Больше вопросов, чем ответов

Больше вопросов, чем ответов

Зная автора статьи «Модель безналичных денег: в поисках эффектив­ной альтернативы» как одного из крупнейших в России специа­листов в сфере платежных сис­тем, всегда с большим интересом чи­таю его предложения по развитию НПС. И в этот раз с удовольствием познакомилась с его предложениями по созда­нию новой модели безналичных денег в России.

 

Лавина отзывов лицензии у кредитных организаций, которую мы наблюдаем за последние 2–3 года, никого не оставила равнодушным и обострила те аспек­ты современного денежно­-кредитного механизма, о которых мало кто заду­мывался и вспоминал в тучные годы. А именно – что современные деньги носят обязательственный характер, и в стра­не обращаются два типа обязательств. Это обязательства Банка России в виде наличных денег и безналичных денег на корсчетах ЦБ и обязательства кредитных организаций в виде остатков на расчет­ных, текущих, сберегательных и прочих счетах. 
Очевидно, что в части надежно­сти качество этих обязательств разное. И массовое закрытие банков привело к тому, что все клиенты – юридические лица и индивидуальные предпринимате­ли (естественно, не попадающие под За­кон о страховании вкладов) уже понесли значительные потери в связи с банкрот­ством или  санацией обязательного лица. Поэтому мне понятна позиция автора статьи, который предлагает своим мето­дом решить эту проблему и обезопасить средства хозяйствующих субъектов, ко­торые они вынуждены по действующему законодательству держать в кредитных организациях. 
Но, к сожалению, автор предлагает сразу радикальный метод – дать клиен­там банков возможность держать деньги (валюту) только в виде требований к Цен­тральному банку. Если клиенты этой воз­можностью воспользуются, коммерческим банкам останется только техническая функция перевода этих обязательств.
Может быть, в будущем мы и перейдем к такой модели, я не отрицаю подобной возможности. Но в этом случае у меня возникает вопрос: что тогда будут де­лать коммерческие банки? Ведь именно возможность в процессе хранения денег клиентов выдавать их в кредит, получая от этого доход, и позволила менялам древности стать теми банками, которые существуют сегодня во всем мире. 
Средства на счетах коммерческих банков – это ресурсы для кредитования экономики, позволяющие реализовать основную функцию кредита – перераспре­деление временно свободных ресурсов от заемщика к кредитору. Получается, что автор предлагает держать деньги на счетах только для расчетов, но как же тогда будет функционировать денежный мультипликатор? По сути, банкам отво­дится роль депозитных ячеек.  Т. е. автор предлагает временно не задействованные в расчетах деньги просто «держать в ячей­ке» и переводить по поручению клиента, не превращая их в кредитные ресурсы для экономики.
Здесь мы затрагиваем еще один, не менее важный аспект функционирования денежно­-кредитного механизма в стра­не – эмиссионный.
Сегодня эмиссия денег (по крайней мере, будем надеяться, что это так) осуществля­ется на кредитной основе, и банки выдают кредиты, откликаясь на спрос со стороны заемщиков.  После использования кредит погашается, и мы имеем рыночный харак­тер денежной эмиссии. Если эмитентом денег для хозяйствующих субъектов будет выступать Банк России, то как он будет определять необходимый размер эмиссии? Сколько денег нужно хозяйствующим су­бъектам?! Если выпустит в обращение слишком много денег – инфляция, мало – кризис неплатежей. Каков рыночный меха­низм изъятия денег из обращения?
Идея, предложенная автором статьи, требует глубокой методологической проработки на теоретическом уровне
История свидетельствует – все неры­ночные методы управления эмиссией приводят к гиперинфляции. Я не нашла у автора ответа на этот вопрос.
Мониторя мнения зарубежных и россий­ских экономистов и банковских экспертов касательно будущего банков, можно от­метить: несмотря на большое разнообра­зие взглядов, предрекающих отмирание различных банковских операций, боль­шинство экспертов оставляет за банками хотя бы одну роль – держателя фондов (т. е. ведение счетов клиентов). Автор статьи забирает и эту функцию. Но что тогда будут делать банки в ближайшем будущем? Кредиты уйдут микрофинан­совым организациям, P2P­-структурам и т. п., расчеты уйдут в социальные сети, к мобильным операторам и тем компа­ниям, которые попадают под широкое определение «финтех». 
В модели, предлагаемой автором ста­тьи, не нашли ответа и много других моих вопросов. В том числе вопрос экономи­ческой окупаемости новых участников. Например, сколько будут стоить услуги «Оператора счета» и за счет чего они будут дешевле, чем у банка. А если они не будут дешевле, то почему туда пойдут клиенты. Кроме того, неясно, кто будет брать на себя риски, за счет чего их по­крывать и т. д.
По моему мнению, НПС является инфра­структурой экономики, тесно связанной с денежно­-кредитным механизмом, по сути его обслуживающим. Поэтому идея автора требует глубокой методологиче­ской проработки на теоретическом уровне. Подозреваю, что технически этот вопрос решить несложно, но касательно его эко­номической целесообразности у меня пока больше вопросов, чем ответов. В сфе­ре денежных отношений я за эволюцию, а не революцию.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных