Арт-банкинг: трансформируется, но не сдается?

Наш постоянный автор Алексей Гусев, старший советник председателя правления Банка «Центрокредит», преподаватель ФФБ РАНХиГС, рассуждает о прагматике, практической целесообразности и о бренности бытия не только крупных, но и частных банкиров.

Арт-банкинг: трансформируется, но не сдается?

С момента своего возникновения и до сих пор арт-банкинг, позиционированный на работу с таким весьма специфичным направлением, как инвестиции в предметы искусства и антиквариат, представляет собой для банка не столько бизнес, сколько имиджевое направление. Тем не менее и крупные банки, и частные банкиры (далее мы подробнее вернемся к этим категориям) смогли реализовать для него вполне эффективные методики работы с целевыми клиентами, позволяющие выстраивать весьма успешный банковский бизнес, не столько отталкиваясь от потребностей клиента, сколько стараясь научить его правильно оценивать инвестиционные риски данного сегмента.





С началом весны 2021 года российским VIP-клиентам, возобновившим активное общение со своими менеджерами, стали интересны и новые инвестиционные идеи. На фоне такого потенциального спроса, который мог завершиться вполне реальными продажами, отечественный private banking протестировал ряд продуктов. В частности, он попытался вернуться к концепции статусных нетрадиционных инвестиций в винные коллекции, в предметы искусства и антиквариат, используя ранее апробированные и давно не используемые технологии арт-банкинга. Последние можно было попытаться адаптировать уже в новой, постковидной реальности, предлагая тем же VIP-клиентам не только точечные инвестиции, но и рассчитывая со временем повысить востребованность и самого арт-банкинга как отдельного и несколько подзабытого направления собственного бизнеса. Тем более что такой подход нашел поддержку со стороны соответствующих провайдеров инвестиционных услуг, которые, отчасти компенсируя долгий собственный застой в этом направлении, вслед за игроками рынка private banking стали активно продвигать идеи возобновления портфельных инвестиций на арт-рынке. Уже к лету нынешнего года все это заставило всерьез задуматься о том, не слишком ли рано мы отказались от концепции арт-банкинга как такового, и не пора ли задуматься о его репозиционировании в private banking?

История вопроса

Этот вопрос обсуждался на профильных конференциях весной, в том числе и при участии автора настоящей статьи в качестве модератора, заставив еще раз вспомнить, как именно эволюционировал этот бизнес в крупных банках (под которыми мы понимаем международные банки с развитой филиальной сетью и множеством разнородных бизнес-­направлений, ориентированных на различные финансовые продукты и разные категории целевых клиентов), а также у частных банкиров (здесь и далее имеются в виду банки, специализирующиеся на обслуживании в основном состоятельных лиц — ​VIP-клиентов — ​в рамках технологий private banking).

Так, первые самостоятельные внутренние бизнес-­подразделения арт-банкинга с названиями типа «арт-менеджмент» и «арт-адвайзори» появились в 1970‑80‑е годы двадцатого века в крупных банках как ответ на вполне сформировавшийся спрос со стороны своих целевых клиентов. Со временем эти подразделения стали заметными игроками и на арт-рынке в качестве самостоятельных и активных его участников, причем некоторые успешные модели этого бизнеса дожили и до наших дней, адаптируясь и гораздо более консервативными частными банкирами, в том числе и для локальных направлений китайского, восточноевропейского и российского private banking.

Однако даже на фоне заметного роста благосостояния и появления в конце прошлого века все новых состоятельных клиентов крупные банки выбрали несамостоятельную инвестиционную модель финансового консалтинга.

В основе такого подхода — ​сопровождение инвестиций и коллекций, причем в меньшей степени собственными сотрудниками, а в основном более специализированными и квалифицированными сторонними консультантами из числа партнеров со стороны, или даже непосредственная поддержка клиентов на арт-рынке внешней партнерской структурой.

Арт-рынок слишком разнообразен и разнороден, разделен на огромное количество различных сегментов с собственным ценообразованием, так что отнюдь не все на нем можно отнести к произведениям искусства, в которые заведомо стоит вкладываться, а значит, и к инвестиционным активам. Продажа и владение произведениями искусства сопряжены с высокими и специфическими транзакционными издержками, особенно по налогообложению и ограничениям в обращении. А еще этот рынок нерегулируем и непрозрачен, его участники не имеют равного доступа к информации, что позволяет прямое манипулирование ценами. Да и само ценообразование зависит от массы субъективных, нежели объективных факторов, при этом хоть ­какая-то единая стандартизация отсутствует, более того, ценовых рыночных ориентиров практически не существует даже при тиражировании сходных покупок.

Нетрудно понять — ​этот рынок гораздо более специфичен и сложен для банкиров, если использовать традиционный подход к инвестициям для масштабирования бизнеса, причем он обладает совершенно уникальным активом, который требует от аналитика обширного запаса знаний и постоянной практики (и это помимо не такой простой подготовки его в качестве финансового управляющего). Все это делает данное направление весьма затратным в плане издержек даже для крупных международных банков.





Впрочем, возможны исключения, например, в том случае, если у банка появляется квалифицированный консультант, который, например, курирует банковскую коллекцию, и в рамках ее сопровождения проводит соответствующие операции помимо своей основной деятельности. Однако хороший портфельный менеджер на арт-рынке должен быть прежде всего неплохим арт-дилером или коллекционером — ​только тогда бизнес окажется эффективным, причем не сиюминутно, а на долгосрочном периоде. Но и в этом случае на разных отчетных периодах он оказывается не столь прибыльным, как инвестиционный управляющий с другим портфелем активов. Да и как объект альтернативных традиционным инструментам финансового рынка инвестиций арт-активы не столь привлекательны, поскольку существуют и другие, более прозрачные и понятные (не говоря уже о доходности) инструменты.

Две группы инвесторов

И пусть за последние десятилетия арт-рынок качественно эволюционирует в сторону прозрачности, тиражируемых результатов для институциональных инвестиций так и не было получено. И это несмотря на то, что появились различные индексы вторичных продаж, методики оценки инвестиций, особенно — ​целесообразность вложений как средство сохранения капитала в кризисные периоды, рассчитываются корреляционные характеристики с другими инвестиционными активами, даже внедряются отдельные практики работы с начинающими меценатами! Однако все по-прежнему слишком сильно

Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных