Журнал ПЛАС » Архив » 2021 » Журнал ПЛАС №10 »

Руслан Бекетаев: «Мы стоим на пороге 4-й технологической революции»

Содержательное выступление министра по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Руслана Бекетаева на 2-м Международном ПЛАС-Форуме «Финтех без границ. Цифровая Евразия» стало знаковым по целому ряду вопросов финансовой цифровизации. В ходе открытой дискуссии, которая предваряла первую сессию ПЛАС-Форума, Алма Обаева, председатель правления Некоммерческого партнерства «Национальный платежный совет», побеседовала со спикером на самые актуальные для цифрового и технологического рынка темы.

ПЛАС: Как, на ваш взгляд, изменила платежный рынок Казахстана пандемия? Какие основные тенденции здесь можно выделить, в том числе как трансформировались потребности клиентов?

Р. Бекетаев: Безусловно, произошел значительный сдвиг в сторону цифровизации. И это уже необратимая тенденция — та реальность, которую мы должны принять. Пандемия существенно изменила представление о рынке безналичных платежей. Так, сегодня мы наблюдаем увеличение доли безналичных платежей в странах ЕАЭС. Например, в Казахстане этот показатель вырос c 51% в 2020 году до 75% в 2021-м.

COVID 19 также дал стимул для развития исследований цифровой валюты центральных банков (ЦВЦБ). Согласно данным Банка международных расчетов, 55 из 65 центральных банков стран, участвовавших в опросе, проводят исследования в сфере цифровой валюты. Уже 39 стран тестируют технологии, а девять уже реализуют пилотные проекты по внедрению цифровых валют.

Проекты по внедрению цифровых валют находятся в активной стадии и в странах ЕАЭС. Так, в 2020 году Банк России опубликовал доклад «Цифровой рубль», а в мае 2021 года Национальным Банком Республики Казахстан представлен доклад «Цифровой тенге». Цифровые валюты центральных банков могут стать эффективным инструментом для ускоренного проведения трансграничных платежей, тем самым оказав стимулирующий эффект на увеличение объемов торговли в рамках Союза.





ПЛАС: Ряд центральных банков стран Евразийского пространства уже близки к реализации цифровой валюты. Видите ли вы какие-либо угрозы экономического характера или иные факторы, способные оказать критическое влияние на экономику наших государств, при внедрении и реализации в полном объеме проектов тех же цифрового рубля и цифрового тенге?

Р. Бекетаев: Мы уже пережили три технологические революции. И на каждом технологическом этапе были свои сомнения. К примеру, ряд скептиков видели некие угрозы и вызовы в паровом двигателе, поскольку считали, что эта технология лишит экономику рабочих мест. Но общество смогло преодолеть эти сомнения. В целом история развития человечества показывает, что технологии являются инструментами, и ключевым является способ их применения.

Сегодня мы стоим на пороге четвертой технологической революции, наряду с этим внедрение цифровых валют ведет к серьезной трансформации потребительского поведения населения, в которое «третья форма денег», безусловно, внесет свои коррективы. При этом важно учесть и тот факт, что при внедрении такого проекта могут возникнуть новые риски, связанные с кибербезопасностью и защитой конфиденциальных данных.

При этом очень важно провести пилотные проекты не только с целью анализа модели использования цифровой валюты. Необходимо посмотреть, как будет выстраиваться инфраструктурная цепочка от открытия электронного кошелька до решения вопросов, связанных с противодействием отмыванию денег и финансированию терроризма. Регуляторам, безусловно, придется провести серьезную работу по созданию контрольных процедур и инструментов правового сопровождения оборота цифровых валют. Я со своей стороны, как человек, который отвечает за наднациональное законодательство, считаю, что цифровые валюты могут оказать существенное влияние на формирование приоритетов в платежной индустрии; трансформацию банковского бизнеса; внедрение новых бизнес-моделей и экономику платежных экосистем. Над решением всех этих вопросов мы сегодня и работаем в рамках Евразийской экономической комиссии.

ПЛАС: Сегодня мы наблюдаем активные процессы поглощения — либо банками финтех-компаний, либо, наоборот, банков — крупными финтех-структурами. Видите ли вы в происходящей тотальной цифровизации какие-либо различия в подходах, практикуемых участниками рынков наших государств?

Р. Бекетаев: Очень хороший вопрос.

Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных