Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №7 » 54 просмотра

Крах Wirecard. Причины, следствия, итоги

Прошло чуть более двух месяцев, с того дня (18 июня 2020 г.), когда компания Wirecard признала тот факт, что осмысленно дезинформировала регулятора и аудиторов в отношении ситуации с ее финансовым положением, неуклонного роста продаж и прибыли. В результате 25 июня 2020 г. Wirecard объявила о своем банкротстве.

Безусловно банкротство финтех-сервиса Wirecard стало полной неожиданностью для партнеров, клиентов и инвесторов. А платежное сообщество оценило это событие как «полную катастрофу и позор для Германии – в связи с тем, что компания Wirecard, являлась одним из лидеров немецкого финтеха».

Сегодня мы вместе с Марией Красенковой, независимым экспертом с многолетним опытом работы в ведущих банковских и платежных структурах России и мира, решили вернуться к истории с крахом Wirecard. А также предоставить нашей аудитории небольшой анализ причин этого банкротства.

Разорение Wirecard, входившей в ведущий биржевой индекс DAX 30 самых дорогостоящих компаний ФРГ аналитики уже называют «немецким Enron[1]». Рыночная стоимость компании доходила до 24 млрд евро, и превосходила Deutsche Bank – крупнейший банк Германии.

Баварский финансовый концерн, демонстрировавший высокие темпы роста и доходность, и декларировавший активное использование передовых технологий, олицетворял для инвесторов и регуляторов будущее платежной индустрии в Европе. Основанная в 1999 году компания строила бизнес на эквайринге и уже к концу 2018 года работала с 280 тыс. компаний по всему миру, в том числе Revolut, Tencent (WeChat Pay), Apple, обслуживая платежи Visa, Mastercard, China UnionPay. За 2018 год акции Wirecard выросли в три раза, а сервис отчитался о чистой прибыли в 2,1 млрд евро. А опубликованные в феврале 2020 года[2] предварительные данные за 2019 год говорили о росте консолидированной выручки от продаж до 2,8 млрд евро на 38%, а прибыли до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации (EBITDA) на 40% до 785 млн евро (показатели за 2018 год: 561 млн евро).

Крах наступил совершенно неожиданно. После ряда публикаций в Financial Times в 2019 году Федеральное ведомство по надзору за финансовым сектором (BaFin), подключило надзорный орган над аудиторами – и вслед за многолетним аудитором и консалтинговым партнером Ernst & Young (EY) перепроверять отчетность Wirecard в 2020 начала и компания KPMG. В результате рокировки аудиторов были выявлены серьезные несоответствия в отчетности. В итоге 18 июня EY проинформировал Wirecard AG о том, что не удалось получить доказательств наличия в отчетности информации о денежных средствах на сумму 1,9 млрд евро (примерно четверть от общей суммы консолидированного баланса)[3] и аудит не будет завершен как планировалось, к 18 июня 2020 года. Денежные средства якобы хранились на счетах в двух филиппинских банках — BDO Unibank и Bank of the Philippine Islands, но как выяснилось, подтверждения о хранении средств компании в них были поддельными.

Этих денег «с высокой степенью вероятности не существует», говорилось в сообщении совета директоров компании, обнародованном в понедельник, 22 июня. В тот же день наблюдательный совет Wirecard уволил члена совета директоров Ян Марсалека (Jan Marsalek). По информации The Wall Street Journal, именно Марсалек контролировал отношения компании со сторонними фирмами, которые обрабатывали платежи за Wirecard на рынках, где у нее не было лицензий.

Откровение о том, что 1,9 млрд евро исчезли с баланса Wirecard, привело к тому, что цена акций фирмы рухнула на 98% и уже 25 июля компания была вынуждена подать заявление о банкротстве, как сообщается, задолжав кредиторам 3,5 млрд евро (3,9 млрд долларов), а бывший генеральный директор Маркус Браун был арестован по подозрению в фальсификации. Яна Марсалек был объявлен Интерполом в розыск и по данным ряда немецких СМИ находится в настоящее время в России[4].

По мнению экспертов[5] данная история будет иметь свое продолжение с точки зрения совершенствования корпоративного управления, по аналогии с тем как скандал с корпорацией Энрон (Enron Corporation) стал одним из факторов принятия в 2002 в США закона Сарбейнса-Оксли (Sarbanes-Oxley Act) обеспечивающего защиты инвесторов от мошеннической финансовой практики.

Также у инвесторов есть вопросы и к немецкому финансовому регулятору BaFin, который в ответ на обвинения Financial Times (FT) временно приостановил короткие продажи акций Wirecard и инициировал открытие уголовного расследования в отношении журналистов FT, которые опубликовали полученную от сотрудников компании Wirecard информацию о махинациях[6].

А многолетний аудитор Wirecard, компания Ernst and Young (EY), будет в судах объяснять обманутым акционерам то, почему аудитор обнаружил проблемы не ранее, чем в последнем отчете за 2019 год.

Также регуляторы Великобритании, где расположена дочерняя организация Wirecard Card Solutions (WCS), среди прочих стран, заявили, что будут проведены реформы аудиторской деятельности, включая разделение аудиторских и консалтинговых операций для уменьшения возможного конфликта интересов, после череды аудиторских скандалов большой четверки, включая (EY – Thomas Cook Plc and NMC Health Plc, KPMG-Carillion Plc, PwC-BHS Group Ltd и Deloitte-Serco Group Plc).

А что касается рядовых граждан, в том числе и российских, то им возможно, как и клиентам так называемых high-risk бизнесов (азартные игры, порнография и т. д.) придется столкнуться со сложностями при оплате подобных услуг.

При этом сокращение платежного трафика несомненно должно порадовать российских регуляторов, поскольку в России основные усилия государства в данном сегменте сосредоточены вокруг противодействия организации нелегальных азартных игр. Роскомнадзор блокирует ежегодно десятки тысяч сайтов и сообществ, которые рекламировали нелегальные онлайн-казино либо размещали нелицензированные слоты (игровые автоматы).

А Федеральная Налоговая Служба (ФНС) и Банк России совместно прорабатывают меры по борьбе с организаторами незаконных лотерей и азартных игр. Уже законодательно закреплены два способа ограничения переводов в адрес незаконных онлайн-казино. Первый – по МСС-коду банковского карточного платежа. Если код – 7995 («азартные игры»), то банк-эмитент автоматически должен блокировать платеж.

Второй способ заблокировать перевод средств – по получателю платежа, если есть сведения, что он ведет незаконную игорную деятельность. Перечень таких организаций ведет ФНС. После внесения компании в реестр ФНС российские банки и платежные системы, видя конечного получателя платежа, должны блокировать перевод.

А с лета 2019 года у ФНС с помощью контрольных закупок появилась возможность определять конечного получателя денежных средств.

Аналогично действуют и регуляторы в других странах. Например в США с 2006 года действует закон о борьбе с незаконными азартными играми в Интернете 2006 года (Unlawful Internet Gambling Enforcement Act). Формально он не запрещает онлайн-казино, но делает незаконным перевод средств на сайты, предлагающие такие услуги. С платежными системами и поставщиками платежных сервисов активно работает и Китай, публично призвавший все страны Юго-Восточной Азии активно бороться с незаконными онлайн-казино. А Австралийское Управление связи и средств массовой информации с 2019 года[7] получило полномочия для блокирования незаконных офшорных игорных сайтов австралийскими интернет-провайдерами. Также достаточно жесткие требования к онлайн-казино есть и в Евросоюзе (Франция, Италия, Испания) и в ряде других стран.

Правда в большинстве случаев, это страны в которых легальные казино обеспечивают весьма существенные доходы национальному и местным бюджетам.

Так по данным Американской Игровой Ассоциации в США в 2019 году индустрия обеспечила свыше 10 млрд налоговых поступлений и создает свыше 1,8 млн рабочих мест[8]. Китайский Макао, являясь столицей азиатского игорного бизнеса, обеспечивает более 50% налоговых поступлений города за счет дохода от азартных игр. Например, только VIP-столики в Макао приносят местной экономике около 5 млрд долларов. В Австралии в бюджете на 2019 планировалось собрать поступлений от игрового бизнеса на 2 млрд долларов.

А в России легальный игорный бизнес после запретов 2009 года во многом так и остался на бумаге. Совокупные поступления в бюджет за 2018 год составили около 36 млн долларов по курсу на 30 декабря 2018 года[9]. Интересно проводится ли экономическая оценка расходов на осуществляемые меры борьбы в сравнении с поступлениями, обеспечиваемыми от этой деятельности в бюджет?

Портал PLUSworld.ru внимательно следит за развитием событий с Wirecard. В ближайшее время на портале будут продолжены публикации экспертных оценок происходящего.

По материалам PLUSworld.ru

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных