Журнал ПЛАС » Архив » 2021 » Журнал ПЛАС №6 »

Иван Глазачев: Сколько мы прошли за год — пять или даже семь лет развития?

Что сегодня выступает катализатором развития финтеха в России, какие финтех-­тренды популярны среди клиентов и что ждет рынок платежей в ближайшее время? Эти и другие вопросы мы обсуждаем с Иваном Глазачевым, генеральным директором компании ЮMoney.

ПЛАС: В начале нашей беседы хотелось бы коснуться современных трендов финтеха с точки зрения бизнеса. Финтех как сервис — ​одно из самых перспективных направлений. Какие предпосылки способствовали его появлению и в чем преимущество такой модели для финансовых структур? Становятся ли финансовые технологии доступнее? И как компания ЮMoney пришла к пониманию того, что делать сервисы для других — ​это выгодно?

И. Глазачев: Глобальные причины появления направления «финтех как сервис» достаточно просты. Во-первых, это высокая ценовая конкуренция, которая, с одной стороны, ведет к падению маржинальности бизнеса, а с другой — ​заставляет искать дополнительные точки роста.

Во-вторых, на рынке идет консолидация: крупные игроки строят масштабные экосистемы, закрывая таким образом все свои потребности. Другим участникам рынка необходимо ­как-то этому противостоять. И именно финтех стал для них надежным и удобным инструментом, который помогает повышать конкурентоспособность.

В-третьих, со стороны массового клиента есть запрос на слияние онлайна и офлайна. То есть пользователи хотят, чтобы предлагаемые им сервисы работали бесшовно. При этом им нужно закрывать свои самые специфичные сценарии. Это весьма сложно сделать, если разрабатывать всю инфраструктуру с нуля.

На определенном этапе развития компании мы поняли, что наши команды, которые создают финтех-­решения, — ​это своего рода продуктовая фабрика. Они могут не только работать на потребности нашей структуры, но и разрабатывать открытые интерфейсы. Это поможет удовлетворить потребности ­каких-то смежных сегментов: маркетплейсов, ритейлеров и прочих компаний, которые стремятся тратить меньше на развитие собственной инфраструктуры. По сути, мы уже давно занимались финтехом как сервисом, но до недавнего времени — ​исключительно для себя самих. И в ­какой-то момент мы осознали, что можем делать это качественно и для внешних структур.

 

 

ПЛАС: Есть ли ­какая-то принципиальная разница между российскими и мировыми трендами развития финтеха?

И. Глазачев: Я бы не сказал, что наблюдаю серьезную разницу в трендах. Разница — ​в масштабах рынка, в масштабах российского и мирового бизнеса. В целом глобальные бигтехи активно идут в финтех. Apple, например, в партнерстве с Goldman Sachs запускает новый сервис, который позволит потребителям оплачивать любую онлайн-­покупку через Apple Pay в рассрочку. Российские бигтехи — ​Wildberries, Ozon — ​тоже анонсируют свои финтех-­проекты. Поэтому в целом можно сказать, что наши компании шагают в ногу с мировыми.

ПЛАС: В каких сегментах с точки зрения обслуживания клиентов финтех сегодня наиболее востребован? Какие сценарии использования финтеха самые актуальные?

И. Глазачев: Платежи — ​это кислород любого бизнеса. Поэтому любому бизнесу важно, чтобы у него была возможность предложить пользователям удобный бесшовный сервис. От этого зависит конверсия. Если пользователь пришел с намерением ­что-то купить, нужно сделать так, чтобы он мог заплатить легко и безопасно. Иначе он просто «отвалится» на ­каком-то этапе оформления покупки.

Именно поэтому основной сегмент, на который работает финтех, — ​это прием платежей. Для бизнеса есть разные сценарии: можно принимать платежи на сайте или в мобильном приложении, можно выставлять счета или отправлять ссылки для оплаты в мессенджерах, можно использовать платежное решение с интеграцией и без нее.

Другой пример — ​«Безопасная сделка», когда нужно не просто провести платеж между двумя сторонами в рамках платформы, но и обеспечить добросовестность сделки. Необходимо захолдировать платеж на срок от нескольких часов до нескольких месяцев, а после выполнения работ — ​расхолдировать. При этом нельзя забывать, что торговая площадка получает комиссию с каждого платежа. За такой относительно простой операцией стоит много разных решений. Если нужно добавить сценарий рассрочки или беспроцентного периода, это усложняет всю технологическую цепочку расчетов. Покупка разбивается на определенное количество самостоятельных частей — ​сценариев, которые требуется упаковать «под капот» платежного решения. Сделать это нужно качественно и с максимальной конверсией. И если хотя бы один из элементов не до конца проработан, площадка рискует потерять клиента. Для бизнеса это очень неприятная ситуация: потратиться на маркетинг, привлечь клиента — ​и потерять его только из-за того, что он не смог совершить платеж.

Финтех закрывает и другой большой сегмент — ​это антифрод. В России это обязательное направление, хотя на Западе есть сценарии, когда компании, специализирующиеся на торговом эквайринге, отдельно платят за настройку систем антифрода, сопровождение KYC (англ. know your customer — ​термин, означающий, что финансовой компании или банку нужно установить личность контрагента, прежде чем проводить финансовую операцию). У нас такого пока нет, но есть ощутимый фокус на антифрод: введение тех или иных правил, внедрение адаптивного 3DS, когда часть клиентов, если они соответствуют ­каким-то параметрам, в принципе не видят окошка для ввода 3DS. Но, ставя безопасность на первое место, мы снижаем число успешных операций. При этом адаптивная настройка антифрода может серьезно помочь нашим торговым предприятиям зарабатывать деньги даже в нынешнее непростое время.

Еще финтех-­компании покрывают такой большой сегмент, как кастомизация виджетов под сценарии заказчика: брендируют интерфейс под корпоративные цвета, упрощают расчеты, дают возможность объединить несколько популярных платежных методов в одном виджете. Например, можно оставлять электронные чаевые через привычный пользовательский интерфейс.

ПЛАС: Кто при использовании модели «финтех как сервис» несет регуляторную ответственность: разработчик или финансовая компания, которая его приобрела?

И. Глазачев: Здесь все очень просто: ответственность разделяется. За платежную часть отвечает поставщик решения. Именно поэтому нужно внимательно выбирать компанию-­партнера. Если клиент придет к нам, он увидит, что мы действительно обладаем защищенным контуром, сертифицированным на соответствие PCI DSS. Увидит, что мы отвечаем всем требованиям банковского законодательства с точки зрения хранения персональных данных, их передачи и хранения банковских тайн.

 

 

В целом нужно смотреть не только на регуляторные требования, но и на доступность и надежность сервиса. Если ­что-то случится с вашим партнером — ​банком-­эквайером, что станет с вашим платежным сервисом? Сегодня многие работают с одним или двумя банками. У нас же сейчас пять банков-­партнеров и собственный эквайринг. За счет этого мы можем динамично переключать потоки между несколькими каналами, если ­что-то пошло не так. Это называется каскадный эквайринг, и это очень важные вещи, на которые стоит обращать внимание.

ПЛАС: Как вы оцениваете ситуацию на рынке электронных денег в России? Как на нее повлиял коронакризис? Насколько эти тенденции устойчивы, сохранятся ли они в будущем? Или нас ждет некий откат, когда эпидемиологическая обстановка нормализуется? Как это все меняет поведение клиентов, в том числе ЮMoney?

И. Глазачев: Ограничения, с которыми мы столкнулись из-за коронавируса, дали очень сильный толчок популяризации электронных платежей. Многие эксперты сегодня спорят, сколько мы прошли за один год: пять или даже семь лет развития? Но тут, на мой взгляд, важно другое. Я думаю, что отката назад точно не будет. Конечно, не стоит ждать такого взрывного роста, как в 2020 году, но есть прогнозы, что к 2024‑му рынок вырастет еще на 34%. А в прошлом году рост был больше 50%.

Компания ЮMoney тоже растет, причем быстрее рынка. Так, в сегментах с доставкой товара мы показали рост значительно выше рыночного. В целом мы выросли примерно на 35% по количеству площадок, которые принимают платежи с помощью наших решений, а оборот самих площадок увеличился на 61%. Кстати, ЮMoney c лета прошлого года входит в экосистему Сбера, и сейчас уже можно говорить о результатах синергии, о плюсах для наших клиентов. У нас сильная технологическая экспертиза и богатый клиентский опыт, мы охватываем разные сегменты пользователей, и благодаря экосистеме возможности создания и внедрения передовых практик только растут.

На рынке продолжается консолидация, большой рост показывают маркетплейсы. Если в целом интернет-­магазины выросли на 38%, то маркетплейсы практически удвоили свои показатели: за прошлый год их совокупный рост составил 108%. Я считаю, что они продолжат консолидироваться и расти такими темпами.

 

 

Что касается паттернов поведения клиентов — ​они не особенно изменились. Есть общий тренд на мобильность. Все больше людей пользуются возможностями мобильного шопинга. По статистике, сейчас в России доступ в интернет есть примерно у 99 млн человек. Из них порядка 60% время от времени выходят в сеть с десктопных устройств, но «хардкорных» десктопщиков осталось всего 7‑8%, тогда как 10 лет назад все сидели в интернете со своих домашних компьютеров. Сейчас все сидят и покупают с мобильных устройств. И конечно, виден общий запрос клиентов на простые бесшовные сценарии покупки, как я уже и говорил. Все должно быть интуитивно понятно. Если покупатель испытывает даже небольшой дискомфорт при оплате, он просто бросает корзину и уходит. По опросам мы видим, что для 75% клиентов важно удобство оплаты. Если все удобно, клиенты завершают покупку.

ПЛАС: Виртуальные карты сегодня становятся популярнее, некоторые банки даже отказываются от пластиковых. Какую роль виртуальные карты играют в платежном бизнесе в целом и в бизнесе ЮMoney в частности? Как они улучшают потребительский опыт? Можно ли ждать, что в ближайшее время такие продукты потеснят традиционный форм-фактор?

И. Глазачев: Уже около 10 лет идут разговоры о том, умрут POS-терминалы или нет. А они все живы, хотя трансформировались и стали бесконтактными. Я бы не стал утверждать, что POS-терминалы в ближайшем будущем уйдут в историю. Думаю, то же можно сказать и о «пластике»: в ближайшее время виртуальные карты заметно его не потеснят. Но виртуальная карта — ​это действительно очень удобный способ оплаты. Он дает возможность открывать дополнительную карту для ограниченного перечня транзакций и не «светить» основную карту. Виртуальная карта позволяет моментально получить платежный функционал.

Как это работает в нашей структуре? Если пользователь стал нашим клиентом и открыл счет, мы автоматически выпускаем ему виртуальную карту. Преимущество виртуальной карты в том, что ею можно пользоваться сразу и не ждать, когда доставят пластиковую. Именно поэтому большая часть эмиссии в количественном выражении у нас приходится на выпуск виртуальных карт. Но если смотреть на обороты, они на текущий момент идут больше по «пластику». Это говорит о том, что потребители пока не готовы расстаться с традиционным форм-фактором. Для них это понятный и удобный инструмент.

ПЛАС: Говорят, наличные все никак не умрут, потому что у них остается как минимум два важных бастиона: независимость от ИТ-инфраструктуры, телекоммуникаций и электроэнергии, а также анонимность. Как вы считаете, у пластикового форм-фактора есть такие бастионы, которые он не сдаст никому, несмотря на развитие альтернативных методов оплаты?

И. Глазачев: У физического «пластика» есть такой бастион, как независимость от инфраструктуры. Если у вас разрядился телефон, вы не сможете оплатить им покупку, сколько бы виртуальных карт у вас ни было. «Пластик» останется с вами на весь срок жизни карты, что бы ни случилось с электричеством и вашими гаджетами. Конечно, если POS-терминал не подключен, платеж не пройдет. Но я считаю, что с точки зрения такой относительной независимости этот аргумент тоже работает.

ПЛАС: В 2020 году обороты в сегменте самозанятых выросли в 10,6 раза. С чем это связано? Конечно же, повлияла пандемия, но, наверное, было ­что-то еще?

И. Глазачев: Сегмент самозанятых и правда становится очень популярным — ​во многом за счет усилий государства. Самозанятые были всегда, но именно сейчас они выходят из теневого сегмента в легальный. Это одна из причин роста.

Мы в работе с этим сегментом делаем акцент на простые платежные решения. Например, недавно мы запустили ЮSelf — ​специальный сервис для самозанятых. Он позволяет зарегистрироваться в качестве самозанятого в ЮMoney и вести полноценную работу: выставлять счета, принимать платежи, платить налоги. Показательно, что только за первые 15 дней работы этого сервиса по нему прошло операций на сумму свыше полутора миллионов руб­лей. И это только начало! Мы планируем продвигать и масштабировать этот сервис.

Финтех позволил сделать многие сервисы доступными не только для тех, кто может за это хорошо заплатить, но и для широких масс участников рынка. По сути, это глобальный тренд на удешевление сервисов. Раньше принимать платежи в интернете могли только большие компании, которым были под силу масштабные интеграции и большие инвестиции в инфраструктуру. Сейчас предприятию МСБ достаточно просто зарегистрироваться, открыть личный кабинет и без всяких интеграций выставлять счета на оплату через мессенджеры, почту или даже по СМС, а также моментально принимать платежи.

Причем наши клиенты — ​предприятия МСБ, как правило, быстрее адаптируются к изменениям в потребительском поведении. Дело в том, что теперь у них есть возможность не только продавать, но и быть в контакте с покупателем, например через соцсети, и оказывать персонифицированные услуги.

Выделю также глобальный тренд на персонификацию. Запрос на индивидуальное обслуживание, на отдельные услуги и товары очень велик и идет от потребителя. И вот здесь оказывается важным, что ты — ​небольшая компания — ​можешь принимать платежи так же удобно, как и большие маркетплейсы. Это значит, что ты можешь быть еще ближе к клиенту, оказывая ему персональные услуги. Это в ­какой-то степени стирает границы между крупными компаниями и малым бизнесом.

Недавно вышла статистика по самозанятым в Москве. Эти данные говорят, что самые распространенные виды деятельности — ​доставка, перевозка, строительство, маркетинг, реклама, сдача квартир в аренду. Мы получили первичную статистику и видим схожие тренды — ​в ЮSelf лидируют ИТ-услуги, консультации, репетиторство и перевозки.

ПЛАС: Есть ли сегодня спрос на ­какие-то новые услуги? Как количество платежей через Pay-сервисы соотносится с оборотом платежей картами ЮMoney? Какова доля платежей смартфонами от общего числа бесконтактных платежей через ЮMoney? Где и сколько люди предпочитают платить бесконтактно? И наконец, каковы самые большие чеки при бесконтактном расчете?

И. Глазачев: В целом на рынке платежей продолжают доминировать обычные банковские карты. По обороту это самая большая категория — ​71%. На системы бесконтактных платежей в совокупности приходится порядка 17% оборота. При этом мы наблюдаем быстрый рост бесконтактных платежей в общем обороте ЮKassa: за год общий оборот таких платежей вырос на 134% — ​в первую очередь за счет увеличения среднего чека на 75%. Бесконтактно платят по всей стране, причем в Москве, Санкт-­Петербурге, Краснодарском крае количество покупок растет активнее, а в регионах растет средний чек. Самые большие чеки при оплате Pay-методами мы видим у автодилеров (13 363 руб­ля), в медицинских организациях (6211 руб­лей в клиниках и 5875 руб­лей в лабораториях), оплата услуг ЖКХ (5652 руб­ля), в сегменте образования (4992 руб­ля). Причем во многих категориях средний чек при оплате бесконтактно выше на 20‑30%, чем при оплате картой.

 

 

ПЛАС: Как, по вашим прогнозам, сложится судьба QR-кодов в российском платежном бизнесе?

И. Глазачев: Вопрос интересный и актуальный. Я считаю, что судьба QR-кодов зависит прежде всего от выбора потребителя. И сейчас мне как потребителю гораздо проще и выгоднее платить банковской картой. К ней привязаны системы лояльности, за счет чего я получаю мили, кешбэк и т. д. А если у меня открыта кредитная карта, я получаю рассрочку и могу платить либо частями, либо полностью, по истечении льготного периода, либо еще ­как-нибудь разделить платеж. На мой взгляд, внедрение элементов программы лояльности может стать стимулом развития, но это означает дополнительную стоимость для мерчантов. Поэтому пока мы продолжаем наблюдать, как это развивается. И именно клиент своим кошельком будет голосовать, как ему удобно и выгодно платить.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных