Журнал ПЛАС » Архив » 2003 » Журнал ПЛАС № 5 (85)2003 » 358 просмотров

Ирак: банковская изнанка войны и мира

Время собирать камни
Уже давно отгремели победные реляции американского военного командования, а сами события в Ираке незаметно исчезли из топовых репортажей новостных телеканалов. Еще со взятия Багдада вооруженными силами союзников активная фаза военной операции в Ираке подошла к концу. С апреля 2003г. это стало очевидно даже стройному хору авторитетных российских военных экспертов, дружно предрекавших американцам “второй Сталинград” на протяжении последнего полугода.

Сегодня для всего мирового политического и экономического сообщества пришло время “собирать камни”, разбросанные Америкой, Великобританией и их союзниками. А сами союзники наконец-то могут спокойно подсчитать свои убытки от военной кампании и задуматься о путях получения прибыли после восстановления Ирака. Уже сейчас очевидно, что помимо создания новой политической системы, восстановления в полной мере административной, телекоммуникационной и социальной инфраструктур союзникам придется сосредоточиться на восстановлении банковской системы страны, изначально адаптированной под реалии арабского мира. По мнению ряда экспертов, в силу многих причин американцам стратегически важно начать именно с создания цивилизованной банковской системы, являющейся, как известно, фундаментом “американского стиля жизни”.

При этом, оглядываясь на историю прошлого века, напрашиваются очень интересные выводы. Так, в общих чертах ситуация, сложившаяся на сегодняшний момент в Ираке, имеет много общего с положением послевоенной Германии в середине прошлого века. Тогда министру народного хозяйства ФРГ Людвигу Эрхарду удалось сотворить то, что впоследствии экономисты назвали “немецким чудом”. Несомненно, восстановлению Германии способствовало множество различных внешних условий, и в первую очередь добрая воля и компетентность англо-американской администрации, которая не препятствовала потокам инвестиций, хлынувшим в германскую экономику в результате колоссальной работы послевоенного правительства. При этом следует подчеркнуть, что Людвиг Эрхард начал именно с банковской реформы и укрепления стабильности внутренней валюты. Так, в 1957г. в Германии был создан Немецкий федеральный банк (Deutsche Bundesbank), пользующийся монопольным правом эмиссии банкнот, осуществляющий кассовое исполнение бюджета, кредитование государства и международных организаций и отвечающий в том числе за валютную стабильность.

Впрочем, довоенное состояние германской экономики выгодно отличалось от нынешнего положения дел в Ираке, да и такого лидера, как Людвиг Эрхард, не наблюдается ни среди будущих иракских “вождей”, ни среди союзников.

Безусловно, американцам, в свою очередь, трудно рассчитывать на полное “ассимилирование” иракского общества путем одной лишь банковской реформы. Однако создание сильной и адаптированной к местным условиям банковской системы в послевоенной стране должно стать одной из основных задач, стоящих перед США и Европой.

Ни у кого не вызывает сомнения, что иракский рынок как таковой представляет собой достаточно интересный сегмент для мировых финансовых групп. Во-первых, существующие и разведанные запасы нефти, о которой в последние месяцы не писал только ленивый. Во-вторых, даже наиболее обеспеченные слои 22-миллионного населения Ирака не слишком хорошо знакомы с цивилизованными розничными банковскими сервисами, и при правильно выбранной стратегии иностранные банки могут добиться здесь неплохих результатов.

Вместе или порознь?
Начиная с середины 80-х годов прошлого века иракская банковская система состояла из одного-единственного банка Rafidain Bank, который совмещал функции коммерческого и центрального банка страны. Rafidain Bank имел 215 филиалов и обслуживал счета на общую сумму в 17 млрд. долл. США. Теперь, после снятия ООН экономических санкций, союзники готовятся открыть границы Ирака для международных финансовых групп, и Rafidain Bank сможет забыть о своей былой “гегемонии”.

Примечательно, что на территории Саудовской Аравии, численность населения и нефтяные запасы которой вполне сравнимы с иракскими, оперируют 10 банков, входящих в список 1000 крупнейших мировых финансовых организаций. При этом пять из этих банков фактически контролируются так называемыми нефтяными шейхами, владеющими их контрольными пакетами акций. Немаловажно отметить и то обстоятельство, что такие международные гиганты банковского рынка, как Citigroup, HSBC Holdings, ABN Amro и Credit Agricole, уже активно работают в арабских странах. Безусловно, состав игроков, которые будут создавать будущую банковскую систему Ирака, зависит от того, какие страны возьмут на себя “приятные хлопоты” по восстановлению страны. Пока по вполне понятным причинам несомненными фаворитами здесь видятся американские банки во главе с Citigroup и Bank of America, и британские – с HSBC Holdings. Тем не менее очевидно, что нынешние союзники вынуждены допустить к разделу “иракского пирога” и другие страны ЕС, помимо Великобритании. Репутация США как основного сторонника мирового правопорядка и без того сильно пострадала после того, как Джордж Буш отдал приказ о начале военных действий без резолюции Совбеза ООН. Если же Америка и Великобритания взяли бы на себя единоличное восстановление Ирака, обе они рисковали бы потерять и репутацию ярых сторонников процесса глобализации. Учитывая это, можно предположить, что к Citigroup и HSBC Holdings, владеющему, помимо всего прочего, 44%-ным пакетом акций арабобританского Saudi British Bank, вполне могут присоединиться и Credit Agricole, и Deutsche Bank.

В то же время представители администрации США в последние месяцы не дают даже повода сомневаться в том, что США вполне способны самостоятельно заняться восстановлением иракского рынка. В таком случае модель создания обновленной иракской банковской системы будет преимущественно отражать взгляды американских игроков во главе с Citibank, Bank of America, Bank One и Capital Bank.

Розыгрыш иракской карты
Как бы то ни было, вполне логично предположить, что с развитием цивилизованного банковского рынка в Ирак должен прийти и карточный бизнес. На первоначальном этапе международные банки, пришедшие на местный рынок, будут работать с корпоративными клиентами в лице иностранных компаний, которые также займут свое место в обустройстве Ирака. Но наиболее привлекательным для банков в перспективе будет выглядеть частный рынок. Безусловно, благосостояние иракского населения не следует сравнивать с показателями обеспеченности ряда других, сравнительно благополучных арабских стран. Экономика Ирака сильно пострадала от экономических санкций, действовавших с 1990г. И теперь союзникам потребуется по крайней мере 5-6 лет, чтобы повернуть иракскую экономику в нужное русло. Примечательно, что показатель распределения ВВП на душу населения (паритет покупательской способности) Ирака составляет всего 2,5 тыс. долларов по сравнению с 10,6 тыс. долларов в Саудовской Аравии или с 36,3 тыс. долларов в США.

На начальном этапе оккупации страны, как мы это видим уже сейчас, происходит затяжная “вспышка” долларизации страны. И лишь затем на смену ей приходит местная валюта, являющаяся неотъемлемым атрибутом нормально функционирующей банковской системы страны. Причем период полураспада “иракского доллара” напрямую зависит от удачливости американской администрации, пытающейся решить столь важную для нее задачу.

Безусловно, после реальной стабилизации ситуации в Ираке несколько лет уйдет на появление сервиса для организации выдачи наличных по международным картам, а также их приема в оплату товаров и услуг. Для этого, в свою очередь, потребуется восстановление и развитие телекоммуникационных сетей и создание систем беспроводной связи. Трудно представить, что американцы или англичане доверят обслуживание своих банкоматов пресловутому Rafidain Bank, который если и имеет некоторый опыт работы с карточными продуктами, то весьма ограниченный и специфичный. Конечно, мы не строим иллюзий, что, например, сотрудникам иностранных компаний, которые займутся разработкой иракских нефтяных месторождений, безусловно, уже давно привыкшим использовать свои карты при совершении ежедневных платежей, завтра установят необходимый им АТМ для снятия наличности прямо на буровой. Однако прогресс, как и бизнес, не остановить.

Создание же эквайринговой сети, несомненно, сделает актуальным вопрос процессинговых центров. Наш прогноз в этом случае будет весьма жестким в отношении того, какие именно компании возьмут на себя поставку процессинговых систем на иракский рынок. С определенной долей уверенности можно утверждать, что речь пойдет опять же об американских и британских компаниях, имеющих опыт работы на развивающихся рынках и тесные связи с крупными финансовыми группами, такими, как, например, Citigroup и HSBC Holdings. Этим требованиям в полной мере отвечают по крайней мере два известных поставщика процессинговых систем – компании CTL и ACI Worldwide. При этом CTL обладает, помимо британской регистрации, еще и прочными связями в арабском банковском сообществе, имея порядка 40% всего своего клиентского портфеля именно в странах Азии и Ближнего Востока. В активах ACI числятся теплые отношения с Citibank и HSBC и инсталляции своих продуктов в Омане, Кувейте, Саудовской Аравии и ОАЭ. Таким образом, у обеих компаний есть неплохие шансы поучаствовать в создании иракского карточного рынка с “чистого листа”.

Подытожив все перечисленные обстоятельства, можно прийти к следующему выводу: начало восстановления иракской экономики ознаменует начало небольшой и бескровной, но победоносной новой “войны”, на этот раз “банковской”, в ходе которой основными противоборствующими силами выступят компании и банки бывших союзников – американские и британские карточные структуры.

До основанья. А зачем?
Примечательно, что после того как силы союзников заняли Багдад, ими не было предпринято практически никаких реальных действий для предотвращения актов массового мародерства среди местного населения. Так, в первые дни пребывания американских войск в иракской столице разграблению были подвергнуты: один из известнейших археологических музеев Ирака, дворцы президента Ирака Саддама Хусейна и премьер-министра страны Тарика Азиза, посольство Германии, Французский культурный центр, дом посла Финляндии, штабквартира ООН, здание Олимпийского комитета, различные государственные и административные учреждения и даже больницы. Не повезло и ЦБ Ирака, который также стал жертвой мародеров и прекратил свое существование в первые же дни оккупации Багдада.

Пожалуй, случаи, когда силы союзников предпринимали какие-то меры по предотвращению грабежей, можно буквально пересчитать по пальцам. Так, американские военные представители сообщили, что британские военнослужащие застрелили пятерых мужчин, пытавшихся ограбить банк в Басре, но только после того, как грабители открыли по ним огонь.

Общеизвестно, что единственные объекты, которые союзники ревностно защищали с самого начала конфликта, – это нефтяные месторождения. Так, спецподразделения американской армии в первую очередь взяли под свой контроль города Киркук и Мосул, чтобы обеспечить безопасность местных нефтескважин и “урегулировать” ситуацию в городах.

На этом фоне можно было бы предположить, что союзники просто не учли возможности массового мародерства при разработке стратегии военной кампании. Однако Комитет начальников штабов армии США получал информацию о возможности повторения в послевоенном Ираке “сомалийского сценария”, когда разграбление достигло колоссальных масштабов еще задолго до фактического начала военной операции. Таким образом, напрашивается вывод, что союзники “закрыли глаза” на массовые грабежи, преследуя некие собственные цели. И вероятно, что одной из этих целей было полное разрушение нынешней экономической (не исключая, разумеется, и банковскую) и политической системы Ирака руками местного населения.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 5 (85) ’2003 стр. 42

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных