13 декабря 2021, 14:20
Количество просмотров 70

Банк 131: цифровая экономика трансформирует рынок трансграничных переводов

Банк 131: цифровая экономика трансформирует рынок трансграничных переводов

«Банк 131» — уникальный цифровой банк, реализующий высокотехнологичные платежные решения для бизнеса: прием платежей онлайн, выплаты и расчеты с физическими лицами и самозанятыми. Надежность предлагаемого сервиса гарантируется низкорисковой транзакционной бизнес-моделью.

 

ПЛАС: Какие новые возможности предоставляет цифровая экономика и цифровизация финансовых услуг финтех-стартапам?

Д. Еремеев: Начну с бэкграунда. Сейчас во всем мире продолжается технологическая глобализация: широкое распространение получил интернет, смартфоны вошли в нашу жизнь как стандартный девайс, появилась возможность вести бизнес без физического присутствия клиента. Произошла «уберизация» экономики — процесс проникновения информационных технологий на все рынки, который в корне изменил систему экономических отношений, планирования, производства и потребления. Цифровые платформы заменили посредников, как людей, так и организации.

С другой стороны, появилось много разных вызовов, связанных с обслуживанием такой экономики и новыми бизнес-кейсами. Сложности возникают, когда юридическое лицо должно платить деньги физическому лицу, находящемуся в другой стране.

Например, хорошо известна Airbnb, онлайн-площадка для размещения и поиска краткосрочной аренды частного жилья по всему миру. Давайте разберемся, как она работает.

Мы оба находимся в России, и если вы захотите арендовать у меня недвижимость, деньги с вашей российской карты уйдут куда-нибудь в Люксембург на счет компании через эквайринг глобальных Visa и Mastercard. Там будет удержана комиссия в размере 20%, и уже после этого деньги отправят мне в Россию.

Как проходит этот денежный перевод? В случае со списанием с российских карт от Visa или Mastercard все понятно. Перевод от вас ушел на счет юридического лица Airbnb в Люксембурге или в похожие страны: Ирландию, Гонконг, Сингапур — юрисдикции с низкой налоговой нагрузкой.

А дальше встает вопрос — как выплатить деньги арендодателю?

Классические банки сделают перевод через SWIFT. Для этого должен быть соответствующий банк-корреспондент. Однако корреспондентская сеть банка не всегда заинтересована работать с переводами незначительных сумм. Как показывает практика, в краткосрочной аренде жилья превалируют микротранзакции, что делает комиссию за перевод через SWIFT внушительной. Также увеличивается и время перевода. Более того, не у всех есть нужные корреспондентские отношения, для того чтобы провести такой перевод. У одного получателя банк-партнер может быть американский, а у другого — европейский. У некоторых российских банков вообще нет прямого доступа к SWIFT. В общем, все непросто.

Но есть отдельные решения, позволяющие преодолеть эти трудности. Появляются финтехи, которые стали помогать трансграничному бизнесу. Финтех-посредники становятся более гибкими и начинают устанавливать прямые или корреспондентские отношения с локальными банками в разных странах и давать им дешевые «рельсы» — возможность межбанковского перевода денежных средств.

Сегодня все чаще встречаются ситуации, когда компании из развитых юрисдикций — американской или европейской — платят физическим лицам из России или других развивающихся стран. В глобальном смысле я предполагаю, что в ближайшем будущем будут доминировать компании- операторы, которые действуют по всему миру.

ПЛАС: Какую нишу планирует занять или уже занял на сегодняшний день «Банк 131»? В чем состоит основная бизнес-идея вашего проекта?

Д. Еремеев: Наш банк — банк цифровой экономики. Соответственно, наша целевая аудитория — это участники цифровой экономики. Можно выделить три условные группы, для которых мы работаем.

Проникновение информационных технологий на все рынки в корне изменило систему экономических отношений

Во-первых, мы работаем с иностранными компаниями, которые делают бизнес на российском рынке. Они хотят получить быстрый и прозрачный механизм платежей, а также комплаенс в соответствии с регуляцией и российскими законами.

Во-вторых, мы готовы открыть расчетный счет для иностранной и российской компании и предоставить ей возможность пополнять его по внутренней российской межбанковской сети. «Банк 131» является банком- принципалом во взаимоотношениях с Visa и Mastercard. Мы — прямые члены платежной системы Банка России (когда расчеты между банками идут через ЦБ) и также участвуем в СБП. Соответственно, с нашей помощью уже можно «пробрасывать» деньги в местные банки самыми различными способами.

 

Банк 131: цифровая экономика трансформирует рынок трансграничных переводов - рис.1

 

«Банк 131» предлагает компаниям прямую интеграцию и прямой платеж в российские банки, который с точки зрения комиссии стоит значительно дешевле. Мы предоставляем услугу платежной интеграции иностранным компаниям, которые проводят платежи не только в отношении физических и юридических лиц, но и в отношении самозанятых. Иными словами, мы помогаем международным компаниям работать в правовом поле на российском рынке и экономить на комиссии, получать легальный доход, снижать налоговую нагрузку самозанятых.

В-третьих, мы считаем, что в текущей борьбе международных компаний с местными правительствами глобальная экономика все равно победит, и международные компании выиграют. При этом будет соблюден компромисс.

Например, страны ОЭСР (Организация европейского экономического сотрудничества) сейчас активно обсуждают цифровой налог, который будут платить в равной мере и местные компании, и международные организации. Недавно лидеры стран G20 озвучили инициативу о введении минимального налога на прибыль в 15% для крупного бизнеса. Все это говорит о том, что в будущем озабоченность фискальных органов будет услышана: все будут платить идентичное количество налогов, сравнимое с тем, как платят локальные компании в своих странах. При этом все «налоговые шероховатости» будут выравниваться.

Это говорит лишь о необходимости и дальше развивать понятные инструменты для такой цифровой экономики.

Например, у нас есть собственный сервис «cashback» — по сути, возврат клиенту части стоимости платежа. Так, в рамках контракта с AliExpress наша инфраструктура помогает физическим лицам получать микровозмещения с покупок.

Мы создавали банк как транзакционное решение с заработком на комиссии, а не на кредитах (в транзакционной модели банк зарабатывает на комиссиях с платежей, а не на просрочках по кредитам, как в кредитной модели), именно для того чтобы обслуживать эту глобальную цифровую экономику и обеспечивать комплаенс с учетом регуляторики и всех остальных требований.

Еще один актуальный пример нашего сервиса — это оплата «налога на Google». По действующему законодательству все международные компании, работающие на российском рынке, обязаны встать на учет в ФНС, получить ИНН и платить налоги. Вопрос в том, где и как они должны их оплачивать.

Заплатить налог можно на сайте российской налоговой инспекции, указав в поле получателя: «ФНС РФ» и ряд местных российских реквизитов. У иностранных компаний может не быть кириллицы на компьютерах бухгалтерии, не говоря уже об отсутствии специфических для России полей в банковской платежке. То есть платежное поручение SWIFT просто не поддерживает те коды, которые необходимы для правильного заполнения по российским банковским стандартам. В такой ситуации иностранная компания и ее банк теряются, поскольку не понимают, как доставить налоговый платеж в Россию. Это тем более актуально для менее крупных компаний и банков. Некоторые компании уплачивают «налог на Google» в России через аудиторские компании, которым платят до 35% комиссии сверху. Мы же создали продукт, который позволяет декодировать отправку налога в ФНС из обычной SWIFT платежки.

ПЛАС: Планируете ли выходить на рынки СНГ? И, в свою очередь, готовы ли рынки СНГ к приходу цифровых банков?

Д. Еремеев: Мы планируем выходить с нашими продуктами не только в СНГ, но и на другие развивающиеся рынки. Процессы, которые происходят в России, далеко не уникальны. То же самое происходит в других странах. Россия, может быть, чуть дальше ушла в понимании ситуации, а некоторые страны находятся еще в начале этого пути. В конечном итоге все придут к одному и тому же — к цифровой экономике. Глобальные компании для работы в каждой стране будут сотрудничать с локальными финансовыми партнерами, которые и смогут обеспечить комплаенс.

Отмечу, что мы российский банк, который со временем планирует стать международным. С точки зрения экспансии мы рассматриваем большое количество стран, в том числе в СНГ. Пока я не готов анонсировать конкретные рынки, но мы этим действительно очень много занимаемся. Потому что искренне считаем, что наш приход будет полезен всем.

У адресатов переводов появится более удобный способ получения денег, а у международных компаний — возможность отправки этих платежей с соблюдением всех комплаенс- процедур. Бизнес получает возможность выйти на новые рынки без дополнительных затрат. А у локальных регуляторов появляется больше уверенности в прозрачности рынка. Работая по такой модели в России, мы с большим оптимизмом смотрим на другие страны. При этом у нас очень умеренные аппетиты по отношению к бизнесу, с которым мы хотим работать.

Сейчас спрос на трансграничные продукты в целом сильно опережает предложение. Каждая страна, развивая цифровую экономику, адаптирует свои законы, делая их прозрачными, чтобы участники рынка платили налоги. Полагаю, что в конечном итоге в каждой стране появятся финансовые институты, которые будут помогать решать эту проблему.

На мой взгляд, для России открыт огромный европейский рынок. Мы достаточно сильны в технологическом плане: у нас сильный регулятор, очень сильные технологически продвинутые банки и налоговая служба. Это дает нам преимущество, и те процессы, которые сейчас происходят у нас, будут наблюдаться и в других странах.

Не сомневаюсь, что цифровая трансформация экономики либо получит поддержку традиционных банков, либо даст толчок появлению новых финтех-компаний, которые станут обслуживать именно эту цифровую экономику и международные транзакции.

 

Банк 131: цифровая экономика трансформирует рынок трансграничных переводов - рис.2

 

ПЛАС: В чем состоит преимущество «Банка 131» по отношению к крупным банкам, также активно занимающимся цифровизацией финансовых услуг и обладающим большими бюджетами?

Д. Еремеев: Во-первых, у нас перспективная ниша, которую могут рассматривать и другие банки. Я вижу потенциал и масштаб, хотя в самом начале пути столкнулся с тем, что многие игроки считают эту нишу довольно маленькой.

Второй момент: когда ты создаешь проект с нуля, выстраивая изначально и технологию, и бизнес-модель, твоя скорость и гибкость значительно выше, чем у больших банков, которые могут инвестировать большое количество средств в цифровую экономику, но не в состоянии делать это быстро. А мы видим, что скорость в таких проектах, безусловно, важна.

Третий момент — это экспертность. Я сам буквально вырос в цифровой экономике и прекрасно понимаю потребности и проблематику индустрии, когда создаю тот или иной продукт. Я сталкивался с ситуацией, когда у того или иного банка как раз не хватает экспертизы продукта на всех его уровнях — от технологии до упаковки, несмотря на амбициозные планы в конкретном сегменте бизнеса. И это влечет за собой целый ряд стратегических ошибок, которые трудно исправить.

ПЛАС: Вы хотите сказать, что пока не видите сильной конкуренции на российском рынке?

Д. Еремеев: Я вообще ее не вижу, даже удивляюсь ее отсутствию. Мы уже начали зарабатывать, вышли в плюс. Пока это не слишком большие деньги, но мы понимаем, что развитие бизнеса — долгий и сложный процесс. Инвестиции в продукт и бординг крупного клиента не исчисляются днями, а занимают два или три месяца. В целом мы делаем ставку на длинные контракты с глобальными партнерами. Поэтому для меня абсолютно прогнозируемо, что мы не стали сразу супердоходными. Нет, мы создаем свои продукты абсолютно в плановом порядке и не собираемся останавливаться на России. На мой взгляд, нам удалось найти свою нишу, и вот об этом сейчас уже можно говорить со всей уверенностью.

Рубрика:
{}