Artificial Intelligence как предмет инвестиций в фундаментальную науку

Если говорить о реальных перспективах направления, называемого сегодня искусственный интеллект (ИИ, Artificial Intelligence, AI), следует вначале уточнить ряд сугубо понятийных моментов, включая вопросы философского характера.

Artificial Intelligence как предмет инвестиций в фундаментальную науку

Начнем с того, что искусственный интеллект как глобальная сущность еще не устоялся, поскольку достаточно неопровержимых «common talks», что разум не может создать себе подобное.

Борис Семенченко, независимый эксперт
Борис Семенченко,
независимый эксперт

Во-первых, такое явление в прямом понимании предполагает полное самопознание со стороны человечества и возвышение (ибо критерий соответствия «биологического» и искусственного интеллектов должен определять и применять некий арбитр, стоящий «над схваткой»). Во-вторых, не будем забывать, что гносеологически стабильного состояния познания просто не существует. В-третьих… Впрочем, не будем продолжать наш метафизический экскурс, иначе мы оставим без работы институты философии, и перейдем к следующим пунктам, связанным с обществом и бизнесом.

По мнению автора настоящей статьи, искусственный интеллект – это некое «общее место», которым замещается реально существующая потребность человечества в уверенном манипулировании нарастающим объемом информации. Мощность потока информации дает (иногда хорошо и профессионально сформулированные, а иногда – подспудно осознаваемые) представления современного информационного поля как нарастающего и уплотняющегося шума, в котором опасность потери возможности выявлять нужные сигналы становится все более реальной. И сама идея создания некоего инструментария, условно именуемого ИИ, в этом контексте есть, выражаясь пафосно, стремление прогрессивного человечества «взнуздать» выведенного им же информационного скакуна. Да, ученые прошлого века определили направления развития и критерии успеха того, что называется ИИ, но никоим образом не обнадежили в части реальности достижения конечной цели. Последние 20 лет усилия науки и инженерии направлены не столько на достижение «окончательного» результата, сколько на определение границ возможного. Которые, скорее всего, совпадают с границами возможностей человечества в целом.

41

При этом нельзя не отметить, что на фоне выстраивания этой новой «философско-айтишной» концепции в гармонии с реальными возможностями достижения качеств «чистого» ИИ человечество тем не менее вело на рубеже 20-х и 21-х веков активную борьбу с «информационным шумом», и вело весьма успешно. Причина тому – реальный потенциал развития индустриального информационного общества в совокупности с неизменившимися законами экономического развития (снижение издержек при мотивации производительных сил повышением уровня жизни). И вот тут мы подходим к более известным, земным и понятным аспектам того явления, которое частично нашло свое отражение в результатах недавнего исследования Fujitsu на тему востребованности искусственного интеллекта, приводимых в этом номере журнала «ПЛАС».

Искусственный интеллект, категория, относящаяся пока еще к чистой науке, выдвинута на авансцену бизнеса

Последние наглядно иллюстрируют, что одной из тенденций является «переименование» уже знакомых понятий. При этом темпы развития цифрового мира даже не дают назвать эти понятия «хорошо забытым старым», а ведь забывать не удается, мы просто не успеваем стареть. В свою очередь парадигма экономического развития неизменна – приходится модифицировать старые понятия радикально, сообразуясь не только с достижениями НТР, но и с их инфляцией. В результате искусственный интеллект, категория, относящаяся пока еще фактически к чистой науке, выдвинута на авансцену бизнеса. А в зрительном зале – аудитория, еще не освоившая предыдущих достижений интеллектуализации и автоматизации процесса гипер-многофакторного анализа, причем в «своих собственных» областях, обслуживающих и формирующих мировую экономику… Исследования (опросы, бюджет) на предмет признания стратегической важности внедрения систем ИИ не оставляют пространства для ответов топ-менеджеров, рискующих потерять репутацию прогрессистов (а вероятно, еще и бонусы). Конечно, важно, конечно, стратегически… А вот детализация и описание перспективных стратегических практик замедляет проявление энтузиазма у «тестируемых на прогрессивность». Практикующим и потенциально практикующим пока еще не везде легко проводить увязку «старого доброго», еще не забытого (например, Business Intelligence, BI), с новыми лозунгами и объемами новых инвестиций.

41-2Следует понимать, что в современных научных и инженерных исследованиях (в том числе и внедрениях) понятие ИИ шире, чем то, в рамках которого проводит свое исследование Fujitsu. Это отнюдь не воспринимается как манипуляция – наоборот, исследование наглядно демонстрирует неготовность декларировать безальтернативность и однозначную стратегическую ценность искусственного интеллекта в конкретных технических системах бизнес-приложений. Отсутствие таких деклараций отражает не отсутствие интереса и признания необходимости реальных шагов в данном направлении, а, скорее, неприятие кампании как таковой. Очень вероятно, имеет место и «непопадание» респондентов в термины и определения компонентов ИИ, зачастую уже и не являющихся для респондентов стратегическими целями в силу высокой степени своей реализации или наличия различного (и пока не всегда позитивного) опыта.

Парадигма экономического развития неизменна – приходится модифицировать старые понятия радикально, сообразуясь не только с достижениями НТР, но и с их инфляцией

Что изменилось бы в приведенном исследовании Fujitsu, если заменить AI на упомянутый выше BI? Смею предположить, что целевая группа отреагировала бы на него таким образом, который не оставил бы исследователям повода констатировать отсутствие видения стратегических целей и тем более задержки. Упоминая задержки, вспоминаем о нормативах. Но какие же существуют сегодня нормативы внедрения ИИ?!

Проанализировать природу слов бывает нелишне даже в сегодняшнем информационном шуме: «умение рассуждать разумно с применением компьютера (информационной системы) – в этом и заключается искусственный интеллект. Пока «рассуждение» как свойство «биологического» интеллекта им самим не определено более сущностно, нежели как «свойственное только этому «биологическому» интеллекту». А с таким определением целеполагание ИИ от теста Тьюринга продвинулось сильно, но к практикам – далеко не везде, и, наверное, спешка в этом деле неуместна. Это нормально, и присягать ИИ «по индустриям и странам» представляется преждевременным.

Тем более что такого рода «фильтрации» текущего современного информационного шума, как я уже отмечал, востребованы и активно реализуются. Не претендую на правильность определения и категоризацию, но если посмотреть на корреляцию «интереса к ИИ» и «позитивность или энтузиазм» целевой группы исследования, то такой «комплексный» показатель будет отражать общую картину достижений и проблем современного постиндустриального социума. Поясню на конкретных примерах:

  1. «ИИ-неспешные» респонденты: уже успешны и не склонны фетишизировать грядущие ИИ-инновации там, где уже прекрасно работает автоматизированная система интеллектуальной поддержки принятия решений (СППР, или Decision SupportSystem, DSS). Так, успешно поставившая на службу Business Intelligence Германия и без «окончательных выводов» ИИ может прогнозировать движение корпоративного развития на основе корректно исполняемых процедур многофакторного анализа, планируя слияния и поглощения за несколько лет до самих этих явлений. При этом советы директоров и акционеров не обеспокоены названием информационных систем, обеспечивающих сбор, обработку и предоставление прогнозов, как бы радикально в текущих ландшафтах они ни выглядели. Культура применения таких систем уже сама по себе есть развитие интеллекта, как минимум стимул роста доверия к нему.
  2. «ИИ-энтузиасты», столкнувшиеся в настоящее время с проблемой баланса между ресурсоемкой социальной политикой и давлением окружающей среды (шумящей не только в прямом, но и в информационном смысле), возлагают больше надежд на ИИ как на остро востребованный инструмент для принятия решений и полагаются на бизнес как на движущий (и инвестиционный) ресурс.
  3. «ИИ-осторожные», несмотря на вхождение в определенную политико-экономическую формацию, заняты задачами переходов постиндустриального характера, декларируя альтернативные направления прямых инвестиций как в настоящее время, так и в стратегической перспективе.
Что изменилось бы в приведенном исследовании компании Fujitsu, если заменить AI на BI?

В этом смысле исследование Fujitsu абсолютно репрезентативно, за исключением «сетований на задержки в связи с отсутствием стратегических инициатив». Во-первых, стратегическая инициатива – это, как правило, очень «некризисный» бюджет. Во-вторых, ИИ еще долго будет предметом инвестиций именно в фундаментальную науку, поэтому констатировать несовершенство восприятия ИИ самой индустрией (включая финансовую) пока преждевременно.

Отдельно стоит поговорить про банковский сектор, в той мере, в какой его развитие отражает уровень экономического развития общества и в какой он направлен реально на получение доходов от транзакций по обслуживанию экономической жизни этого общества. Там, где уровень доходов по группам населения крайне сегрегирован, искусственный интеллект еще долго будет объектом «прогрессистских» деклараций (и, конечно же, освоения бюджетов). Вычислять с помощью ИИ потребности в услугах кредитной организации при определенном (высоком) пороге неплатежей и перекредитованности всех отраслей экономики просто нет смысла – они очевидны. Актуарная математика предоставляет прекрасные методики, не требующие высокой степени автоматизации в принципе, если к тому же категорий субъектов не так уж много. Это же верно для систем, где корпоративные ресурсы неразрывно связаны с экономически неэффективными ресурсами (читаем – государственными). Не критикую такую модель (как и любую другую, поскольку это не в компетенции автора), но очевидно, что ИИ выступать здесь универсальным помощником не сможет никогда.

43

Там, где вопрос принятия правильного, быстрого, максимально достоверного и репрезентативного решения выровнен по цене ошибки–успеха, система сбора первичных показателей точна и беспристрастна, а охват потребности оценки и прогноза широк – от потребительских предпочтений до корпоративных и политических уровней, ИИ обязательно будет (и уже) востребован. Хотя бы в той мере, в какой Intelligence сам по себе не будет достаточен без Artificial. Стратегически же тут вряд ли есть место для дискуссий. Оперативно-тактически – время пока есть, и, надеюсь, оно еще не истекает. Бюджеты – да, бюджеты нужны значительные.

Искусственный интеллект еще долго будет предметом инвестиции именно в фундаментальную науку

Уверен, что перечень задач, где высокая степень получения достоверных оценочных суждений, а также правильного (и быстрого) прогноза ожидается человечеством с нетерпением, весьма широк. Более того, человечество не сидит сложа руки: могу только повторить, что использующие новейшие технологии системы обеспечения массовых транзакционных потоков, экспертиз инвестиционных активностей, кредитного ранжирования не только развиваются, но незаметно и эффективно работают в окружающем нас мире.

Вероятно, выражать беспокойство о недостаточности принятия участниками индустрии ИИ как стратегической перспективы можно в той же мере, в какой в не столь давние времена наблюдалась обеспокоенность созданием национальных группировок космических систем связи. Вряд ли сейчас человечество делится на тех, кто считает себя обделенным в стратегическом плане, потому что покупает сигнал со спутника, от тех, кто когда-то задумал, сделал и запустил этот спутник. Полагаю, ИИ продвигается таким же образом, не меняя парадигмы развития (существования) нашей цивилизации. В зависимости от достаточности ресурсов и умения ими распоряжаться, а также остроты востребованности появятся те участники рынка, кто, приняв определенность «стратегической неизбежности», будет интенсивно развивать и внедрять ИИ. Также будут и те, кто неизбежно станет потреблять результаты этого внедрения, добиваясь других (и, надеюсь, не менее полезных) стратегических целей. Да, не бесплатно. Но – неизбежно!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных