18 апреля 2024, 15:47
Количество просмотров 2627

Что май грядущий нам готовит? Как обеспечить «Миру» – мир? Трансгран – ни цифры, ни аналога? ИИ – не отстать любой ценой?

Чем ознаменовалась первая треть весны-2024? Во-первых, выборами Президента Российской Федерации. Интрига, разумеется, заключалась не столько в результатах всенародного голосования, которые, к счастью, оставались предсказуемы на протяжении всей избирательной кампании, сколько в последствиях для финансового рынка и национальной валюты.
Что май грядущий нам готовит? Как обеспечить «Миру» – мир? Трансгран – ни цифры, ни аналога? ИИ – не отстать любой ценой?

Как показало время, ожидаемого некоторыми скептиками катастрофического падения рубля пока не случилось. Более того, регулятор даже обсуждает возможность снизить во втором полугодии ключевую ставку. Однако далеко не все мартовские тренды выглядят столь же оптимистично.

Юань: коварен, но по-прежнему популярен?

Так, например, в конце марта китайские Ping An Bank и Bank of Ningbo (13-е и 15-е место по капитализации в КНР), а также ряд других банков страны перестали принимать платежи в юанях из России, уведомляя об этом своих клиентов и возвращая обратно такие транзакции. Среди прочих «отказников» называют China Guangfa Bank, Kunshan Rural Commercial Bank, Great Wall West China Bank, Shenzhen Rural Commercial Bank, Dongguan Rural Commercial Bank и China Zheshang Bank.

В то же время, как отмечают эксперты, российские банки продолжают открывать счета в юанях – причем как для корпоративных клиентов, так и для физлиц. Продолжающаяся популярность этих инструментов позволяет рассматривать происходящее как временное явление – но только время покажет, в какой мере это так.

«Миру» – мир?

Санкции, которые США ввели 23 февраля 2024 года против НСПК, дают о себе знать и в ближнем зарубежье. Так, с 30 марта большинство банков Армении на фоне опасения рисков вторичных санкций перестали принимать карты «Мир». Теперь с ними работает только «ВТБ Армения».

А с конца февраля 2024 года обслуживание карт системы «Мир» прекратил крупнейший в Казахстане Halyk Bank – как в сети банкоматов, так и POS-терминалов.

В свою очередь, с 5 апреля 2024 года прекращает обслуживание карт «Мир» национальная платежная система Кыргызстана «Элкарт». В связи с взаимным прекращением обслуживания карт в платежных системах друг друга пользователям станут недоступны обслуживание карт в эквайринговых устройствах (безналичная оплата в POS-терминалах и снятие наличных в банкоматах), переводы с карты на карту и электронная коммерция: интернет-платежи с карты на счета ТСП.

Как предполагают эксперты, следующими странами, которые после Армении, Кыргызстана и, возможно, Казахстана прекратят обслуживать карты «Мир», могут стать Таджикистан и Белоруссия. Дело в том, что договоры НСПК с белорусской «Белкарт» и таджикской «Корти Милли» аналогичны тем, что заключены с армянской ArCa и киргизской «Элкарт». При этом и белорусские, и таджикские банки продолжают выпускать карты международных платежных систем, а значит, угроза вторичных санкций для них вполне реальна.

ЦФА для трансграна – от ворот поворот?

Тем временем российские нефтяные компании продолжают сталкиваться с серьезными задержками при получении платежей за экспортируемую нефть и нефтепродукты из-за ужесточения проверок банков в Китае, ОАЭ и Турции на соблюдение санкций США. С декабря 2023 года банки этих стран стали более осторожны на фоне рисков вторичных санкций США и ужесточили требования к соблюдению санкционного режима. В результате переводы денежных средств в Россию могут задерживаться на недели или даже месяцы. Еще недавно ожидалось, что проблемы российского трансграна решат цифровые финансовые активы. Однако не тут-то было…

В марте платформа Атомайз впервые оказалась под санкциями Запада. Характерно, что ранее санкционные меры не затрагивали напрямую российские платформы ЦФА. С чем связано такое резкое изменение подходов, в результате которого эта сфера попала в поле зрения «санкционеров»? Оценки опрошенных нами экспертов сходятся: в первую очередь с недавним принятием в России закона, разрешающего использовать ЦФА для трансграничных расчетов.

Так, по мнению председателя Комиссии по цифровым финансовым активам ТПП РФ Олега Ушакова, «закон о возможности использования ЦФА для трансграничных расчетов прозвучал достаточно громко, и «санкционеры» попытались сработать на опережение. Однако такие риски были и до принятия закона, он просто стал триггером».

Как отмечает эксперт, изначально ЦФА задумывались как финансовый инструмент – драйвер развития инновационных технологий. Фактически же получились своего рода токенизированные ценные бумаги, обремененные проблемой регуляторного арбитража. У этого явления есть безусловные плюсы – рынок показал значительный интерес к снятию определенных барьеров, застоявшихся на классическом рынке ценных бумаг. Но есть и потенциальные риски, связанные с недостаточной информированностью инвесторов о предлагаемых продуктах. В любом случае идея использовать ЦФА для трансграничных расчетов появилась существенно позже вступления в силу закона. Так что мнение о том, что сам инструмент якобы умер, еще толком не родившись, на мой взгляд, ошибочно.

В свою очередь, как отмечает Роман Кузнецов, директор по продукту офиса инвестиционного структурирования и развития продаж в сети, Росбанк,

«пока что не наблюдается значительный поток международных транзакций с ЦФА, так как данные инструменты выпускаются и используются преимущественно на локальном рынке. Для держателей ЦФА риски минимальны. Однако для операторов информационных систем (ОИС) наличие санкций может создать трудности в получении доступа к технологиям и оборудованию, не имеющим аналогов на внутреннем рынке, а также в осуществлении международных проектов».

 

Роман Прохоров, председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации», также уверен, что именно анонс возможностей использования ЦФА для осуществления трансграничных расчетов послужил «спусковым крючком» для включения нескольких операторов информационных систем в список SDN: «были выбраны первые из включенных в реестр Банка России операторов – видимо, как, в том числе, предупреждение остальным. Кроме того, данные операторы ИС осуществили больше выпусков ЦФА и сильнее «засветились» в информационном пространстве, что также могло послужить критерием их выбора».

 

«Потенциальная возможность привлечения на этот рынок зарубежных инвесторов, конечно, пострадает, – убежден и Виктор Достов, председатель Совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов (АЭД), старший научный сотрудник Финансового университета. – Причина проста: принятие в России закона о международном хождении ЦФА и заявления о возможности обхода санкций через этот механизм. Вряд ли эксперты с «той» стороны разбирались, что это такое и насколько такая перспектива реальна, – проще просто запретить. Однако пока ЦФА – чисто внутренняя история, так что новые санкции ни на что особо не повлияют».

Подробное обсуждение причин и последствий включения в санкционный список российских ЦФА-платформ читайте здесь.

Ознакомиться с результатами соответствующего ПЛАС-Опроса «Санкции против российских платформ ЦФА – кто виноват и что делать?» вы можете на нашем портале!

Искусственный интеллект – расслабляться рано?

Динамика прогресса в области искусственного интеллекта позволяет предположить, что ИИ, очень даже возможно, вовсе не просто очередной хайп. Вполне может статься, что это действительно революционное событие, сингулярность на траектории развития человечества, способная вызвать скачкообразное изменение траектории, сравнимое по масштабу с изобретением компьютера или ядерного синтеза.

ИИ – это инфраструктурная технология, на основе которой потенциально могут создаваться прорывные прикладные технологии по всем направлениям, где человек является участником бизнес-процессов, иными словами, практически по всем.

Более того, уже не выглядит слишком большим преувеличением утверждение неизвестного автора: «кто владеет ИИ – владеет миром». В происходящей глобальной перестройке мировой экономической системы ИИ действительно играет роль одного из наиболее критичных стратегических факторов, определяющих исход противостояния. У стран, не владеющих технологиями ИИ, не являющихся лидерами в области развития ИИ и не умеющих трансформировать экономическую модель так, чтобы обеспечить максимально полное использование новых возможностей, предоставляемых ИИ, шансов выйти победителем из текущего периода глобальной перестройки мировой экономики практически нет. Это объясняет важность того, насколько в той или иной стране эффективно и правильно организованы работы по освоению и развитию технологий ИИ и использованию этих технологий при трансформации экономической модели.

При проектировании целевой модели освоения, развития и использования ИИ необходимо четко понимать, что освоение этой новой стратегически важной территории в случае России происходит в сложных и агрессивных условиях:

1) жесточайшего геополитического противостояния, особенностью которого является настоящая война, направленная на полную ликвидацию противника, как новая реальность;

2) жестких ресурсных ограничений (время, деньги, люди и технологии).

Последнее означает, что такой роскоши, как неэффективность, успокоенность и расслабленность, Россия сегодня просто не может себе позволить. Своим шансом не проиграть Россия может воспользоваться только в том случае, если организует работу в области ИИ максимально эффективно. Что мы понимаем здесь под эффективностью? Прежде всего целый комплекс условий:

1.      Хорошо и профессионально проработанное стратегическое (долгосрочное) целеполагание. Сил и времени на бесцельное блуждание в бесконечном пространстве различных моделей применения ИИ и реализацию популярного в России подхода, основанного на методе проб и ошибок, и идеологии «чего думать, надо срочно трясти», у нас нет. С самого начала должны быть глубоко проработаны экспертами стратегические цели и направления развития. Экономия времени и сил на этапе целеполагания – это кратчайший путь к поражению. Приоритетом этого этапа должна быть не скорость, а глубина и комплексность проработки и качество целеполагания. И одно из условий выполнения перечисленных требований – привлечение к проработке лучших экспертов в профильных областях в режиме полной сфокусированности на поставленных задачах и с достойной оплатой труда. Попытки решить задачу целеполагания путем привлечения непрофильных специалистов (депутатов, юристов, спортсменов и т. п.), за счет организации круглых столов, бесплатной работы на общественных началах и т. п. результата не принесут.

2.      Прагматизм и правильно расставленные приоритеты. Определяя направления развития, мы должны четно понимать, что критично, что важно, а что вторично. В условиях ограниченности ресурсов ставить задачу делать «все сразу» – это прямой признак неадекватности руководителя.

3.      Обоснованная этапность и реалистичные сроки. Категорически должны пресекаться попытки некоторых руководителей организовать работу по принципу «делаем все сразу и в нереально короткие сроки».

4.      Мобилизация и фокусирование ресурсов. В первую очередь ресурсы выделяются на критичные первоочередные задачи.

5.      Рачительное использование ресурсов. При планировании работ должно быть исключено дублирование трудозатрат за счет пересечения задач.

Из-за ограниченности такого ресурса, как время, возможность неторопливой раскачки при организации работ в области ИИ у России отсутствует, поэтому все вышеперечисленное надо начинать реализовывать немедленно, но с учетом всем приведенных ремарок и дисклеймеров.

Чтобы выполнить вышеописанные требования в части стратегического целеполагания, первым шагом в организации работ по ИИ должно быть создание Национального экспертно-аналитического центра в области ИИ, на который необходимо возложить задачу разработки долгосрочных целей развития и использования ИИ (а также стратегии в области ИИ) с учетом требований в отношении критичности, приоритетов, фокусирования ресурсов и этапности, описанных выше. Также НЭАЦ ИИ должны быть делегированы полномочия в части координации и контроля мероприятий в области ИИ на уровне отдельных ФОИВ, ведомств и организаций.

Отказ от применения настоящих принципов организации работ по ИИ создает риск повторения печального опыта ИТ-импортозамещения, когда между осознанием важности проблемы ИТ-импортозависимости в 2014 году и началом реальных работ прошло около 8 лет.

(А пока предлагаем нашим читателям ознакомиться с результатами нашего профильного ПЛАС-Опроса на тему ИИ).

В числе других актуальных тем эти вопросы будут активно обсуждаться в ходе ПЛАС-Форума «Digital Uzbekistan», который пройдет в Ташкенте (Узбекистан) уже 12–13 июня 2024 года!


PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube