9 июня 2023, 16:48
Количество просмотров 3502

Новая модель процедуры диспута для СБП. И пока – не в пользу банков

Последствия планируемого введения процедуры диспута в Системе быстрых платежей анализирует Виталий Копысов, директор по инновациям банка Синара.
Новая модель процедуры диспута для СБП. И пока – не в пользу банков

Итак, с 30 июня 2023 года НСПК вводит новую модель процедуры диспута (оспаривания транзакций) в рамках СБП. Какие последствия это нововведение может иметь для банков, торгово-сервисных предприятий, населения и, наконец, для самой Системы быстрых платежей?

До последнего времени с этой целью применялась выборно-согласительная (то есть необязательная) процедура, так как СБП-платеж является банковским переводом, совершенным в доверенной среде с прямого личного акцепта клиента банку, и, соответственно, такие операции ранее никогда не привлекались к каким-либо диспутам, в отличие от операций клиентов в классических карточных платежных системах. Все споры клиентов, совершавших межбанковские переводы по реквизитам клиента-получателя во всех трех платежных сервисах ЦБ РФ (а СБП — это третий сервис платежной системы Банка России), решались только добровольно, в ходе досудебных обсуждений, либо разбирались в суде. Теперь ситуация принципиально изменилась.

В первую очередь процедурой диспута станут охвачены операции по СБП C2C/C2B — это банковские переводы от клиента — физического лица по номеру телефона в пользу получателей банковского перевода — физлица, или от физлица в пользу юридического лица. На практике банковский перевод, совершаемый через СБП по реквизитам клиента, совершается на номер телефона клиента ФЛ или на реквизиты ЮЛ, передаваемые при оплате товаров/услуг в СБП, и все это — просто прямые аналоги классических банковских реквизитов, по которым мы давно все привыкли совершать банковский перевод. Все эти переводы совершаются из одной доверенной среды для клиентов банка — мобильных или веб-платформ.

Если сравнить два сервиса ЦБ РФ — платежи по реквизитам через реестры и через СБП, то никаких отличий рисков по факту не существует. Можно спокойно перевести по обычным реквизитам 20-значного банковского счета клиента в первом случае и по 10-значному счету в виде номера телефона — во втором. В случае оплаты товаров и услуг в пользу ЮЛ все давно привыкли платить по классическим счетам, и оплата через СБП — это просто более удобный и круглосуточный сервис от ЦБ РФ.

SBP_8372.webp
Фото: retail-loyalty.org

Появление диспута в СБП кардинально меняет ситуацию для банков. Банковские переводы через СБП начинают нести для банков такие же риски, как и банковские карты. Хотя природа СБП — это банковский перевод с прямого акцепта клиента банку, а банковская карта — это средство удаленного управления счетом клиента вне доверенной среды банка. Разница и природа банковской операции кардинальная, а риски стали для банков равны. Банк-эквайрер фактически становится заложником ситуации и обязан приравнять политики рисков по предоставлению услуг эквайринга и т. н. куайринга. В результате российские банки вернутся на круги своя и опять выступают в роли «заложников» данных перемен, для которых СБП сначала стала светом в конце тоннеля и переход на более безопасный для клиентов-плательщиков куайринг позволил им перестать массово заниматься расследованием хозяйственной деятельности клиентов, устанавливая факты и выясняя реальной положение дел по каждой оспариваемой транзакции. Новость о том, что потребительский экстремизм теперь можно будет спокойно применить и в СБП, безусловно, порадует недобросовестных клиентов, как эта возможность давно их радует при расчетах банковскими картами. В итоге они распространят свой богатый опыт в СБП с требования в банки на возврат по любому поводу.

Обращает на себя внимание и нереально короткий срок, который установлен для первичного ответа в системе Диспут НСПК, — 10 календарных дней. Очень часто банки просто соглашаются в карточных диспутах на возврат, потому что найти клиента уже нереально. И сейчас все эти «новаторские» решения пришли в СБП, инновационную систему XXI века!

В классических карточных платежных системах (включая ПС «Мир») существует обязательный функционал, предусматривающий контроль над ТСП, систему проверки мерчантов и отслеживание фрода. Именно они позволяют участникам ПС избавляться от проблемных ТСП, не оставляя им простой лазейки в виде замены расчетного банка. Однако в СБП на сегодня такая система отсутствует, и планов на ее создание нет. Единственный инструмент, который реально может помочь, это куайринг, но только как второй сервис клиентам, который уже хорошо себя зарекомендовал в эквайринге банковских карт, и при проблемах с ТСП придется отключать сразу оба этих сервиса. Я уже не говорю про агентскую схему, которая в такой истории развития СБП, когда риски возникают только у банков, не имеет радужных перспектив. По факту СБП превращается еще в одну карточную систему для банков-эквайреров.

Этот факт ломает сам краеугольный принцип, на котором создавался СБП, — это не карточная система, там не осуществляются карточные операции, это прямой банковский перевод по реквизитам получателя из доверенной среды для клиента и банка с прямым выданным им акцептом. Другими словами, клиент фактически собственной рукой подписывает платежное поручение банку по совершении операции к своему счету в цифровом канале ДБО, и такие операции в других сервисах ЦБ РФ по-прежнему не требуют никаких диспут-моделей и не включают в себя никаких расходов на расследования, присущие только полноценным карточным платежным системам с их детскими болезнями.

СБП создавалась на других принципах, в закрытом ГОСТ СКЗИ криптографией контуре, и все операции исключительно осуществляются в форматах ЦБ РФ как оператора системы и внутри платежной системы Центрального банка. А платежная система ЦБ, как известно, по понятным причинам не предусматривает возможности диспутов с ней.

995.webp
Иллюстрация: fullvector /Freepik

НСПК как ОПКЦ осуществляет исключительно информационный обмен и не наделена функциями оператора ПС в СБП. Но, повторюсь, банки, активно развивающие куайринг, вдруг на ровном месте оказались в весьма сложной ситуации. Они могли предложить новому клиенту открыть куайринг без высокорискованного карточного эквайринга и, убедившись в его добропорядочности, подключить эквайринг. В здравом уме и при правильной службе безопасности никто не включит малоизвестному туроператору услугу эквайринга за вменяемый процент от операции. А вот используя СБП, можно было отказать в эквайринговом обслуживании, предложив взамен услуги куайринга, что подразумевало низкую комиссию и минимальные риски для банка. Все были счастливы — банк, клиент и даже, позже, его агент., а сейчас, как говорится, милосердию наступил предел.

Приравнивание СБП к классическим карточным системам вынуждает банк значительно повысить свои расходы и сроки на проверку ТСП, подключаемых к сервисам СБП. С другой стороны, банк не сможет увеличить тарифы на обслуживание операций для компенсации расходов за счет сервисов, поскольку они определены Центральным банком в СБП.

Если теоретически признать, что операции, совершаемые в СБП, несут для клиентов такой же риск, как и операции, совершаемые с использованием банковских карт, то давайте вместе решать эти проблемы, а не перекладывать на банки прямые претензии участников, как эта практика сложилась в банковских картах, в совершенно другой экономической модели.

Я считаю, что это очень плохой кейс из прошлого. Ведь таким образом мы прямо сейчас начинаем разрушать ту основу, которая изначально была заложена в СБП, — низкий уровень фрода плюс низкую маржинальность. Неудивительно, если после данного нововведения банки потеряют интерес к развитию СБП и поменяют модель предоставления сервисов клиентам — юридическим лицам. Не исключено также, что в скором времени банки начнут блокировать услуги СБП для отдельных ТСП, которые покажут себя высокорисковыми. Например, для различного рода бутиков, туроператоров и ювелирных салонов, а также участников других сегментов торгового ритейла, где существуют крупные риски. Мы же сами мечтали покупать дорогие вещи по СБП, потому что там нет карточных «болезней», порождающих не только фрод, но и обычный потребительский экстремизм.

Я очень надеялся, что появление СБП станет драйвером развития нового финтеха, компаний, которые станут партнерами банков, и видел куайринг драйвером этого процесса. Мною был инициирован трек по созданию агентской схемы, которая сейчас начинает активно развиваться. Но в новых реалиях банки не смогут передать в управления клиента-ЮЛ в каналах дистанционного банковского обслуживания открытие новых ТСП, как нас фактически обязывают новые требования НСПК. Это просто нереально.

Не может быть доверенной среды, где участвуют банк, агент, НСПК и оператор ЦБ РФ, но вся ответственность фактически лежит по диспут-модели на банках — прямых участниках. В агентской схеме с клиентом работает не банк и даже не клиент банка, а сам агент, часто по-тихому договорившись и получив реквизиты ТСП клиента для настройки на своих средствах принятия платежей. Банк может быть последним, кого поставят в известность о союзе агента и клиента. Это может привести к тому, что чудесным образом ТСП, работающая в Москве, начнет принимать платежи в любой точке мира, где есть интернет, и клиент, готовый платить. Такая схема, может быть, и устроила банки в «прошлой» реальности, но сейчас сговор клиента и агента может весьма дорого обойтись банку-эквайреру. Если хотите сохранить такую вольницу, должны нести риски и агенты, и НСПК, когда последняя подключает такого агента в доверенную среду. В ином случае все возвращается в модель только прямых B2B-договоров банков — прямых участников и банковских платежных агентов (БПА) в роли платежных агрегаторов (ПА). Я лично не вижу другой модели при переносе всех рисков в СБП только на банки — прямые участники.

Вопрос, кто должен нести ответственность и качественно проверять клиентов, риторический, это всегда банк, и мы реально много тратим на это ресурсов. Но в платежной истории всегда два банка — эмитент и эквайрер. А диспут — это априори вина одного эквайрера. Если мы строим новые платежные системы, то не может там быть старых подходов. Я не помню примеров, чтобы клиентов банков-эмитентов проверяли и наказывали при выявлении явных признаков потребительского экстремизма или за попытки фальсификации. Это настолько редкий кейс, что не могу вспомнить. Хотя при оплате картой, так сказать, старым дедовским способом, можно поверить, что клиент стал жертвой скрининга или просто карту потерял. Но как это в реальности может случиться при оплате по СБП современными смартфонами, где множество факторов, которые не позволят просто так воспользоваться для оплаты мобильным решением банка? Извините, но я не верю, что Система быстрых платежей требует применения к ней диспут-модели от классической карточной системы, которая не отвечает априори требованиям стратегического развития этого сервиса изначально и фактически закрывает эволюционные пути развития СБП как открытой платежной системы нового поколения, созданной уже на модели открытых финансов и открытых данных.

hand-that-holds-hammer-piles-money-written-with-white-chalk-draw-concept.webp
Фото: jcomp/Freepik/ПЛАС

СБП требует совершенно других моделей диспута и главное — другого количества участников этой модели. Диспуты нужны, но они должны быть равноудалены от всех участников и нести партнерскую модель ответственности, основанной на заключенных всеми участниками обязательствах. Не может быть полной ответственности на банке-эквайрере, если клиент выбрал агентскую схему и фактически сделал это на основании соглашения с ОПКЦ НСПК, а не с банком — прямым участником СБП. Агенты должны иметь возможность оперативно работать с системой «диспут». Банк-эмитент и банк-эквайрер в равных долях могут нести ответственность, в случае если банк-эмитент нарушил стандарты ОПКЦ НСПК, что привело к проблеме у самого клиента. Если оператор в лице ЦБ РФ принял решение, что для развития СБП требуется новый инструмент, то этот инструмент должен работать для всего спектра операций и для всех участников информационного и финансового обмена. Принципы, заложенные в архитектуру СБП и ее возможности, могут полностью заместить любые платежные системы, существующие сейчас не только в РФ, но и в мире.

СБП — это драйвер развития совершенно нового партнерства финтеха и банков как внутри страны, так и за ее пределами. Применение к СБП классических карточных правил, по моему мнению, просто недопустимо и требует создания совершенно новой модели диспутов. В ином случае мы рискуем потерять нашу лучшую в мире Систему очень мгновенных и быстрых платежей.

Рубрика:
{}СБП

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube