообмен для EMV-продуктов и активно участвуют в реализации различных программ по оптимизации стоимости EMV-совместимых терминалов и смарт-карт.

Примечательно, что даже “непоколебимость” сроков, отведенных для EMV-миграции, носит достаточно избирательный характер. Так, например, MasterCard International установила крайнюю дату перехода на микропроцессорные карты только для своих дебетовых продуктов. В отношении ее многочисленных кредитных продуктов подобной меры пока не предусмотрено и, вероятно, в обозримом будущем не предвидится. При этом логика MasterCard вполне очевидна: большая часть мошеннических операций нацелена именно на кредитные карты. Поэтому эмитенты сами заинтересованы в первоочередном перевыпуске их на базе микропроцессорных карт, сделав тем самым транзакции по “кредиткам” более безопасными. Для дебетовых карт, представляющих меньший интерес для мошенников, а стало быть, менее критичных в плане перевыпуска для банков-эмитентов, платежная система ввела жесткие рамки EMV-миграции.

В то же время, понижая ставку платы за взаимообмен для EMV-продуктов, платежные системы постепенно увеличивают ее уровень для карт с магнитной полосой. Любопытно, что не так давно мы стали свидетелями повышения уровня межбанковской комиссии для карт MasterCard и Visa и на рынке США. Вполне вероятно, что таким образом американским банкам дали понять, что их также не минует переход на EMV, несмотря на отсутствие жестких сроков миграции для этого региона.

Что же касается самих карт, то, скорее всего, здесь платежные системы воспользуются удачным опытом замены карт, который в свое время был предпринят MasterCard International при слиянии с Europay International. Напомним, что когда пришло время полностью отказаться от логотипа Europay на картах объединенной платежной системы, MasterCard International рекомендовала компаниям-производителям карт прекратить прием заказов на изготовление карт старого образца. Скорее всего, через некоторое время после наступления срока, отведенного на EMV-миграцию, платежные системы воспользуются аналогичным механизмом в отношении выпуска “магнитных” карт со своими логотипами. Таким образом, у эмитентов просто не останется выбора и они будут вынуждены полностью перейти на использование микропроцессорных карт.

Впрочем, судя по сегодняшним темпам перехода европейских банков на EMV, в Западной Европе Visa International и MasterCard International, скорее всего, не придется прибегать к каким-либо изощренным способам стимулирования процесса миграции. С гораздо большей вероятностью можно предположить, что они коснутся российского рынка, который пока не отличается в этом плане особенно высокими показателями. С другой стороны, по сравнению со своими западноевропейскими коллегами у российских банков есть лишний год для перехода на микропроцессорные технологии, и, возможно, в ближайшем будущем ситуация в России изменится в лучшую сторону.

Индивидуальные особенности
Несомненно, тот факт, что миграция на EMV протекает в различных странах западноевропейского региона разными темпами, можно объяснить наличием внутренних особенностей, индивидуальных для каждого внутреннего рынка.

Так, например, если Великобритания, Франция и Скандинавия демонстрируют неплохие показатели готовности к массовому внедрению микропроцессорных карт, то темпы миграции на EMV Дании и Греции, напротив, заставляют желать лучшего.

Ситуация во Франции, которой традиционно принадлежал “флаг первенства” в области внедрения микропроцессорных карт, вполне легко поддается объяснению. Действительно, использование микропроцессорных технологий в этой стране было вызвано высоким уровнем карточного мошенничества. После того как в середине 90-х гг. прошлого века там были впервые в мире эмитированы микропроцессорные банковские карты со статической аутентификацией, последний ощутимо снизился. Даже сегодня, по прошествии почти 10 лет, французские банки страдают только от внешних, трансграничных мошеннических операций. Поэтому, учитывая опыт, накопленный местными банками в освоении микропроцессорных карт, неудивительно, что Франция стала одним из “фронтлайнеров” EMV-миграции и примером для соседних стран. Кроме того, Франции первой удалось объединить на одной EMV-совместимой карте международное платежное приложение VSDC платежной системы Visa International и собственное национальное платежное приложение.

По словам представителей французской банковской ассоциации Cartes Bancaires (CB), переход на стандарт EMV является средством приведения национальных карточных стандартов в соответствие с международными, дальнейшего повышения уровня безопасности и снижения уровня мошенничества при выполнении трансграничных платежей. CB также заинтересована в том, чтобы предложить своим клиентам новые сервисы на базе многофункциональных карт. Ассоциация рекомендует своим банкам-участникам осуществить пошаговую миграцию, начав с постепенного увеличения доли POS-терминалов, обслуживающих EMV-карты и карты с местным платежным приложением, а также с выпуска совмещенных карт, содержащих оба микропроцессорных приложения и магнитную полосу. При этом к 2004 г. планируется окончательный переход на использование только EMV-совместимых микропроцессорных приложений.

При этом, по словам представителей CB, основные проблемы модернизации существующей платежной инфраструктуры для обслуживания EMV-карт связаны с адаптацией хостовых систем. В то же время CB планирует эмитировать порядка 45 млн. карт стандарта EMV и установить около 4 млн. EMV-совместимых POSтерминалов.

В свою очередь, Великобритания также идет по “французскому пути”, подгоняемая высокими показателями мошенничества. По словам Гэри Хокинга (Gary Hocking), директора платежной ассоциации APACS, “для Великобритании маршрут дальнейшего движения совершенно ясен. Он лежит через внедрение микропроцессорных карточек и ПИН-аутентификации в POS-терминалах”.


Рассматривая особенности протекания EMV-миграции в Западной Европе, мы уже сейчас можем представить, что ожидает российские банки в обозримом будущем


К настоящему моменту британскими банками эмитировано около 20 млн. EMV-совместимых карт. Кроме того, последнее время они ведут активную работу по расширению сети приема микропроцессорных продуктов. Так, недавно POS-терминалы, способные принимать EMV-карты, внедрила одна из крупнейших местных сетей супермаркетов – Safeway. Примечательно, что Safeway удалось при этом получить финансовую поддержку со стороны Visa EU.

Схожесть французского и английского пути EMV-миграции заключается еще и в том, что в обеих этих странах уже эмитировано достаточное количество EMV-карт. Настораживать может лишь то, что большая часть EMV-продуктов, эмитированных на территории Франции и Великобритании, поддерживают статическую модель аутентификации.

Как отмечают эксперты, SDA-карты (Static Data Authentication) в большинстве случаев не могут обеспечить надлежащий уровень безопасности карточных транзакций. В таких картах критичные для эмитента данные (номер карты, порядковый номер владельца карты, срок обращения и т. д.) хранятся в памяти карты в открытом виде. Как известно, смысл статической аутентификации заключается в том, что данные в памяти карты могут быть модифицированы только эмитентом. Таким образом, при определенных условиях мошенник может переписать информацию, хранящуюся в памяти SDA-карты, на “белый пластик”. При этом при совершении офлайновых транзакций поддельная карта успешно пройдет статическую аутентификацию и, более того, даже подтвердит правильность любого введенного преступником ПИН-кода. Более безопасными считаются DDA-карты (Dynamic Data Authentification), которые поддерживают возможность динамического обновления данных, хранящихся в памяти карты, и содержат дополнительный криптографический процессор. Тем не менее стоимость DDA-карт примерно в 2 раза выше стоимости карт со статической аутентификацией, поэтому они пока не получили должного распространения на мировом рынке. Таким образом, ранние сроки и высокие объемы эмиссии SDA-карт сегодня оборачиваются для британских банков необходимостью масштабных дополнительных инвестиций в перевыпуск последних на базе пришедших им на смену DDA-карт.

Недавно крупнейшая французская банковская ассоциация Groupement des Cartes Bancaires объявила о том, что в сентябре нынешнего года банки страны начнут выпуск EMV-совместимых карт с динамической аутентификацией и криптографическим процессором PKI. Однако английские эмитенты пока не сообщают об аналогичных планах.

Датские банки, напротив, пока не проявляют должной заинтересованности в миграции на EMV. Сравнительно невысокий уровень мошеннических операций, который составляет всего 3% от всего объема карточных транзакций в стране, и преобладание дебетовых продуктов на внутреннем рынке позволяют им не торопиться с внедрением микропроцессорных технологий. Однако уже сейчас можно предположить, что полный отказ от перехода на EMV – это непозволительная роскошь даже для датских банков. За последние несколько лет показатели карточной преступности в этой стране возросли, хотя и не так заметно, как, например, в Германии. Это дает основания предположить, что в Дании уже начала действовать вышеупомянутая модель “сообщающихся сосудов”.

Вероятнее всего, в этой стране EMV-миграция затронет прежде всего эквайринговый бизнес банков, который в будущем и подтолкнет эмиссию микропроцессорных карт. В то же время датские банки серьезно заинтересованы в использовании новых приложений. Однако пока эта заинтересованность так и не привела их к конкретным действиям: на данный момент ни один датский банк не реализовал собственный EMV-проект

Говоря о Дании, следует учитывать, что здесь достаточно успешно функционирует местная платежная система Chipknip с приложением “электронного кошелька” на базе технологических разработок PROTON Domestic Purse. Эти карты, обслуживание которых осуществляет нидерландская процессинговая компания Interpay, получили широкое распространение в Дании и вполне удовлетворяют местные банки своими функциональными возможностями и уровнем защищенности.

Справедливости ради следует отметить, что с замкнутостью местной платежной инфраструктуры в свое время столкнулась и Франция. Со временем ее банки осознали, что развитие карточного рынка только на базе собственных стандартов и технологических разработок чревато высокими неоправданными затратами. Именно поэтому сегодня французские банки так серьезно относятся к переходу на микропроцессорные стандарты международных платежных систем. Вероятно, датским банкам еще предстоит почувствовать на себе все “прелести” одностороннего развития платежной инфраструктуры собственными силами.

Впрочем, по сравнению с участниками французского рынка датские банки находятся в заведомо более выгодном положении: микропроцессорные карты PROTON, используемые в системе Chipknip, легко интегрируются с EMV-приложением.

В Бельгии технологию PROTON Domestic Purse использует в том числе и крупнейший местный карточный эмитент Banksys. Однако в отличие от датских банков Banksys намерен сделать акцент на переводе на стандарт EMV своих международных дебетовых и кредитных продуктов. На данный момент Banksys выпустил в стране, население которой составляет около 10 млн. человек, порядка 8 млн. своих карт.

В Испании, как, впрочем, и в ряде других стран юга Европы, EMV-миграция в большей степени осуществляется банками-эквайерами. Показатели мошенничества в этой стране не столь высоки, чтобы стимулировать собой скорейший переход на микропроцессорные технологии. Однако Испания является одной из “курортных” европейских стран, где жители Северной Европы предпочитают “оставлять” свои деньги. Поэтому переложение ответственности за мошеннические операции на местные банки сильно ударило бы по их бюджетам и по репутации страны в глазах туристических агентств.

Примечательно, что недавно местная процессинговая компания SERMEPA получила аккредитацию на проверку испанских сетей POS-терминалов на уровень безопасности EMV level 2. В целом же по стране EMV-миграция идет средними, но вполне удовлетворительными темпами.

Греция, в свою очередь, представляет собой яркий пример “туристической” европейской страны, в которой международные платежные системы нашли верного соратника по EMV-миграции в лице правительственных структур. Так, недавно ЦБ Греции разместил у Printec – местного дистрибьютора Gemplus – заказ на поставку 10 тыс. EMV-карт. Известно, что греческие EMV-карты будут изначально содержать дополнительное loyalty-приложение.

Греческие банки подгоняет не только срок, установленный международными платежными системами, но и Олимпийские игры, которые пройдут здесь летом 2004 г. Практика показывает, что такие масштабные мероприятия традиционно сопровождаются резким всплеском активности мошенников. Поэтому внедрение микропроцессорных карт до середины 2004 г. для местных банков имеет особую важность.

Представители ЦБ этой страны отмечают, что в течение ближайших шести месяцев в Греции будет эмитировано около 10 тыс. EMV-карт. Следующим шагом греческих банков станет перевыпуск еще 800 тыс. карт “магнитных” Visa и MasterCard. Всего на данный момент в Греции выпущено порядка 3 млн. кредитных и 5 млн. дебетовых карт.

Зеркало мировой EMV-миграции
Итак, процесс EMV-миграции в Старом Свете, как, впрочем, и в других регионах мира, постепенно набирает обороты. На некоторых рынках он уже сегодня приобретает массовый характер, на других EMV-проекты только начинают стартовать. На этом фоне анализ европейской EMV-миграции представляет не только теоретический, но и практический интерес для участников других региональных рынков. Так, например, рассматривая особенности протекания этого процесса в Западной Европе, мы уже сейчас можем представить, что ожидает российские банки в обозримом будущем.

Европейский рынок отличается от российского финансовыми возможностями своих участников, объемами проводимых операций и, соответственно, масштабами карточного мошенничества. Однако целый ряд аспектов перехода на микропроцессорные технологии является общим для мирового карточного рынка. Поэтому пренебрегать европейским опытом миграции на EMV было бы по меньшей степени нелогично как для российского банковского сообщества, так и для банков других стран СНГ.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 3 (83) ’2003 стр. 7

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных