Журнал ПЛАС » Архив » 2018 » ЖУРНАЛ ПЛАС №9 » 1233 просмотра

Российский рынок эквайринга. Приметы времени

Российский рынок эквайринга. Приметы времени

Основным трендом 2017–2018 годов я бы считал тотальное оборудование POS-терминалами малого бизнеса. Дотация эквайрерами POS-терминалов для малого бизнеса, предложение совмещенных кассовых решений для розницы банками, а также требование потребителей предоставить возможность оплаты картами позволили оборудовать почти все розничные малые предприятия POS-терминалами.

Россия вышла на первое место в мире по числу оплат Apple Pay, формируя новое потребительское поведение. Также следует отметить дальнейшее развитие Р2Р-переводов. Сервис переводов по номеру телефона между клиентами Сбербанка и Тинькофф Банка взорвет рынок, сделав такую услугу де-факто стандартом. И Система быстрых платежей от АФТ может оказаться просто ненужной после внедрения данного инструмента, поскольку большинство пользователей уже получит необходимый сервис.

Павел Рево,
вице-президент, директор по развитию Транспортной Клиринговой Палаты

При дотировании и продвижении платежными системами может получить распространение услуга снятия наличных при покупке. Речь не идет об альтернативе банкоматам, а всего лишь о получении незначительной суммы наличных средств с покупки по карте. Например, это может быть востребованным в ресторанах для оплаты «чаевых». Уверен, что платежный инструмент создан не только для того, чтобы ресторанам не платить налоги за официантов. Можно отметить еще одну тенденцию рынка эквайринга, которую очень многие уже заметили. Это регулярная «поломка терминалов» в дорогих ресторанах в самые кассовые дни. Хочется надеяться, что фискальные и прочие органы исполнительной власти обратят внимание на это неприкрытое уклонение от уплаты налогов.

Банки начали считать себестоимость эквайринга

Процесс пошел, но очень медленно. И это связано с так называемой ловушкой KPI. Любой менеджер, даже топ-менеджер, при корректном расчете себестоимости эквайринговых услуг будет вынужден уменьшить свой результат по году и тем самым поставить под угрозу свои бонусы, на что вряд ли решится банковский сотрудник с многолетней профдеформацией. Следует отметить, что вопрос в неменьшей степени касается и эмиссионных продуктов, которые считаются обычно в «одном котле» с эквайрингом. Высокие кэшбэки наряду с отсутствием технической возможности посчитать доходность по отдельному клиенту делают многие карточные продукты убыточными. По моему мнению, банкам следует взять на вооружение опыт сотовых компаний в вопросе расчета доходности по каждому клиенту, которые решили данный вопрос еще несколько лет назад.

Тем не менее в перспективе нескольких лет банки обзаведутся системами управления доходами по карточному бизнесу, и стоимость услуги для крупных клиентов будет рассчитываться как себестоимость плюс доход банка, при этом все составляющие себестоимости будут подробно прописаны в договорах. В настоящий момент есть компании, предоставляющие такие решения, в том числе для западных игроков. Однако по описанным выше причинам эти решения не востребованы.

Банки активно борются за клиента в сегменте СМБ. Что это даст им с точки зрения бизнеса?

Конечно же, речь идет в первую очередь о развитии РКО. СМБ — самый массовый клиентский сегмент, LTV (LifeTime value) продукта РКО для данного сегмента — несколько десятков тысяч рублей при числе потенциальных клиентов в несколько миллионов. При этом срок жизни данного клиента составляет полтора-два года. Таким образом, мы рассматриваем рынок объемом порядка 50 млрд рублей в год. Для привлечения клиентов на РКО банки используют, в том числе и эквайринг. Если интернет-эквайринг для СМБ — вопрос сомнительный по причине ограниченного рынка (25–50 тыс. клиентов, по различным оценкам), то наземный POS-эквайринг СМБ — это практически неограниченный рынок с высокими перспективами. Особенно в связи с нынешней необходимостью оборудовать торговые точки кассовыми решениями в рамках 54-ФЗ.

Активное развитие Р2Р-переводов в России – как повлияет на него запуск Системы быстрых платежей?

Развитие рынка Р2Р-переводов в РФ связано в первую очередь с отсутствием иной альтернативы быстрых и удобных переводов. Поэтому Р2Р-переводы быстро заняли свободную нишу. Возможно, развитию данного рынка в России способствовала и высокая доля теневой экономики. Как бы там ни было, сегодня он является для МПС одним из самых перспективных в мире. Недавно сразу три (!) игрока анонсировали запуск платформы для осуществления Р2Р-переводов по номеру телефона — Mastercard, Visa, а также Система быстрых платежей. На мой взгляд, самое забавное в этой ситуации, что Сбербанк и Тинькофф Банк уже запустили собственный сервис переводов самостоятельно с использованием взаимных API, не дожидаясь старта «сис-темных» проектов. Несмотря на такое активное развитие, я бы не делал ставку на данные сервисы до прояснения позиции регулятора. Есть мнение, и не без оснований, что в Р2Р-переводах значительную долю занимают сомнительные операции, поэтому вполне возможно появление того или иного законодательного ограничения данных переводов и/или обложения их специальным налогом.

Изменения в тарифной политике Visa

Отсутствие возможности посчитать доходность по отдельному клиенту делает многие карточные продукты убыточными

Изменения, введенные Visa в сентябре 2018 года, затронут преимущественно нельготные товарные категории в интернет-эквайринге. Interchange по премиальным продуктам незначительно вырастет, по прочим — незначительно снизится, а в среднем себестоимость интернет-эквайринга по всему трафику Visa снизится в краткосрочной перспективе примерно на 0,05%. Следует сделать акцент именно на кратко-срочной перспективе, поскольку доля премиальных карт постоянно повышается. Это связано с тем, что interchange — один из основных заработков эмитентов, помимо пассивного дохода. Поэтому для них предпочтительней те карточные продукты, по которым более высокий interchange.

О возможном госрегулировании interchange в РФ

Прежде всего необходимо рассмотреть саму модель карточного бизнеса. Напомним, что основная доля себестоимости эквайринга в нельготных товарных категориях составляет примерно 1,7% платежа, из которых 0,2% приходится на комиссию, уплачиваемую эквайрером платежной системе, 1,5% — на interchange. Эмитент, в свою очередь, отдает 0,2% платежной системе. То есть эмитенты заинтересованы в повышении interchange. В связи с тем, что торговые предприятия согласно правилам ПС не имеют права взимать дополнительную комиссию с держателей карт, при увеличении доли карточных платежей в выручке ТСП interchange становится своего рода налогом на розничный товарооборот, который уплачивается банкам. Если несколько лет назад высокие ставки interchange были обоснованы необходимостью банков инвестировать в платежную инфраструктуру, то теперь, при доле карточных платежей более 50% от розничного товарооборота, этот аргумент теряет силу.

Так, в 2017 году объем операций оплаты по картам товаров и услуг в РФ составил 16,066 трлн рублей, при этом розничный товарооборот в РФ оценивался в 29,804 трлн рублей, по данным статистики ЦБ и Росстата. Также следует отметить появление тенденции снижения объема снятия наличных денежных средств с банковских карт — 25,707 трлн рублей в 2017 году против 25,927 трлн рублей в 2016-м.

Напомним также, что за 2017 год розничная торговля увеличилась на 1,2% в годовом сопоставлении, достигнув 29 трлн 804 млрд рублей. По итогам 2016 года оборот розничной торговли сократился на 5,2% в годовом сопоставлении, и составил 28 трлн 137,1 млрд рублей.

Так как платежные системы конкурируют за эмитентов, предлагая им карты с более высоким interchange (как уже отмечалось, доля премиальных карт в РФ значительно увеличилась за последние годы), эмитенты, в свою очередь, стимулируют покупателей, а покупатели уже «привыкли» к картам, в рыночной ситуации данная тенденция имеет только один вектор – в сторону увеличения interchange платежными системами, поскольку ритейлеру просто некуда деваться. Он будет платить за эквайринг ровно ту сумму, которую ему назначат банки, поскольку отказаться от приема карт не сможет. Поэтому в данной ситуации с точки зрения экономической политики разумно начать снижать interchange путем планового государственного регулирования. Более того, при уже развитой платежной инфраструктуре и доминирующей вовлеченности покупателей в карточные платежи высокий interchange невыгоден для экономики страны в целом. Однако понижать interchange следует плавно, чтобы избежать ситуации, которая сложилась на сегодняшний день в Европе, где значительное снижение interchange привело к выставлению банками комиссий за пользование картами держателям и, как следствие, к стагнации миграции населения на безналичные платежи.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных