Журнал ПЛАС » Архив » 2021 » Журнал ПЛАС №6 »

Конец лета 2021. Отток рублевых средств, инициатива Wildberries и новое дыхание цифрового юаня?

Несмотря на тщательно поддерживаемые слухи о катастрофичности августа для России, это утверждение справедливо исключительно для тех периодов новейшей истории нашей страны, когда она фактически находилась под внешним управлением.

Восьмой месяц 2021 года выдался хоть и не самым безмятежным, но далеким от катастроф, которые потрясли в этом году многие страны мира. Итак, в этот раз вторая половина лета ознаменовалась рядом событий, каждое из которых заслуживает экспертного анализа.

Отток руб­левых средств со счетов. Перераспределение или обнищание?

Крупные российские банки столкнулись с резким оттоком средств населения, что отражает их оборотно-­сальдовая ведомость (форма 101). Наибольший отток показал «Восточный», чей портфель средств розничных клиентов сократился на 20,6 млрд руб­лей (на 15,3%). Далее идет Минбанк, потерявший 18,7 млрд руб­лей (минус 12,4%), а затем Росбанк — ​снижение на 5,6%, или 16,6 млрд руб­лей.

 

 

Данные показатели сильно отличаются от общего падения объема средств населения в российских банках за полгода, которое составило 0,8%. По оценке ЦБ, отток средств населения по системе в целом происходит «из-за низких ставок и интереса к альтернативным инвестициям». В чем можно увидеть другие причины этого тренда? Какова его устойчивость и степень влияния на рынок?

С одной стороны, с точки зрения первопричины, ЦБ наверняка виднее, поскольку в его распоряжении огромный массив статистической информации, на базе которой только и можно делать действительно объективные выводы о происходящих в экономике процессах. Проблема, однако, заключается в том, что ЦБ в данном случае не является незаинтересованным участником. Одна из его задач, по крайней мере как он ее понимает, — ​успокаивать общество, что он обычно и делает, рассказывая, что никакого оттока нет, а есть перераспределение, и с ликвидностью «все хорошо». Что касается перечисленных банков, эксперты допускают, что в этом случае, скорее всего, действительно имеет место перераспределение средств внутри банковской системы. Однако по упомянутой выше причине нельзя полностью исключить и другие сценарии и предпосылки происходящего, например, вариант, что у населения просто стало меньше денег.

Во-первых, обращает на себя внимание не вчера начавшаяся закупка Минфином долларов на несколько миллиардов руб­лей, осуществляемая на фоне подорожания нефти и идущая вразрез с официальными заявлениями об отказе от доллара США в качестве мировой резервной валюты. Потребители видят, что как только у правительства появляются свободные руб­ли, которые по идее должны идти в фонд благосостояния государства, они инвестируются в экономику США, и идут тем же путем.

Помимо иностранной валюты, население вкладывает снятые с банковских счетов руб­ли в пока еще дешевую ипотеку, принимая во внимание текущие ставки по руб­левым депозитам, которые, несмотря на наметившийся в конце лета рост, по-прежнему не в состоянии спасти сбережения при инфляции, доходящей до 6,5%.

И наконец, третий пункт — ​резкое подорожание изделий автопрома, наблюдаемое с октября прошлого года и по январь нынешнего, в ходе которого покупательная способность потребителей в этом сегменте снизилась минимум на 25‑30%…

Таким образом, часть населения наверняка совершила или готовится к ­каким-либо крупным покупкам, а часть просто прибегла к привычной во времена любых кризисов схеме «деньги под матрас». На этом фоне можно утверждать, что пандемия как таковая играет в происходящем оттоке денег с банковских счетов одну из последних ролей. И в особенности сейчас, накануне сентябрьских выборов, когда мало кто понимает, чего конкретно ожидать после 19 сентября, а цифры традиционно креативной предвыборной статистики уже никого больше не убаюкивают.

 

Wildberries. Маркетинг или политика?

Тем временем один из крупнейших российских маркетплейсов — ​Wildberries — ​принял решение с 16 августа снизить цены на товары при оплате с помощью российских платежных систем — ​«Мир», Система быстрых платежей (СБП) и SberPay. Таким образом, если смотреть на стоимость товаров, приобретаемых российскими потребителями на ресурсах Wildberries, соотнося ценники при оплате картами различных платежных систем, получается, что по сути он взимает с покупателей некую «комиссию» до 2% при оплате через Visa и Mastercard.

Как видится экспертам дальнейшее развитие ситуации? Последуют ли примеру данного маркетплейса другие крупные участники рынка, учитывая тот факт, что Роспотребнадзор не нашел нарушений в данном решении Wildberries по комиссии?

Начнем с того, что история вокруг Wildberries — ​скорее не о самой дифференциации комиссий, а о подаче этой затеи. В целом никого не удивляют маркетинговые акции продавцов совместно с кредитными организациями и платежными системами — ​от специального тарифа метрополитена при оплате картами «Мир» до скидок в ресторанах при оплате премиальными картами Visa. Известно, как это правильно делать и правильно подавать. Однако, как считает глава АЭД Виктор Достов, Wildberries решили пойти своим, причем, на его взгляд, абсолютно неправильным путем. Нельзя было объявлять сначала о наценках — ​это противоречит Закону о защите прав потребителей и договорам банков-­эквайреров с платежными системами, не надо было подавать ситуацию так, что комиссия «Мира» на два процента ниже комиссий МПС. Это, очевидно, не так, поэтому надо было привязать скидки по картам «Мир» с НСПК в рамках маркетинговой акции и так далее. В результате из затеи, заслуживающей обсуждения, получился повод для возможных судебных разбирательств. При этом остается лишь надеяться, что на практике все сведется к переговорам и согласованиям между участниками этой истории.

По мнению некоторых экспертов, речь в данном случае может идти о банальной попытке заставить международные платежные системы пересмотреть свою тарифную политику в отношении «мятежного» маркетплейса и в индивидуальном порядке предложить более выгодные расценки по обслуживанию своих карт. Не случайно последние уже заявили об оказываемом на них давлении. Насколько успешной может оказаться такая кампания, если, конечно, мы действительно имеем дело именно с ней, — ​покажет время.

Однако среди профессионалов рынка есть и другая версия, согласно которой инцидент с Wildberries является частью государственной политики по «наведению порядка в интернете», на которую уже были выделены миллиардные бюджеты. Не случайно совсем недавно были проведены учения, целью которых было показать возможность автономной работы Рунета в случае отключения от глобальной сети. И в этом случае Wildberries выступает скорее инструментом такой программы, призванным решать как минимум две задачи — ​стать примером российского Alibaba и одновременно демонстративно повысить конкурентоспособность и значимость национальных платежных инструментов. А тот факт, что Wildberries, по некоторым данным, получает серьезную поддержку в виде госконтрактов и госзакупок, может косвенно подтверждать жизнеспособность данной версии.

Редакция журнала «ПЛАС», впрочем, на сегодняшний момент не готова поддержать ни одну из приведенных версий — ​мы проводим собственное журналистское расследование, с результатами которого не замедлим ознакомить наших читателей по мере их появления.

Магнитная полоса. Расстанемся друзьями?

Mastercard планирует отказаться от использования магнитной полосы на своих картах. Модернизация будет проводиться с 2024 по 2033 год.

Для участников каких страновых и региональных рынков, на ваш взгляд, этот шаг может оказаться проблемным? В какой мере он отразится на эмиссионной деятельности российских банков, уже много лет назад переставших выпускать бесчиповые карты? Можно ли ожидать реального повышения уровня безопасности, на каких рынках и в каких именно сегментах?

По мнению Алексея Газина, коммерческого директора ООО «Алиот», планы платежной системы отказаться от использования магнитной полосы выглядят абсолютно правильным шагом. В форм-факторе пластиковой карты до сих пор сохранилось много «атавизмов» (магнитная полоса, эмбоссирование символов, полоса для подписи и голограмма), которые необходимо менять. В данный момент уже многие платят носимыми устройствами: кольцами, брелоками, браслетами и т. д. (приложение Alioth Pay — ​яркий тому пример), где нет лишних элементов, а только дизайн, который выбирает покупатель. В то же время остаются стандарты, которые по-прежнему распространяются на такой форм-фактор, как платежные карты, несмотря на изменения в технологиях. И одним из самых важных шагов как раз видится отказ от магнитной полосы. Есть уверенность, что другие платежные системы не заставят себя ждать и последуют этому примеру.

Если говорить о магнитной полосе, то это менее защищенный элемент в банковской карте, который легко копировать и подделать, чем мошенники активно пользуются, хотя в последнее время все реже. К тому же карты с магнитной лентой быстрее изнашиваются, размагничиваются и т. д.

Можно вспомнить две страны, где магнитная полоса еще применяется: США и Израиль, скорее всего, список шире, даже в Москве можно встретить клиента в магазине, который пробует оплатить покупку, используя магнитную полосу.

Но при этом такая ситуация не является останавливающим фактором в отношении отказа от магнитной полосы. Этот переход можно сделать в более короткие сроки, и скорее всего, другие платежные системы захотят обогнать Mastercard в этом направлении.

Отказ от магнитной полосы положительно отразится и на держателях, исключив моменты, когда официант в кафе или доставщик просит вашу карту для оплаты на своем устройстве, где вы не можете контролировать свою карту, и существует потенциальный риск «старого доброго» скимминга — ​несанкционированного считывания магнитной полосы.

На эмиссионной деятельности банков этот момент, вероятнее всего, отразится не сильно. Банкам необходимо будет лишь изменить настройки персонализации карт, чтобы не записывать информацию на магнитную полосу.

Главным применением магнитной полосы на банковской карте в недалеком прошлом было получение доступа в зону круглосуточного самообслуживания в ночное время. В некоторых банках для этого предлагается использовать в качестве «ключа» карту с магнитной полосой. Чем, между прочим, активно пользовались мошенники. Очевидно, что с этой практикой придется окончательно расстаться.

Но при этом с уходом от полосы на карте освободится дополнительное место для дизайна, так как магнитная полоса занимает значительную площадь поверхности карты — ​скорее всего, многим эмитентам это придется по душе.

Главное — ​заблаговременно информировать держателей карт, что магнитная полоса больше не будет являться обязательным элементом. И теперь не стоит опасаться, что она размагнитится и перестанет работать.

Отказ от магнитной полосы сам по себе — ​это однозначно повышение уровня безопасности. Между тем важно понимать, что мошенничество с использованием данных магнитной полосы уже не занимает значимой доли в преступлениях в сфере платежей, встречаясь все реже, в то время как сейчас основными видами здесь стали оплата в интернете на небезопасных сайтах и телефонное мошенничество.

Как считает Антон Чернышев, руководитель отдела криптографических систем ООО «Потенциал», отказ от магнитной полосы можно только одобрять со словами «Давно пора»! В российской практике это скорее закрепление ситуации, уже сложившейся де-факто. Преимущества чипа, а тем более бесконтактного интерфейса, абсолютно очевидны. Сейчас в России вряд ли удастся найти владельца карты, ностальгирующего по магнитной полосе.

 

 

Многие эмитенты уже давно используют продукты, не предполагающие магнитной полосы физически: кольца, браслеты, брелоки, карты упрощенного дизайна и т. п. Все эти форм-факторы выпускаются не только без полосы, но и без контактной площадки чипа, исключительно с NFC-интерфейсом. Их эмитенты получают дополнительное подтверждение правильности своих инициатив. И, безусловно, все извлекут выгоду от сокращения издержек по выпуску полосы.

Уже стали забываться у нас и типичные разновидности мошенничества, связанного с технологией магнитной полосы. Слово «скимминг» просто ушло из оборота российского обывателя, что не может не радовать.

Конечно, в целом по миру картина не столь благостна. Крупнейшая часть финансового рынка — ​США — ​традиционно находились в хвосте процесса EMV-миграции. Процесс должен был завершиться только в 2019 году, и пандемия еще внесла свои коррективы. Но и здесь основная фаза миграции пройдена, а проблемы для путешественника можно ожидать только в «американской глубинке». Стандартные туристические локации, посещаемые европейцами, давно перешли на чип. Магнитную полосу можно встретить исключительно в местах традиционного отдыха американцев.

Среди наших соседей некоторое, прямо скажем, не слишком значительное, отставание есть у отдельных белорусских и украинских банков. Здесь тот, кто не предпримет усилий вовремя, может и пострадать.

Конечно, поминая магнитную полосу, важно понимать, что дело не только и не столько в физике полосы. Те же самые данные, что записываются на полосу, присутствуют в памяти чипа и доступны для чтения контактным и бесконтактным путем. При этом существуют процессинги, применившие при миграции на чип паллиатив — ​когда фактическая транзакция проводится на основе данных магнитной полосы, считанных с чипа. Конечно, у нас такие решения не в ходу, но в тех же США множество унаследованных процессингов, модернизация которых затруднительна, и здесь широкое поле для поставщиков современных решений по замене этих «динозавров». Отказ от проведения операций на основе легко отчуждаемых данных «магнитной полосы», безусловно, повысит защищенность таких систем.

Фактически решение Mastercard «забивает последний гвоздь» и узаконивает отказ от технологии, добросовестно служившей, но на много лет пережившей свой срок.

В последние годы страны, где принималась полоса, стали прибежищем мошенников со всего мира, их центром «обналички». Краденые данные магнитной полосы передавались в первую очередь в США, там осуществлялся выпуск белого пластика и попытки «обналичивать» украденное. Для российских держателей карт с чипом это не влекло финансовых потерь, поскольку сдвиг финансовой ответственности во всех международных системах произошел достаточно давно. Однако потери банков-­эквайреров в данных условиях неизбежны. Такая роль мало кому понравится, и после сдвига финансовой ответственности EMV-миграция стала неизбежным, а сейчас и свершившимся фактом.

Великое китайское умение: сказав много, не сказать ничего нового?

В конце июля ЦБ Китая представил первый технический документ о цифровом юане (e-­CNY). Отсутствие деталей запущенного пилотного проекта цифрового юаня (e-­CNY) вызывало беспокойство среди многих центральных банков. Поскольку китайская экономика является как минимум второй по величине экономикой в мире, что бы ни делали китайцы, это неизбежно влияет на другие государства. Многие эксперты даже рассматривали запуск e-­CNY как вызов статусу американского доллара в качестве мировой валюты.

 

 

И вот 16 июля 2021 года Народный банк Китая (НБК) опубликовал отчет о ходе исследований и разработок цифрового юаня. Это первая публикация на английском языке, представляющая собой подробное разъяснение от НБК по столь важной теме китайской цифровой валюты.

Из белой книги проекта (white paper) следует, что e-­CNY будет выступать цифровой версией фиатной валюты, выпущенной НБК, сохраняя свой­ства расчетной единицы, средства обмена и хранения стоимости.

Что же касается ответа на дискуссионный вопрос — ​«токен или учетная запись/счет», то, по мнению независимого эксперта Марии Красенковой, цифровой юань — ​это и то, и другое. e-­CNY будет работать в формате квазисчета и основанного на счетах гибридного платежного инструмента (чтобы это ни значило).

Еще одно утверждение, которое трудно понять однозначно, — ​это утверждение о том, что цифровой юань «основан на слабосвязанной учетной записи». Возможно, это означает, что e-­CNY работает как комбинация систем, основанных на учетных записях и токенах.

e-­CNY обеспечивается государством. НБК станет выпускать цифровые юани, а регулируемые финансовые учреждения будут распространять их. НБК будет устанавливать правила, а также собирать любые данные, полученные в результате транзакций.

При этом физические денежные средства будут существовать параллельно в обозримом будущем: «до тех пор, пока существует спрос на физический юань, НБК не прекратит его поставки и не заменит его административным распоряжением».

Предполагается, что цифровой юань может считаться розничным CBDC, поскольку будет использоваться для розничных сделок с небольшой стоимостью. Однако в документе есть оговорка, что электронные юаневые и резервные счета полностью совместимы, что в потенциале обеспечивает возможность участия электронных денег в крупностоимостных операциях.

По мнению авторов отчета, e-­CNY — ​это не просто инструмент, а часть инфраструктуры розничных платежей, которая должна быть эффективной, инклюзивной и адаптируемой. Даже те граждане и гости КНР, у которых нет банковских счетов, смогут использовать кошелек. А у физических и юридических лиц, т. е. предприятий и граждан, появится возможность моментально получать средства дешевле и безопаснее, чем в случае платежей по банковским картам или электронным кошелькам. e-­CNY также поддерживает автономные платежи — ​это важно для районов с ограниченным доступом или без подключения к интернету. Правда, эксперт отмечает, что в документе не говорится, можно ли осуществить перевод в отсутствие электроэнергии и, если да, то каким образом.

 

 

Пока цифровой юань не предназначен для трансграничных платежей, однако технически готов к использованию в международных расчетах. НБК будет работать с G20 и другими организациями над развитием наднациональных переводов, принимая во внимание принципы ненарушения суверенности, соответствия правилам и взаимосвязанности. По мнению Марии Красенковой, это вызов превосходству доллара, как основной валюте международных расчетов, особенно, если в процессы выравнивания игрового поля и контроля за отсутствием нарушений будут вовлечены глобальные регуляторы.

Что характерно, в выпущенном документе НБК подробно описаны многие аспекты e-­CNY, но, несмотря на обилие деталей, отчет не дает ответа на многие ключевые вопросы, например относительно определения «управляемой анонимности» или использования блокчейна. Отсутствует описание технической и операционной инфраструктуры.

Впрочем, поскольку e-­CNY находится на этапе массового тестирования и заявлено, что уже на зимних Олимпийских играх 2022 года будет представлен пилот с широким национальным и международным участием, то, скорее всего, в ближайшем будущем мы получим ответы на все или как минимум значительную часть имеющихся вопросов.

Наряду со многими другими актуальными темами эти моменты будут обсуждаться в том числе в ходе 2‑го Международного ПЛАС-Форума СНГ «Финтех без границ. Цифровая Евразия», который состоится 27-28 октября 2021 года в городе Алматы, Казахстан.

 

 

Не забывайте, мы всегда с Вами! Даже во время кризисов, пандемий и грядущего доминирования CBDC, что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:

Добавить комментарий


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных