Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №8 » 51 просмотр

Госрегулирование безналичных платежей. Оцениваем эффективность и ищем альтернативы?

Госрегулирование безналичных платежей. Оцениваем эффективность и ищем альтернативы?

В апреле 2020 года, на фоне пандемии коронавируса, Банк России начал снижать эквайринговые комиссии в различных сегментах торговли, однако уже в середине лета был обозначен отказ от данной меры. Ограничение тарифов на рынке розничных платежей — мера хоть и популярная, но неоднозначная, уверен Егор Кривошея, руководитель направления исследований, Центр исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ. В своем материале он анализирует, почему первая в России попытка регулятивного вмешательства не оправдала надежд.
В то время когда большинство стран уже ввели подобные ограничения комиссий и не планируют их отменять, участникам российского рынка необходимо понимать, к чему может привести подобное решение. Используя набор моделей для определения равновесия и расчеты по опросным данным, это можно сделать еще до введения ограничений и понять, что будет с рынком, если изменения все же произойдут.В свете событий, связанных с новой пандемией, регуляторы различных стран пытались разработать комплекс мер поддержки для бизнеса. В силу остановки многих секторов экономики и неожиданных масштабных трат из бюджета под особо пристальное внимание попали те меры, которые могут, с одной стороны, помочь бизнесу, а с другой — не выливаются для государства в дополнительные статьи расходов. Ограничение тарифов на рынке безналичных розничных платежей, в частности эквайринговых ставок, стало одним из первых кандидатов в плане реализации подобных мер, так как не требует от государства никаких очевидных трат. Однако даже временный эксперимент с ограничением торговой уступки в связи с пандемией был остановлен, и с 30 сентября 2020 года ограничения на эквайринговые комиссии, как ожидается, будут сняты. Итак, почему универсальное (общерыночное) регулятивное вмешательство не оправдало надежд? 

Почему ограничения не удержались?

Во многом это связано со сложностью платежного рынка: двусторонняя модель предсказывает, что при изменении условий для одной стороны (например, со стороны торгово-­сервисных предприятий) другая сторона должна увидеть аналогичные изменения, но в обратном направлении. Иными словами, снижение эквайринговых комиссий означало снижение доходов для эквайреров, а значит, и снижение размера выплат по межбанковской комиссии, что является прямым ударом по бюджетам для программ лояльности и других клиентских продуктов, к которым привыкли потребители. По последним данным[1], около половины (49%) россиян стараются совершать покупки только при наличии акций, бонусов и подобных стимулирующих программ, а почти половина (46%) из тех россиян, кто является участником банковских программ лояльности (около 70% населения), постараются сменить провайдера финансовых услуг, если эти программы будут отменены. Понимая масштабы потенциальных изменений, банки в своем большинстве не стали сразу «резать» свои программы лояльности. Но в случае, если бы ограничения по эквайринговым комиссиям задержались надолго, вероятно, что значительная часть из подобных программ была бы отменена, а это означает и риски для дальнейшего проникновения финансовых инноваций, и снижение платежной активности в целом[2].Мировой опыт показывает, что регулятивное вмешательство в данной сфере не приводит к ожидаемым результатам. Уровни приема безналичных платежей в некоторых сегментах рынка действительно могут расти, но клиент начинает реже использовать безналичные платежи (а в некоторых случаях и вовсе отказывается от них), а обороты по картам снижаются, что не только бьет по системе в целом, но и снижает общие выгоды торгово-­сервисных предприятий, несмотря на уменьшение издержек из-за более низких комиссий. Именно поэтому критически важно балансировать выгоды от использования безналичных розничных платежей.

Баланс выгод как ключ к моделированию эффектов изменений тарифов

Понимая важность своевременной оценки эффектов регулятивного или любого другого изменения тарифов на рынке безналичных розничных платежей, Центр исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ разработал механизм оценки эффективности межбанковской комиссии[3]. Наш механизм основан на простой идее: спрос на платежные услуги для населения и торгово-­сервисных предприятий можно оценить на основе выгод от использования безналичных платежей. Выгоды — это все, что делает безналичные платежи более привлекательными по сравнению с альтернативами, например, расчетами наличными. К таким выгодам могут относиться более простые способы управления личными финансами, повышенная скорость обслуживания клиентов, более высокий уровень безопасности. Если говорить про выгоды с экономической точки зрения то, по факту, это является склонностью пользователя безналичных платежей к использованию этих инструментов для совершения транзакций.Оценка выгод производилась на базе всероссийских опросов населения и торгово-­сервисных предприятий. В целом для оценки склонности использовать безналичные платежи применялись два способа. Первый основан на оценке максимальных тарифов, которые пользователи (как потребитель, так и торгово-­сервисное предприятие) готовы заплатить за безналичные розничные платежные услуги.Второй способ базируется на оценке наблюдаемого поведения участников рынка. Конечно, эти оценки можно улучшить, используя больший массив данных и показатели, доступные банкам или другим провайдерам финансовых услуг, однако оба подхода дали схожие результаты, что позволило использовать эти оценки выгод для дальнейшего моделирования.Эффективность тарифов — тема, которая активно обсуждается экспертами рынка безналичных розничных платежей как в теории, так и на практике. Мы использовали два основных определения эффективности: строгую и полустрогую. Строгая форма эффективности означает, что ни одной стороне (ни потребителям, ни торговым точкам) не должно стать хуже от изменений. Полустрогая форма подразумевает, что распределение благосостояния не так важно, как суммарная величина этого благосостояния, т. е. даже если одной стороне хуже, чем другой, общее благосостояние должно расти.Несмотря на то что строгая форма эффективности может казаться недостижимой, на практике это возможно, если между сегментами рынка существует большой разрыв: например, потребители слабо реагируют на изменения тарифов, а торговые предприятия сильно, или наоборот. Тогда активность на одной стороне увеличивается настолько, что выигрывает и другая сторона, благодаря сетевым эффектам[4-1][4-2]. В России такого разрыва не наблюдается: тарифы и комиссии, а также программы лояльности, бонусы и прочие стимулирующие программы важны для половины потребителей на обеих сторонах рынка, и статистика это подтверждает[5-1][5-2]

Нужно ли регулировать тарифы? Вопрос, ответ на который необходим перед принятием решений

Когда все эти компоненты складываются воедино, появляется возможность построить модель равновесия для рынка безналичных розничных платежей, чтобы проанализировать, как изменения в тарифах могут повлиять на благосостояние, активность, спрос и выгоды пользователей. По данным и 2014‑го, и 2017 года получилось, что универсальные изменения тарифов, которые подразумевают введение ограничений на размер ставок эквайринговых комиссий, не приводят к увеличению благосостояния потребителей. То есть улучшения в эффективности тарифов нет ни по строгой, ни по полустрогой формам[6].2020 год по понятным причинам сильно отличается от того, что происходило ранее, но важно понимать, на чем
Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:

Новости в тему


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных