18 мая 2023, 16:43
Количество просмотров 3593

P2P-переводы. Тенденции и новые возможности

О современном развитии рынка локальных и трансграничных P2P-переводов мы беседуем с Леонидом Шныром, директором дивизиона «Переводы» Сбербанка.
P2P-переводы. Тенденции и новые возможности

ПЛАС: Как сегодня выглядит российский рынок денежных P2P-переводов? Какие тренды на нем доминируют? Какое место занимает Сбер?

Л. Шныр: Отечественный рынок P2P-переводов, по сути, делится на две основные части: это внутренние переводы по России и трансграничные переводы. Ситуация с внутрироссийскими переводами не сильно изменилась после введения ограничений в 2022 году, тогда как сегмент трансграничных переводов, где основная доля приходилась на мигрантов и иностранных граждан, претерпел значительную трансформацию.

Переводы — один из самых востребованных сервисов в Сбере. Им ежемесячно пользуется более 70 млн наших клиентов, при этом на одного человека в среднем приходится 14 переводов в месяц. Целевое назначение переводов разнообразное, спектр этот постоянно расширяется, объемы растут довольно быстро. Мы оцениваем объем российского рынка переводов по номеру телефона в 8 трлн рублей в месяц.

Существенное влияние на развитие рынка оказало и внедрение СБП — Системы быстрых платежей. Сейчас доля Сбера в объеме переводов по СБП — 75%. Когда у людей, которые не являлись нашими клиентами, появилась возможность пользоваться услугами P2P-перевода, это простимулировало рост переводов и внутри самого Сбера: за 2022 год мы увидели рост на 15%. В целом же мы стараемся делать наши сценарии настолько простыми и удобными, чтобы клиент даже не задумывался, каким способом будет совершен перевод, будет ли это внутри Сбера или в другой банк.

ПЛАС: Как сказывается на бизнесе Сбера необходимость поддерживать две системы денежных P2P-переводов, собственную и СБП? Какое отражение это находит в тарифной политике?

Л. Шныр: Переводы в рамках СБП и переводы в собственной системе Сбера, принципиально отличаются. СБП — это межбанковская система, которая не регулирует внутрибанковские операции. СБП и наш внутренний сервис являются частями одного целого, дополняя друг друга. Мы видим, что за пределами инфраструктуры Сбера люди начинают все больше привыкать к удобным переводам по номеру телефона. При этом видим и взаимное влияние этих сервисов на потребительское поведение. Так, например, те клиенты Сбера, которые раньше не слишком активно пользовались P2P-переводами, начинают прибегать к этому сервису чаще. Сейчас 24% наших клиентов делают P2P переводы более 10 уникальным получателям в месяц. Если же говорить о ценовой конкуренции, то разница в тарифах в меньшей мере влияет на выбор способа перевода, клиенту важнее удобство сервиса. Сегодня свыше 90% клиентов Сбера не платят за P2P-переводы вообще. Россия выглядит как страна победивших бесплатных переводов! И это абсолютно правильно, поскольку этот бизнес, в первую очередь про удобство клиентов, а не про тарифную конкуренцию. Для большинства россиян переводы — это уже настоящее коммодити, причем коммодити бесплатное.

Сегодня свыше 90% клиентов Сбера не платят за P2P-переводы вообще. Россия выглядит как страна победивших бесплатных переводов!

А те клиенты, которым не хватает бесплатного лимита в 50 тыс. рублей в месяц на переводы внутри Сбера, имеют возможность платно его расширить или купить подписку на безлимитные переводы и платежи. Более 4 млн человек уже оформили такие подписки. Примерно половина клиентов с подписками переводят более 300 тысяч рублей в месяц. 42% из тех, у кого есть подписка, переводят средства в среднем 16 и более уникальным получателям в месяц. Мы отмечаем интересные изменения в поведении клиентов, которые покупают подписку. Они начинают совершать переводы чаще и на большие суммы, в среднем объём переводов у клиентов с подпиской вырастает в 2,7 раз. Наиболее востребована подписка на переводы сроком на 1 месяц. Ее приобретают клиенты, которые планируют совершить в текущем месяце большое количество переводов или переводить крупные суммы. При этом доля годовых подписок на переводы также высокая — 2%.

ПЛАС: Несмотря на это, в свое время ходило много разговоров о нежелании Сбера подключаться к СБП. Кстати, даже кнопка СБП далеко не сразу появилась в веб-версии СберБанк Онлайн — с чем это связано?

Л. Шныр: Количество технических требований, связанных как с СБП, так и с НСПК, которые банки обязаны выполнять к определенному сроку, довольно велико. Это непросто для любого банка. Тем не менее сегодня СБП доступна и на нашей веб-платформе, и в мобильном приложении в полном объеме, при этом 98% СБП-переводов совершаются в мобильном приложении. 

6617.webp
Иллюстрация: pch.vector/Freepik/ПЛАС

ПЛАС: На прошлогоднем FINOPOLIS была озвучена очень интересная, хотя и неоднозначная тема повышения рыночной конкуренции путем коммерциализации таких государственных инфраструктурных проектов национального масштаба, как, например, НСПК и СБП, путем их приватизации или публичного размещения (IPO). Ваше мнение на этот счет — в первую очередь, конечно, относительно СБП?

Л. Шныр: Конкуренция — это всегда хорошо. Однако про конкуренцию в отношении НСПК говорить сложнее: два ее основные конкурента в лице международных платежных систем сейчас из России ушли. Поэтому поговорим об СБП. Создана и позволяет успешно осуществлять мгновенные переводы между банками по номеру телефона система национального масштаба. Параллельно существует платформа Сбера, которая объединяет часть достаточно крупных российских банков. Сейчас тарифная политика СБП подразумевает тарифы для физлиц, но для банков-участников тарифные сетки пока полностью обнулены. Поэтому банковское сообщество пока может только предполагать, когда и какими эти тарифы будут. Когда СБП будет функционировать как полностью коммерческий проект, тогда станет возможна традиционная конкуренция, которая будет двигать рынок вперед, и клиенты от этого только выиграют.

Для банков-участников тарифные сетки СБП пока полностью обнулены. Поэтому банковское сообщество пока может только предполагать, когда и какими эти тарифы будут

ПЛАС: Давайте теперь перейдем к трансграничным переводам. У Сбера есть собственная система для таких переводов. Что изменилось за последние годы? В направлении переводов, объемах, количестве?

Л. Шныр: Мы много лет выстраивали прямые отношения с довольно большим количеством иностранных коммерческих банков и финансовых организаций в странах ближнего зарубежья для того, чтобы осуществлять трансграничные переводы по номеру телефона. С мгновенным зачислением, точно так, как это делается в России, к чему все мы привыкли. Выстроенная система оказалась достаточно устойчивой. В 2022 году мы увидели значительный рост объемов переводов по номеру телефона по сравнению с предыдущим годом, особенно в страны Средней Азии. Так, переводы в Таджикистан выросли в 2,3 раза, в Узбекистан — в 4 раза, а в Кыргызстан — в 4,6 раз. Кстати, как только появилась возможность мгновенного перевода с зачислением на карту, все больше потребителей начинают использовать именно ее вместо привычного отправления денег с выплатой наличными в пунктах получения.

Переводы в Таджикистан выросли в 2,3 раза, в Узбекистан — в 4 раза, а в Кыргызстан — в 4,6 раз

ПЛАС: Возвращаясь к теме трансграничных P2P-переводов с зачислением на карту в странах Центральной Азии — как появление этого сервиса повлияло там на потребительское поведение населения?

Л. Шныр: Не будет преувеличением утверждать, что тренды, которые наблюдаются сегодня на этих рынках, отражают смену модели и технологий денежных P2P-переводов. Еще в 2019 году в странах Центральной Азии не было возможностей для совершения мгновенных переводов. Такие операции осуществлялись по классической схеме Western Union — с отправкой и получением средств наличными в пункте выдачи. Сбер стал пионером мгновенных переводов — сначала в Киргизии, затем в Узбекистане и Таджикистане. В результате изменился не только рынок переводов в этих странах, но и их розничные банковские услуги в целом, а также рынки платежей. Например, в том же Таджикистане в 2019 году доля безналичных операций в расчетах с ТСП не превышала 1–2%, а в 2022 году этот показатель перевалил за 30%!

ПЛАС: И это вполне ожидаемо — если человек идет в пункт выдачи наличных за переводом, то вероятность, что он побежит класть полученные деньги на карту, невысока.

Л. Шныр: Конечно! А вот если он привык иметь дело с мгновенными переводами на карту по номеру телефона, ему гораздо удобнее сразу после зачисления использовать этот инструмент для безналичной оплаты покупок. Во всех странах, где мы внедрили в партнерстве с местными банками этот сервис, он буквально взорвал розничный банковский рынок! Сейчас мы уже далеко не единственный банк на этом направлении, который предлагает моментальные переводы, мы конкурируем с другими участниками. Как следствие, количество карт в обращении в странах наших партнеров стремительно растет. Так на конец декабря 2022 году в Таджикистане было выпущено банковских карт на 45,5% больше, чем на аналогичную дату в 2021 году. Это данные национального банка Таджикистана.

Во всех странах, где мы внедрили в партнерстве с местными банками сервис мгновенных переводов на карту по номеру телефона, он буквально взорвал розничный банковский рынок

ПЛАС: В результате трансформируется не только платежный рынок, но и сама банковская инфраструктура, а также сегмент финансовых услуг в этих странах?

Л. Шныр: Совершенно верно. Например, раньше кредитовать физлиц в Центральной Азии было сложно, потому что банки практически не видели их операций. Люди расплачивались наличными, и, соответственно, невозможно было составить профиль потенциального заемщика. Сейчас же, на фоне роста безналичного оборота банки могут объективнее оценивать клиента. У них появляется больше возможностей осознанно выдать кредит, правильно посчитав результаты скоринга и получив уверенность в том, что кредит будет погашен. Это прямое следствие появления денег на банковских счетах и банковских картах. Банковские модели меняются: в Кыргызстане я услышал от одного банкира, что он, оказывается, только недавно понял, что на розничном банковском рынке можно зарабатывать деньги, сопоставимые с доходом от корпоративного сегмента. Более того — уже появляются банки, которые выдают кредиты получателям переводов. Они видят источники поступления средств, доходы потенциальных заемщиков стали для них прозрачными, имеют возможность оценить периодичность поступлений.

В Кыргызстане я услышал от одного банкира, что он, оказывается, только недавно понял, что на розничном банковском рынке можно зарабатывать деньги, сопоставимые с доходом от корпоративного сегмента

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube