Журнал ПЛАС » Архив » 2016 » ЖУРНАЛ ПЛАС № 6(229) » 669 просмотров

Teradata Universe 2016: станут ли вещи держателями платежных карт?

Teradata Universe 2016: станут ли вещи держателями платежных карт?

Карло Ратти (Carlo Ratti),
директор Senseable City Lab Массачусетского технологического института (MIT)
Андрей Поваров,
независимый эксперт

От интернета к Internet of Things и полной «самостоятельности» вещей в Shared Economy. Сможет ли общество сохранить над ними контроль?

Об этих и других актуальных проблемах современного цифрового пространства беседуют в кулуарах прошедшей в Гамбурге конференции Teradata Universe 2016 два хорошо известных участникам индустрии профессионала – независимый эксперт Андрей Поваров и Карло Ратти (Carlo Ratti), директор Senseable City Lab Массачусетского технологического института (MIT).


А. Поваров: Архитектура и наука – вы занимаетесь и тем и другим. Можно ли определить их пропорции, как они менялись исторически?

К. Ратти: Мы начинали с инженерной деятельности. От нее перешли к архитектуре, а затем к информатике. Этот поступательный процесс естественным образом создал то пространство, в котором мы сейчас работаем – его стали называть «умными городами» (Smart Cities). Это о том, что интернет становится пространственным, интернетом вещей (Internet of Things, IoT), оказывая все большее влияние на то, как мы проектируем город или дом. Архитектура и компьютерные науки у нас сочетаются совершенно органично, и тут невозможно определить пропорции.

А. Поваров: Была ли Москва среди городов, которые вы проектируете? Имел ли ваш проект в «Стрелке» какое-то практическое применение?

К. Ратти: Проект в «Стрелке» (strelka.com/ru/education/people/carlo-ratti) длился год и назывался SENSEable City Moscow, это была школа по архитектуре и городскому планированию. Мы работали с цифровыми технологиями и смотрели на то, какое влияние они оказывают на развитие города. Это был интересный, но чисто академический проект без каких-либо специальных задач коммерческого применения.

А. Поваров: Многие практические применения IoT используют технологии Big Data. Насколько близки эти два направлния? Например, в концепции вашего нового проекта Sofa анализ Big Data, на первый взгляд, вроде бы и не используется (хотя я уверен, что это не так), а например, при визуализации коммуникаций в Риме во время футбольного матча большие объемы данных, поступающих и обрабатываемых в режиме реального времени, составляют очевидную «фасадную» часть проекта (senseable.mit.edu/realtimerome/sketches/).

К. Ратти: Когда вещи «говорят» друг с другом, они естественным образом генерируют большое количество данных, поэтому Internet of Things по своей сути глубоко связан с Big Data. Мы представили наш проект Sofa на Milano Design Week 2016 как раз на прошлой неделе, и это действительно не просто предмет мебели – диван, а яркий представитель Интернета вещей. Он может не только создавать разные конфигурации за счет изменения геометрии своих элементов, но также внимательно отслеживает, как именно люди на нем сидят – для этого используется большое количество датчиков. С этими данными можно строить самую разную аналитику. Таким образом, IoT – это более широкая концепция, предполагающая постоянную работу с данными, без которых мы просто не могли бы «общаться» с объектами. Но при этом данных может быть и много, и мало, и в зависимости от ситуации мы можем уделять им больше или меньше внимания.

TERADATA UNIVERSE 2016
Конференция Teradata Universe 2016 прошла в Гамбурге 17–20 апреля 2016 года. Помимо представления весьма впечатляющих стратегических инициатив самой компании Teradata – трансформации бизнеса с выходом на гибридные «облачные» модели и открытые платформы – много внимания было уделено глобальным трендам в области IoT и Big Data, а также их применениям в разных областях экономики, в том числе на рынке розничных финансовых услуг и платежной индустрии.

А. Поваров: Вы уже почти ответили на мой следующий вопрос по проекту Sofa. Когда кто-то на этом замечательном диване сидит, лежит или меняет его конфигурацию, очевидно, можно получать об этом все данные, а также сохранять их и анализировать. Рассматриваете ли вы в дальнейшем глобальное продолжение этого проекта, когда данные, собранные от миллионов людей, использующих ваши Sofa, будут обрабатываться методами Big Data для различных полезных применений, как, например, в сфере здравоохранения и т. п.?

К. Ратти: Совершенно верно! Мы собираемся это делать. Я приведу другой пример: мы реализовали один похожий, очень забавный проект, он называется Makr Shakr. Это управляемый роботами бар. (carloratti.com/project/makr-shakr/) Для компаний, анализирующих собранные данные, которые относятся к Big Data, это жизненно важный проект – и информация, уже собранная о сотнях тысяч потребителей, принявших в нем участие, очень ценна, потому что она многое говорит о том, как люди пьют напитки, об их привычках и типичных сценариях. Так же и для Sofa – мы пока еще не запустили данный проект, но он тоже обещает быть очень интересным.


«Говоря» друг с другом, вещи генерируют большое количество данных, поэтому IoT глубоко связан с Big Data


А. Поваров: Тематика Internet of Things и Big Data лично мне интересна еще и с точки зрения корпоративного и бизнес-образования. У нас уже есть наработанная программа обучения тому, что такое Big Data, как внедрять и коммерчески использовать технологии Big Data в своей организации. И эта программа рассчитана на руководителей, а не на технических сотрудников. Если говорить про Internet of Things – как бы вы построили курс, рассчитанный именно на руководителей?

К. Ратти: У нас в MIT есть онлайн курс по IoT – кстати, его ведет Тим Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee), изобретатель интернета. Если же говорить о курсе с акцентом на обучение руководителей, я бы его структурировал следующим образом. Первая часть – про технологии, соединяющие вещи. Очень важно знать все те способы, которыми вещи коммуницируют друг с другом. Вторая часть – это какие данные можно получить в процессе общения с вещами и как их правильно использовать. Наконец, третью часть я бы посвятил способам применения или «вертикалям»: какое влияние правильно построенное «общение вещей» может иметь на дорожное движение, на мобильность, энергетику, города, компании, заводы, направления той или иной индустрии и т. п.

Карло Ратти (Carlo F. Ratti)
Архитектор, инженер, изобретатель, активный евангелист цифровых технологий. Основал Carlo Ratti Associati, является профессором Массачусетского технологического института (MIT), где руководит Senseable City Lab – группой разработчиков, изучающих влияние новых технологий на проектирование современных городов и жизнь в них. Был назван Wired Magazine одним из «50 людей, которые изменят мир».

А. Поваров: Раз уж вы упомянули основателя интернета – а на каком этапе к интернету добавились вещи, и почему только недавно это направление стало так популярно? Есть ли какое-то противопоставление концепций Internet of Things и интернета как такового?

К. Ратти: Концепция Internet of Things возникла давно, более 15 лет назад,(Термин ввел Кевин Аштон (Kevin Ashton) в 1999 году rfidjournal.com/articles/view?4986) но у нее не было практического применения достаточно долгое время. Почему? Потому что изначально Internet of Things базировался на взаимодействии вещей через радиочастотную идентификацию (RFID) – а этот метод никогда не разрабатывался как глобальная схема. То, что случилось за последние несколько лет и сделало IoT актуальным, очень важным, очень современным – это стандарты мобильного взаимодействия, прежде всего мы здесь говорим про 3G, 4G, WiFi. Теперь объекты действительно могут легко связываться друг с другом. Если говорить про различия IoT и интернета вообще, то первый позволяет создать систему, сочетающую цифровую и физическую компоненты, в то время как второй дает только цифровую компоненту. Internet of Things значительно расширяет потенциал интернета, добавляя в систему связей вещи, и это может быть все что угодно: светофоры, термостаты, ваш дом, ваш диван (тот же проект Sofa) и т. п. При этом я не вижу необходимости специально разграничивать Интернет вещей и интернет, я отмечаю скорее естественную эволюцию, привносящую в интернет все те вещи, которые нас окружают.

А. Поваров: Какие следующие стадии в развитии Internet of Things мы будем проходить? Например, еще 8–10 лет назад у нас был офис в Москве, где уже тогда можно было управлять освещением и кондиционированием каждого помещения через интернет. Что с тех пор уже изменилось и что изменится завтра?


Среди имен держателей карт в банковском отчете со временем может появиться тот или иной идентификатор или номер машины


К. Ратти: Я бы назвал это так: увеличивается разрешение контролируемого пространства. Сегодня в одной небольшой офисной комнате уже задействованы десятки – если не сотни датчиков. Они все соединены с интернетом, и все в этой комнате под контролем: свет, отопление, безопасность, пожарная сигнализация и т. п. В будущем разрешение будет увеличиваться, и в конечном итоге каждый атом в пространстве будет контролироваться и находиться «в режиме онлайн». У нас будет цифровая копия физического мира. На этом будут построены многочисленные кибернетическо-физические приложения, и мы сможем работать в этом мире легко и эффективно.

А. Поваров: А есть ли уже какие-то проекты, где пространства контролируются если не до атома, то со значительной степенью разрешения? Когда вы говорите про увеличивающееся разрешение – это всегда связано с увеличением количества сенсоров или есть другие способы, например, связанные с индивидуальной, более интеллектуальной проработкой разных элементов пространства?

К. Ратти: Увеличение разрешения контролируемого пространства может идти по двум направлениям: увеличение числа сенсоров и углубление знания о конкретном пространстве в его динамике, в реальном времени. У нас есть проект – я думаю, такое в мировой практике делается впервые: мы используем традиционные методы управления параметрами помещений, но сочетаем их со знаниями об «обитании», то есть о том, кто где находится и куда собирается идти. Например, когда мы с вами сейчас вошли в эту комнату, в ней уже был включен свет и работало отопление. Таким образом, эта комната расходует достаточно много энергии, даже тогда, когда в ней никого нет. В системах, знающих об обитании, вокруг вас будет существовать ваш собственный «пузырек» из тепла и света, настройки которого будут зависеть от ваших предпочтений, и он будет сопровождать вас по всему зданию. А еще в таких системах мы сможем гораздо легче планировать встречи друг с другом, потому что в каждый момент будет точно известно, где кто находится. Можно получить и другие очень интересные результаты. Например, если со временем мы видим, что эта комната недостаточно используется, можно переоборудовать часть здания, и на ее месте устроить помещение другого назначения. Таким образом, зная, как здание функционирует, можно дать ему возможность изменяться динамически как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Все это приводит к еще более интересному и эффективному взаимодействию людей и зданий.

А. Поваров: Правильно ли будет сказать, что Internet of Things – это не просто когда вещи «говорят» друг с другом, а когда при этом они вместе выполняют конкретные полезные задачи?

К. Ратти: Да, именно так и есть, и это действительно интересный момент. Многие воспринимают с большим энтузиазмом тот факт, что интернет соединяет не только людей, но и вещи. Можно восхищаться тем фактом, что один холодильник «разговаривает» с другим холодильником. Но насколько это интересно? На самом деле нет ничего особенно захватывающего в том, что один холодильник общается с другим, но вот что гораздо интереснее – это когда ваш холодильник общается с супермаркетом, и вас тоже приглашают в этом процессе поучаствовать. И тогда вы можете просто «сказать» «им обоим», что конкретно вы в конечном итоге хотите получить, и дальше пусть они уже сами между собой «разберутся», как все это устроить. Иногда, когда говорят про Internet of Things, подразумевают взаимодействие машин с машинами и забывают, что человеческий компонент должен всегда быть центральным звеном. В конце концов – зачем мы делаем все это? Затем, что это глубоко связано с нашей жизнью.

SOFA
«Первый в мире диван, трансформируемый цифровым способом» – так характеризуют новый объект из Интернета вещей, созданный Карло Ратти и недавно показанный на Milano Design Week. На самом деле это не столько диван, сколько набор шестиугольных элементов (столбиков), которые вместе могут принимать разные формы, в том числе и дивана. В каждом из них есть сервопривод, опускающий или поднимающий данный элемент, и датчики. Конфигурация изменяется или из приложения, или сенсорами, понимающими движение руки пользователя. Можно объединять любое количество элементов в самые разнообразные конфигурации.

А. Поваров: А как насчет объективных процессов, таких как активно приходящая в нашу жизнь Shared Economy, которая дает вещам в некотором смысле гораздо более значительную самостоятельность – именно потому, что они все больше разделяются между людьми и все больше управляются своими собственными алгоритмами? Один из примеров, который я часто привожу в платежном сообществе, касается того, кто оплачивает расходы так называемого разделяемого объекта в Shared Economy. Например, автомобиля: бензин и обслуживание. Когда-то водитель (если он есть), когда-то сам пассажир (по какой-то согласованной схеме), но в какой-то момент сама машина начнет платить сама за себя, и ей будет выдана банковская карта – не обязательно пластик, просто какой-то токен или номер, связанный со счетом в банке. Эта карта будет принадлежать не какому-то живому человеку, но просто одной вещи из мира интернета вещей. И среди имен держателей карт в банковском отчете вдруг неожиданно возникнет не имя, а какой-либо идентификатор или номер машины.

К. Ратти: Но не думаете ли вы, что за всем этим – в особенности если посмотреть, как это все происходит сегодня, – все равно стоит человек, который принимает решения? И ведь среди решений особенно важны именно те, которые касаются банковских счетов и карт! Если вы решите инвестировать в автопарк – а это будет не одна, а десятки или сотни тысяч машин – и «дадите» всем этим машинам банковские счета или карты, в конечном счете за этим стоять будете только вы, и если машина оплатила все свои расходы и получила доходы (при этом хорошо бы получилась какая-нибудь прибыль) – именно вы получите эту прибыль на свой счет. Я не вижу здесь ничего пугающего – это как если бы вы сами владели всеми этими картами и счетами и получали доход. Если, конечно же, машина вдруг не сделается сверхумной – и тогда она, получив свою прибыль, вдруг решит на эти деньги залить много бензина и кататься где-то все выходные просто в свое удовольствие – но я думаю, что мы еще не достигли той стадии развития технологии, когда это было бы возможно!


Понравился материал? Поделись.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных