Возвращение к IFS Хотим поставить точку…

Возвращение к IFS Хотим поставить точку…

В середине прошлого года журнал “ПЛАС” опубликовал интервью генерального директора ЗАО “Ай Эф Эс Расчетные Технологии” Константина Булукина (“ПЛАС” № 5/2003). Как хорошо помнят наши читатели, на фоне вызванной этим материалом широкой волны противоречивых откликов участников российского карточного рынка редакция “ПЛАС” приняла решение провести собственное журналистское расследование, основные результаты которого впоследствии и были представлены в статье “IFS – от рассвета до заката” (“ПЛАС” № 3/2004).

В середине прошлого года журнал “ПЛАС” опубликовал интервью генерального директора ЗАО “Ай Эф Эс Расчетные Технологии” Константина Булукина (“ПЛАС” № 5/2003). Как хорошо помнят наши читатели, на фоне вызванной этим материалом широкой волны противоречивых откликов участников российского карточного рынка редакция “ПЛАС” приняла решение провести собственное журналистское расследование, основные результаты которого впоследствии и были представлены в статье “IFS – от рассвета до заката” (“ПЛАС” № 3/2004).

В рамках той публикации мы сознательно ограничились анализом основных этапов деятельности компании IFS от ее становления до фактического распада, практически не касаясь другой стороны проблемы – правомерности нареканий, адресованных К. Булукиным компании “Банковский Производственный Центр” (БПЦ), многократно упоминавшейся им в своем прошлогоднем интервью.

В силу особой деликатности вопросов такого рода данная тема заслуживала, на наш взгляд, отдельного материала, с которым мы и предлагаем сегодня ознакомиться. В основу данной публикации легли результаты проведенного нами дополнительного анализа ситуации, целью которого стало рассмотрение приведенных главой “Ай Эф Эс Расчетные Технологии” утверждений, касающихся деятельности БПЦ, с точки зрения их соответствия действительности.

Для того чтобы не злоупотреблять вниманием читателей повторным обращением к уже изрядно набившим оскомину подробностям, в этот раз мы решили поделиться с ними “сухим остатком”.

Вашему вниманию предлагается ряд утверждений К. Булукина, вызвавших принципиальный протест со стороны БПЦ и ряда заказчиков этой компании, в сопровождении комментариев редакции. Позволим себе лишь добавить, что, как и ранее, в ходе нового расследования нами были предприняты все возможные шаги для получения максимально объективной информации из независимых источников.

1. В основе программного продукта SmartVista, разработчиком которого является БПЦ, “лежат чужая интеллектуальная собственность и чужие достижения”. БПЦ, “разрабатывая … собственный продукт, использовал в его основе потенциал программного решения TP-II”.

Редакции “ПЛАС” была предоставлена возможность ознакомиться с документацией, отражающей историю ведения проекта по созданию решения SmartVista, патентами и регистрационными заявлениями. Мы также располагаем заключением независимой экспертизы (Экспертный Совет при Кафедре Правовой защиты информации и интеллектуальной собственности РГГУ, 2004), подтверждающим оригинальность данной разработки БПЦ.

Изучение вышеперечисленных материалов позволяет сделать следующие выводы.

Семейство продуктов SmartVista явилось результатом многолетней международной кооперации банковских консультантов из США и Великобритании, проектировщиков из Швеции и Голландии, а также разработчиков из России.

Решение SmartVista разрабатывалось в 1998–2000 гг. международной группой специалистов, первоначальный бюджет проекта составил около 3,5 млн. долл. США. Впервые SmartVista было анонсировано на Международном конгрессе банков-членов Europay в 2000 г. в Мюнхене.

Все права на программное обеспечение SmartVista и товарный знак “SmartVista” принадлежат компании БПЦ и зарегистрированы в соответствии с действующим законодательством РФ, США и ряда других стран (всего в 11 странах Европы и Азии).

Структура программного комплекса SmartVista имеет принципиальное различие со структурой TP-II. Так, в семейство SmartVista, помимо фронтальной системы, входят бэк-офисные системы – Card Management, Credit Management, а также системы, обеспечивающие расширенную розничную функциональность и интеграцию используемых электронных каналов доставки клиентских сервисов, в то время как TP-II на протяжении всего периода развития этого продукта представлял собой исключительно фронтальную систему. В свою очередь, фронтальная компонента SmartVista (SV Front End) также радикально отличается от известных версий TP-II.

Краткий перечень основных функциональных отличий SmartVista Front-End от TP-II:

• Поддержка схем MSP/TPP
• Поддержка эмиссии и эквайринга EMV-карт (M/Chip, VSDC)
• Поддержка электронной коммерции (3D-Secure, SPA/UCAF, SET)
• Система мониторинга мошеннических транзакций
• Гибкая настройка лимитов
• Корректная поддержка работы со средствами обеспечения безопасности расчетов:
– CVV2/CVC2
– ключи двойной длины
• Интерфейс к процессингам AmEx, DCI, “СТБ Кард”, “Золотая Корона”, Union Card
• On-line интерфейс к АБС Equation, Systematics, “Новая Афина”
• Функция конверсии MCC для межсетевого протокола
• Механизм двухстадийной проверки в рамках одной авторизации (платежи в адрес мобильных операторов и аналогичные операции)
• Поддержка интерфейсов POS-терминалов Bull, VeriFone, Hypercom, Lipman
• Система мониторинга банкоматов
• Поддержка функций самообслуживания, включая cash-in
• Архитектурно иначе реализованы: пользовательский интерфейс, система безопасности, коммуникационная подсистема, межпроцессные взаимодействия, файловый обмен (BER-TLV)
• Наличие LINUX-версии. Таким образом, редакция журнала “ПЛАС” может констатировать, что ей не удалось обнаружить фактов, косвенно или прямо свидетельствующих о нарушении чьих бы то ни было авторских прав со стороны компании БПЦ при разработке продуктов семейства SmartVista.

2. “…IFS включила механизм юридических претензий к компании БПЦ”
БПЦ никогда не получала официальных извещений от руководства IFS о начале каких-либо юридических действий против российской компании. На практике единственным реальным действием со стороны IFS, с которым пришлось столкнуться компании БПЦ, стала лишь массовая рассылка писем полуанонимного характера.

Так, с марта 2002 г., после подписания партнерского соглашения между IFS и ПСиТ, в адрес банков, ранее работавших с продуктами IFS, стали поступать письма за подписью ряда сотрудников IFS, содержащие утверждения о том, что компания IFS International возбудила судебное расследование против БПЦ по факту нарушения авторских прав и прав интеллектуальной собственности IFS. Примечательно, что подобное заявление было сделано не в адрес БПЦ, что выглядело бы хотя бы логичным, а непосредственно банкам, в которых установлен продукт TP-II.

В письмах содержалось утверждение о якобы имевшем место возбуждении судебного дела против компании БПЦ, умышленно присвоившей продукт TP-II и разработавшей свое решение SmartVista полностью на базе исходных текстов TP-II, полученных в период сотрудничества с IFS в качестве ее дистрибьютора. Приводились также контактные координаты некого партнера американской юридической компании, который, по утверждению авторов данных писем, ведет судебное разбирательство против БПЦ.

В процессе личного общения с упомянутым лицом удалось достоверно установить, что данный юридический поверенный никогда, прямо или косвенно, не был вовлечен в судебное разбирательство против БПЦ и не имеет о возбуждении такового никаких сведений. Более того, что юридическая контора, партнером которой является данное лицо, не является инстанцией, уполномоченной вести подобные разбирательства. По информации, которую удалось получить из независимых источников, ни в один суд на территории США или Российской Федерации не поступал иск против БПЦ или ее учредителей.

Споры в области интеллектуальной собственности на программное обеспечение – вполне заурядное явление в бизнесе, связанном с высокими технологиями. Однако во всем цивилизованном мире иски предъявляются немедленно по факту выявления возможного нарушения и направляются непосредственно предполагаемому нарушителю. Тот факт, что, минуя БПЦ, компании IFS и ПСиТ рассылают письма третьим сторонам, в равной степени может свидетельствовать как об отсутствии реальных нарушений со стороны БПЦ, так и о нежелании IFS защищать свои права цивилизованным образом. Что выглядит более чем странным и наводит на размышления о причинах подобного нежелания. Или неспособности?

3. Приобретение продукта SmartVista “влечет за собой потенциальные проблемы с прохождением … сертификации в международных платежных системах”.
Компания БПЦ никогда не имела проблем с сертификацией своих решений как в международных, так и в локальных платежных системах.

С 2000 г. компания БПЦ осуществила ряд успешных сертификаций инсталляций продуктов семейства SmartVista в Visa International и MasterCard International. В настоящее время с карточными продуктами международных платежных систем Visa International, MasterCard International, Diners Club International и American Express работают 18 клиентов БПЦ в 7 странах мира. Решение SmartVista также имеет сертифицированные интерфейсы с российскими системами Union Card и STB.

4. Продукт SmartVista “навсегда останется под прицелом юридических претензий”.
Как уже отмечалось, права на все разработки БПЦ по проекту SmartVista (включая товарный знак, программный продукт “SmartVista”, отдельные его модули и функционал) принадлежат компании БПЦ и защищены патентами и свидетельствами в 11 странах мира.

Кроме того, исходные коды продуктов БПЦ защищены скрытыми идентификационными метками, сотрудники компании, имеющие доступ к кодам, по контрактам БПЦ несут персональную юридическую ответственность за их сохранность.

При этом БПЦ не передавала и не намерена передавать в будущем никакие исходные тексты третьей стороне. Эти факты, досконально проверенные в ходе журналистского расследования редакции “ПЛАС”, позволяют со всей уверенностью утверждать, что легальные версии исходных текстов существуют только у БПЦ.

Права БПЦ защищали и защищают юристы и адвокаты ряда представительных юридических компаний в России и за рубежом: “Городисский и Партнеры”, LeBoeuf, Lamb, Greene & MacRae, L.L.P. и ряд других. Их юридические заключения аргументированно доказывают, что IFS не имеет оснований предъявить судебный иск к БПЦ, а тем более выиграть его. В том случае, разумеется, если IFS все же решится на такой непривычный для себя цивилизованный способ выяснения отношений.

5. “…в ряд установок без согласования с IFS вносились существенные функциональные ограничения, которые отсутствуют в оригинальных версиях и за “устранение” которых банки были вынуждены платить БПЦ дополнительно”.
Ни один из опрошенных в ходе журналистского расследования клиентов не подтвердил достоверность данного утверждения. Напротив, в распоряжение редакции “ПЛАС” были предоставлены официальные опровержения данного утверждения, сделанные крупнейшими клиентами БПЦ.

Следует также отметить, что все контракты, заключенные с российскими банками в период работы БПЦ в качестве дистрибьютора компании IFS, были трехсторонними. В связи с тем, что лицензионная политика БПЦ по продуктам IFS согласовывалась с руководством последней и была прописана в соответствующем прайс-листе, можно утверждать, что все функциональные ограничения TP-II были изначально санкционированы именно IFS.

6. “БПЦ до сих пор продолжает играть не по правилам цивилизованного рынка”, ее действия нанесли ущерб ЗАО “Ай Эф Эс Расчетные Технологии” и его пользователям.

Редакции “ПЛАС” не удалось ознакомиться с какими-либо материалами, прямо или косвенно дающими основания для обвинения БПЦ в недобросовестности, невыполнении договорных обязательств и норм делового оборота, тем более в причинении кому-либо ущерба, как в период сотрудничества компании с IFS, так и в последующий период.

Таким образом, на сегодняшний день мы по-прежнему не располагаем информацией, о каком именно “ущербе”, нанесенном ЗАО “Ай Эф Эс Расчетные Технологии” действиями компании БПЦ, упоминал в своем интервью К. Булукин, равно как и о том, существуют ли у ЗАО “Ай Эф Эс Расчетные Технологии” какие-либо пользователи.

Очевидным в данном случае представляется лишь одно: в случае возникновения каких-либо разногласий “правила цивилизованного рынка” подразумевают обращение в суд для их разрешения, но никак не рассылку полуанонимных писем существующим и потенциальным партнерам оппонента.

P.S.
В заключение лишний раз хотелось бы подчеркнуть, что настоящая публикация не имеет целью каким-либо образом охарактеризовать те или иные упомянутые в ней продукты или компании, оказывая таким образом влияние на выбор наших читателей. В то же время, являясь профессиональным специализированным изданием, журнал “ПЛАС” традиционно стремится к максимальной объективности освещения тех или иных событий и тенденций карточного рынка. И сегодня мы вновь не смогли отказать себе в этой вполне простительной “профессиональной слабости”.

Полный текст статьи читайте в журнале «ПЛАС» № 7 (97) ’2004 стр. 36

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных