Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №5 » 192 просмотра

Путь финтеха на отдельно взятом рынке. Чему можно научиться у Китая, США, Европы и России?

Финтех-решения стали неотъемлемой частью индустрии финансовых услуг. Несмотря на то, что многие ассоциируют финтех с такими структурами, как Revolut или WeChat Pay, необходимо понимать, что разные страны имеют собственные траектории, заложенные в основе развития финансовых инноваций. В статье Егора Кривошеи, руководителя направления исследований, Центр исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ, описаны три ключевые модели развития финансовых услуг в Китае, США, Европе и России, которые специалисты Центра вывели в своем исследовании «Цифровая трансформация финансовых услуг: модели развития и стратегии для участников отрасли», а также основные действия, которые могут предпринять участники рынка и другие страны и регионы.

Что такое финтех на самом деле?

Россия уже несколько лет подряд находится в топе индексов проникновения финансовых технологий. Взять хотя бы FinTech Adoption Index от Ernst & Young (EY), в последней версии которого в 2019 году мы заняли 3-е место сразу после Китая и Индии. Тем не менее, когда мы говорим про финансовые услуги и технологии, слушателям и читателям нередко приходится об этом напоминать. Показательно, что это происходит не только с неподготовленной аудиторией – на профессиональных мероприятиях порой даже у неплохо разбирающихся в финансовых услугах специалистов нередко возникает критическое неприятие, когда о финтехе в России говорят хорошо. И несмотря на то что в мире на многие отечественные решения смотрят с удивлением и пытаются спроецировать российский опыт на свои локальные реалии, мы нередко не замечаем глобальных лидеров у себя же в стране. Так, к примеру, инвесторы, в том числе международные, отмечают Сбербанк как недооцененную компанию, а Тинькофф является первым и крупнейшим онлайн-банком. Помимо этого, российские стартапы (к примеру, VisionLabs) также появляются среди мировых лидеров в своих нишах. Когда мы начали разбираться в том, почему это происходит, обнаружилось несколько важных деталей.Многих смущает то, что в сравнении с мировыми масштабами рынок финтех-стартапов в России еле дотягивает до доли 1–2% как по количеству проектов, так и по объему инвестиций. Если посмотреть на карту Rusbase и сравнить с последними цифрами инвестиций в финтех-стартапы в мире, то окажется, что весь рынок стартапов в России практически по количеству проектов меньше, чем глобальный рынок финтех-единорогов. Отсюда естественный вопрос: как мы можем быть на третьем месте по проникновению финтеха, если стартапов от силы пара сотен?Начать отвечать на этот вопрос стоит с определения. Единого определения финтеха нет, но, когда мы проанализировали имеющиеся подходы к существующим определениям финтеха, оказалось, что есть три основные характеристики у любого финтех-проекта:
  1. Финтех меняет цепочку создания ценности классических провайдеров финансовых услуг. Это может быть подрыв, замена, слом, поддержка или трансформация, но в любом случае происходит изменение принципов и методов работы традиционных участников рынка.
  2. Финтех-проект упрощает продукты и услуги для пользователей, бизнеса или государства.
  3. Финтех предлагает кост-эффективное решение (оптимизирует издержки).
Отсюда можно сделать интересный вывод. Финтех как концепция представляется намного шире, чем просто финтех-стартап. И более целесообразным становится разговор не про отдельные независимые проекты, особенно с венчурным финансированием, а про экосистему индустрии финансовых услуг, которая меняется под воздействием технологий. И как раз в этих экосистемах кроются основные различия между странами мира.Но перед тем как перейти к обсуждению этих различий, стоит определиться с некоторыми понятиями, касающимися самой экосистемы. У современной экосистемы финансовых услуг есть два уровня: микро и макро. На макроуровне экосистема включает в себя всех участников, которые либо оказывают влияние на то, как финансовые услуги работают, либо оказываются под влиянием этой индустрии. Микроэкосистема – это про тех участников, которые напрямую связаны с основной цепочкой создания ценности компании, предоставляющей финансовые услуги. Сюда входят клиенты, конкуренты, регулятор и поставщики технологий, инфраструктуры и других необходимых элементов. Микроэкосистема – ядро экосистемы финансовых услуг. И именно в том, как устроена работа этих микроэкосистем, заключается ключевое различие между тремя моделями развития финансовых инноваций.Мы разделили модели развития финансовых инноваций на три отдельных вида. Условно мы назвали их по тем странам, в которых эти модели доминируют, однако наиболее важным отличием является то, что эти модели собой представляют.

Американо-китайская модель финансовых инноваций

В американо-китайской модели центром микро­экосистемы являются компании – технологические гиганты, такие как FAMGA (Facebook, Apple, Microsoft, Google, Amazon) и BAT (Baidu, AntFinancial и Tencent). Эти компании в принципе развивают экосистемы, и финтех- и финансовые услуги становятся очевидным продолжением внедрения своих сервисов в различные составляющие жизни клиентов.У этой модели есть несколько ключевых предпосылок к появлению и развитию. Во-первых, в этих странах в последние годы происходит усиление доверия населения к технологиям на фоне ослабления доверия к финансовым институтам, особенно после событий глобального финансового кризиса 2007–2009 г. Если посмотреть на индекс доверия Edelman, то за последние 10 лет финансовые услуги традиционно остаются наименее доверительной отраслью, в то время как технологии доминируют в данном списке.Во-вторых, бигтех-компании являются одними из самых дорогих бизнес-структур в мире, а возможность создавать и быстро внедрять инновации и предоставлять услуги удаленно делает их лидерами в отношении такого параметра, как удовлетворенность клиентов.В-третьих, данные компании смогли «спрятать» все технологические тонкости процессов от самого клиента, сделав пользовательский опыт максимально удобным. Ну и, наконец, все экосистемы бигтехов работают по принципу микросервисов: если один из элементов работать перестанет, все равно продолжат функционировать другие системы, которые не зависят от этого элемента.
Мы разделили модели развития финансовых инноваций на три отдельных вида по тем странам, в которых они доминируют
В Китае есть и набор своеобразных предпосылок. При относительно жестком регулировании некоторых сегментов финансовых услуг (например, тарифы на рынке платежей в Китае являются одними из самых низких) бигтех-экосистемы смогли найти возможности для монетизации благодаря диверсификации своей продуктовой линейки. Помимо этого, многие бигтех-компании смогли совместить цифровые реалии с культурными особенностями КНР. Так, к примеру, наиболее распространенной причиной использования WeChat Pay является возможность отправки «красных конвертов», которые в китайской культуре являются важным символом благополучия, удачи и других благоприятных последствий и для отправителя, и для получателя.В результате американо-китайская модель финансовых услуг работает по принципу бесшовного перехода клиентов от одного сервиса к другому. Например, компания Tencent создает суперприложение на основе WeChat, где возможно удовлетворение практически любых потребностей клиента. Однако это означает и то, что финансовые услуги становятся второстепенным элементом экосистемы. Если эта бизнес-модель не будет обеспечивать синергии с другими сервисами или отдельной прибыли, то существует довольно большой риск снижения интереса бигтеха к финтеху или повышения количества партнерств с традиционными провайдерами финансовых услуг. Хотя стоит отметить, что пока у финтеха успешно получается «разбирать» классических провайдеров на отдельные элементы. Однако не менее важным остается вопрос регулирования, потому что бигтех в целом сейчас находится в фокусе внимания различных регуляторов, в том числе из-за вопросов активности на финансовых рынках.

Европейская модель финансовых инноваций

В европейской модели финтеха центром экосистемы являются сразу три участника рынка: финтех-стартапы, потребители и регулятор. Финтех-стартапы играют роль интерфейсов, которые подключены к банкам и другим традиционным посредникам. В этом смысле традиционные участники рынка финансовых услуг все чаще выполняют роль простых «ячеек для хранения денег» или активов, а потребитель самостоятельно проактивно выбирает желаемый набор услуг, как в супермаркете.Это стало возможным благодаря действиям регулятора (например, открытие банковских API в рамках PSD2 и комплексный подход к регулированию различных аспектов цифровой экономики и рынка финансовых услуг, включая такие инициативы, как MIFID II и GDPR). Как результат, происходит довольно масштабная «нишевизация» финансовых услуг, что дает пространство для появления сначала монолайнеров, а теперь уже и необанков, таких как Revolut, N26 или Monzo. Участники индустрии финансовых услуг теперь нацеливаются только на свой сегмент, поэтому инновации в большей степени развиваются в рамках одной индустрии.Помимо регулятивных изменений на рынке финансовых услуг подобный путь развития стал возможным благодаря усилению роли клиента и его проактивного поведения, а также трендов на осознанное или «смарт-потребление». Если добавить к этому медленные изменения традиционных бизнес-моделей и технологических решений европейских банковских систем и устаревание классической архитектуры индустрии финансовых услуг, то получается отличная формула для формирования подобной траектории развития финтеха.

Российская модель финансовых инноваций

Все это подводит нас к главному вопросу: а что происходит в России, и насколько опыт других стран по развитию финтеха применим к нам? В России центром экосистемы является
Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных