Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №3 »

Региональные платежные системы. Новый проверенный инструмент геополитики?

Мария Красенкова, независимый эксперт с 15-летним опытом руководящей работы в ведущих банковских и платежных структурах России и мира


Мария Красенкова обладает 15-летним опытом работы в банковском секторе и платежной индустрии. До прихода в Банк России она занимала руководящие должности в ВТБ, Visa (2010–2015 гг.), ABN AMRO, Carrefour, Citibank, Deutsche Bank.
В Банке России М. Красенкова отвечала за разработку основных направлений развития национальной платежной системы, регулирование данной сферы, установление правил и форм безналичных расчетов и содействие развитию СПФС, СБП, НСПК в РФ и за рубежом. Ранее М. Красенкова работала в ряде крупнейших российских и мировых банков (ВТБ, Citibank, Deutsche Bank и др.), а также в платежной системе Visa, где отвечала за развитие карточных продуктов и платежной инфраструктуры.

Открывшись после мартовских праздников, отыгрывая кризис на мировых рынках, российский фондовый рынок и рубль рухнули почти на 10%. И это стремительное падение продолжается. Негативные последствия для российского бизнеса и потребителей остро ставят вопрос о необходимости поиска механизмов защиты национальной экономики от внешних факторов. А санкционное давление и торговые войны еще больше актуализируют проблематику защиты экономики от внешних шоков за счет усиления регионального сотрудничества. На этом фоне в качестве одной из мер, призванных повысить устойчивость национальных экономик и стимулировать внутрирегиональную торговлю, видится дальнейшее усиление региональной интеграции. В том числе с помощью создания региональной платежной системы по аналогии с инициативами, уже реализованными в Африке, Азии, Латинской Америке и Европе.

В настоящей статье мы попробуем на базе анализа платежных систем стран Латинской Америки посмотреть, насколько такая модель подходит для России и тех стран, с которыми она могла бы сотрудничать в рамках подобного проекта.

Копейка рубль бережет?

В большинстве случаев региональные платежные системы создаются для снижения операционных издержек и отказа от использования международных валют (в основном доллара США) в расчетах между участниками интеграционного объединения.

Согласно R. Chang (2000: Regional Monetary Arrange­ments For Developing Countries), сокращение операционных издержек достигается за счет следующих моментов:

  • расчеты между странами осуществляются на нетто-основе;
  • окончательный расчет производится в конце периода клиринга.

Региональные платежные системы создаются, как правило, для снижения операционных издержек и отказа от доллара США

Потенциально дополнительным преимуществом таких систем может быть возможность расчета между центральными банками стран-участниц в национальных валютах. При этом наличие инструментов кредитования для покрытия дефицитов заметно повышает устойчивость системы.

Для повышения эффективности расчетов и усиления интеграции в региональных платежных системах вводится расчетная единица, на которую возлагаются следующие задачи:

  • Способствовать снижению операционных издержек при многостороннем клиринге, поскольку уменьшает количество конверсионных операций до двух.
  • Стать инструментом внутрирегионального сотрудничества в области обменных курсов, поскольку расчетная единица становится ориентиром, который можно использовать для согласования допустимого коридора колебаний реального обменного курса стран –участниц объединения по отношению к внешней валюте (или корзине валют). В таком случае можно ожидать более значительных выгод в плане увеличения внутрирегиональной торговли в результате защиты внутрирегиональных обменных курсов от нестабильности мировой валюты посредством скоординированной корректировки. Более того, это может подготовить почву для более глубокого регионального валютного сотрудничества по примеру стран – участниц Европейской валютной системы (European Monetary System, EMS) (Working Paper Regional monetary cooperation in Latin America, ADBI Working Paper, No. 373, Ocampo, José Antonio; Titelman, Daniel, 08.2012).
2 Outlook for Latin America and the Caribbean: New Challenges to Growth By Alejandro Werner, 29.01.2020



В трудные времена мудрые строят мосты, а глупцы – стены

Рассмотрим потенциал, экономическую целесообразность и перспективы подобных систем на примере стран Латинской Америки, где политическая и экономическая нестабильность, санкции, высокая зависимость от цен на сырье, дополняемая внешними шоками, уже давно стали частью экономической жизни региона.

Поэтому неудивительно, что именно страны Латинской Америки одними из первых начали движение в направлении развития внутрирегиональной интеграции для защиты своих внутренних рынков.

Соглашение о взаимных платежах и кредитах (CPCR)

Соглашение о взаимных платежах и кредитах (El Conve­nio de Pagos y Créditos Recíprocos (CPCR) de la ALADI (Ассоциация латиноамериканской интеграции / Asociacion Latinoamericana de Integracion /Associaçao Latino-Americana de Integracao (LAIA / ALADI) – региональная интеграционная организация. Была создана в 1980 году, заменив Латиноамериканскую ассоциацию свободной торговли (LAFTA/ALALC). В настоящее время в ней участвует 13 стран.)), заключенное в 1966 году (Critical and Feminist Perspectives on Financial and Economic Crises, edited by Sakiko Fukuda-Parr, James Heintz, Stephanie Seguino, 2015), стало первой попыткой создания региональной платежной системы в Латинской Америке. В настоящее время расчеты по системе CPCR осуществляются между Аргентиной, Бразилией, Боливией, Чили, Колумбией, Эквадором, Мексикой, Парагваем, Перу, Доминиканской Республикой, Уругваем и Венесуэлой.

Данная платежная система служит для снижения транзакционных издержек и обеспечивает временную ликвидность в течение четырехмесячного периода клиринга. В конце этого периода чистая сумма всех кредитов рассчитывается на многосторонней основе в долларах США.

Даже без замены доллара США в качестве валюты для окончательного клиринга механизм CPCR позволил снизить операционные издержки в рамках внутрирегиональной торговли. В частности, система смогла помочь преодолеть препятствия на пути расширения торговли, вызванные высокими затратами на финансирование в долларах во время так называемого долгового кризиса в Латинской Америке в 1980-х годах.

5 Sistema de pagos transnacionales vigentes en América Latina ALADI, SML y SUCRE, Esteban Pérez Caldentey Daniel Titelman, Georgina Cipoletta Tomassian Copyright © Naciones Unidas, diciembre de 2013.

 

Однако начиная с 1990-х использование и эффективность значительно снизились (см. рис. 2). Если в 1980-е годы доля внутрирегиональной торговли, реализуемой через этот механизм, составляла в среднем почти 90% от общего объема региональных торговых операций, то с середины 1990-х годов она оставалась ниже 10%. Это произошло в силу следующих причин:

  • С середины 1990-х годов внутрирегиональная торговля стала осуществляться в рамках соглашения о свободной торговле МЕРКОСУР (МЕРКОСУР – политическая, экономическая и торговая организация, между странами-участницами которой действует зона свободной торговли. Образована в 1985 году, в составе – Аргентина, Бразилия, Уругвай, Парагвай, Венесуэла (до 2017 г.).) и без использования CPCR.
  • В 1990-е большинство центральных банков – членов CPCR отменили обязательное направление платежей по внутрирегиональным торговым операциям вплоть до 1992 года из-за нежелания брать на себя риски, связанные с внутрирегиональными торговыми сделками.
  • Из-за притока иностранного капитала появились более дешевые источники внешнего финансирования, увеличилась долларовая кредитная нагрузка стран-участниц, повышая потребность в притоке долларовой выручки и снижая заинтересованность в использовании системы.

Сейчас CPCR продолжает использоваться, в том числе и для обслуживания венесуэльского экспорта в связи c наложенными на Венесуэлу экономическими санкциями (Regional payment systems: A comparative perspective on Europe and the developing world, School of Business & Economics, Discussion Paper: Economics, No. 2012/10 Fritz, Barbara; Biancareli, André; Mühlich, Laurissa).

Единая региональная расчетная система (SUCRE)

Решение ввести общую денежную единицу было принято в 2009 году участниками интеграционного блока Боливарианского альянса для народов нашей Америки (ALBA) (ALBA – социалистический альянс стран Латинской Америки и Карибского бассейна, создан в 2004 году по инициативе Уго Чавеса и Фиделя Кастро. Цель альянса – экономическая интеграция и совместное развитие ее участников на основе социализма XXI века. В состав блока сейчас входят Венесуэла, Куба, Никарагуа, Доминика, Гренада, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Люсия, Антигуа и Барбуда, Сент-Китс и Невис.). В их число входили в разное время Венесуэла, Куба, Боливия (2006–2019), Эквадор (2009–2018), Никарагуа, Доминикана, Сент-Винсент и Гренадины, Антигуа и Барбуда, Гондурас (2008–2010).

Первоначально цель создания системы заключалась в снижении зависимости от обменного курса по отношению к доллару США. Ключевая особенность системы – создание региональной расчетной единицы SUCRE (Sistema Unitario de Compensación Regional), которая должна была заменить доллар для выставления счетов по трансграничным операциям между центральными банками стран-участниц. Стоимость расчетной единицы базировалась на стоимости корзины валют.

9 Sistema Sucre: Venezuela nos compró $2.296 millones, www.connectas.org/sistema-sucre-venezuela-nos-compro-2-296-millones/

 

 

Предполагалось следующее:

  • Коммерческие банки каждой страны-импортера рассчитываются с центральным банком страны-экспортера в местной валюте.
  • Затем центральные банки осуществляют между собой взаимозачет в стоимости виртуальной валюты SUCRE.

Использование системы для осуществления трансграничных расчетов между участниками было добровольным. Архитектура системы предполагала возможное присоединение к ней других региональных и нерегиональных стран при одобрении глав государств / правительств стран, уже использующих систему SUCRE.

Несмотря на официальную позитивную политическую риторику, с самого начала система испытывала сложности с обеспечением стабильного роста операций, поскольку объем взаимной торговли стран был не слишком большим. Максимальный объем операций в системе пришелся на 2012 и 2013 годы и осуществлялся в основном между Венесуэлой и Эквадором (экспорт нефти и нефтепродуктов в обмен на поставки «санкционных товаров» из Эквадора, имевшего договор о беспошлинной торговле с США и использующего доллар США в качестве национальной валюты).

Отказу от активного использования системы поспособствовало уголовное разбирательство, связанное с предположительным использованием системы для отмывания денежных средств (предполагалось что около 5% экспорта в Венесуэлу из Эквадора составляли «сомнительные сделки»). По результатам проводившегося в 2014 году расследования дела были возбуждены против 30 эквадорианских и более 60 венесуэльских фирм. Фирмы-экспортеры из Эквадора завышали цены или объемы поставляемой в Венесуэлу продукции (Sucre Highs and Sucre Lows; Money Laundering and Virtual Currency, Robert Evans, www.fintrail.co.uk/news, May 10, 2016). Например, The Wall Street Journal (Who Needs Bitcoin? Venezuela Has Its ‘Sucre’. by Mercedes Alvaro and Jeffrey T. Lewis, Wall Street Journal, Jan. 2, 2014 6:51 pm ET) в свое время публиковал информацию о том, как компания в Эквадоре экспортировала карбонат кальция по 1000 долларов США за килограмм при рыночной себестоимости карбоната кальция всего 17 центов (!) за килограмм.

Венесуэла призывала страны-участницы блока помочь удержать макроэкономическую ситуацию в стране в условиях усиления санкций, но не слишком успешно. Как результат, по мере нарастания кризисных явлений в экономике Венесуэлы с ее стороны начались задержки по получению платежей (до 30 дней), а в некоторых случаях общая сумма полученных средств была существенно ниже ожидаемой. В итоге система практически перестала использоваться в региональной торговле. В 2018 году правительство Венесуэлы вышло с новой инициативой использовать для расчетов внутри блока криптовалюту Petro (Russia and Venezuela’s Plan to Sidestep Sanctions: Virtual Currencies, By Nathaniel Popper, Oleg Matsnev and Ana Vanessa Herrero Jan 2018, The New York Times).

Система расчетов в национальных валютах SML

Система расчетов в национальных валютах (SML, Sistema de Pagos en Moneda Local) между Аргентиной и Бразилией начала свою работу в октябре 2008 года. Система призвана укреплять экономическую и финансовую интеграцию между странами-участницами за счет осуществления межстрановых операций с использованием их собственных валют, развивая, в частности, международную деятельность малых и средних предприятий.

Участие осуществляется на базе двусторонних соглашений, которые отличаются между собой. Бразилия подписала соглашение SML с Аргентиной в 2008 году, Уругваем в 2014 году и Парагваем в 2018 году. Использование SML является добровольным.

Paraguay y Uruguay acuerdan sistema de pagos de operaciones en moneda local, 20 December, 2017, Agencia de Información, Paraguaya

В системе участвуют центральные банки стран МЕРКОСУР, а также лицензированные финансовые учреждения этих стран.

SML обеспечивает эффективность и снижает стоимость международных финансовых операций (как финансовых, так и административных), поскольку юридические и физические лица могут осуществлять свои операции с использованием соответствующих местных валют. А поскольку у экспортеров/импортеров появляется возможность устанавливать цену товара/услуги в валюте своей страны, система не подвержена валютному риску, что влечет за собой меньшую неопределенность в отношении оценки затрат или прибыли.

Отправитель (импортер) должен посетить лицензированное финансовое учреждение в своей стране с данными получателя и документами о сделке, если это применимо.

Для расчетов по сделкам применяются курсы SML, используемые для пересчета стоимости операций в местные валюты стран-участниц. Они рассчитываются центральными банками ежедневно на основе отношения курса национальной валюты к доллару США. Клиринг по операциям производится обычно за 24 часа (максимум 3 дня). Окончательный расчет между центральными банками производится в долларах через финансовые учреждения США.

Особенностью SML является то обстоятельство, что данный механизм был разработан для удовлетворения специфических потребностей малых и средних предприятий (МСП), для которых доступ к валютному рынку ограничен из-за высоких транзакционных издержек. В отличие от более крупных компаний в обеих странах, для этих небольших структур возможность платить и получать платежи в местной валюте представляет собой значительное снижение затрат.

Тем не менее в силу ограниченной конвертируемости валют стран-участниц доля операций, проходивших с использованием SML, не превышала 6,5% и характеризовалась существенными диспропорциями в объемах торговли. Экспорт из Бразилии в Аргентину с использованием SML в 2012 году составлял 1,2 млрд долл., а импорт из Аргентины – 8,4 млн долл., в 2015-м это соотношение было 641,4 млн долларов экспорта против 9,6 млн долл. из 10,3 млрд долл. общего импорта аргентинских товаров в Бразилию (Invoice Currency: puzzling evidence and new questions from Brazil, March 2015, Daniel Gersten Reiss).

Для танго нужны двое. С кем танцевать России?

Пример трех латиноамериканских региональных платежных систем позволяет сделать следующие выводы:

  • Наиболее вероятным результатом хорошо функционирующей региональной платежной системы является снижение транзакционных издержек, связанных с использованием иностранной (внерегиональной) валюты в региональных торговых операциях.
  • Востребованность в альтернативных инструментах для осуществления трансграничных расчетов возрастает в случае наличия существенных объемов торговли внутри объединения.
  • В условиях долгового кризиса и/или санкционного давления (ограничений на проведение операций на мировых финансовых рынках) наличие региональных платежных систем помогает снижать негативный эффект внешних шоков.
  • Подобные системы должны адаптироваться к изменениям на мировых финансовых рынках, чтобы сохранять свою привлекательность для участников.
  • Поддержание стабильности региональной валюты возможно только при готовности стран – участниц союза выходить за рамки денежно-кредитной политики.

Мировой опыт показывает, что при наличии четко определенных целей и правильных инструментов, обеспечивающих экономическую заинтересованность участников, региональные платежные системы могут обеспечить экономические выгоды в условиях глобальной нестабильности. Также они получают возможность заложить основу для будущего более глубокого сотрудничества на региональном уровне (В. С. Кузнецов. Опыт SUCRE для валютной интеграции в ЕАЭC, 2015).

Опыт латиноамериканских стран может быть полезен для России в рамках реализации декларируемой цели – создания единого платежного пространства в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), дальнейшего развития сотрудничества стран группы BRICS, а также потенциально Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и, наконец, Содружества независимых государств (СНГ).

По данным публичных источников, в рамках ЕАЭС центральные/национальные банки России, Армении, Белоруссии, Казахстана и Киргизии обсуждают возможность создания единой наднациональной системы передачи сообщений и расчетов с использованием технологии распределенных реестров.

Предположительно, данная инициатива не должна противоречить планам Минэкономразвития по увеличению доли расчетов в рублях во внешнеэкономической торговле до 30% до 2024 года. В том числе за счет роста расчетов в национальных валютах между странами ЕАЭС с 90% по сравнению с 76,6% (70% – доля рубля) в 2019 году.

В таком случае встает вопрос в том, какие конкретные экономические преимущества будет обеспечивать система экспортерам и импортерам, чтобы они оказались заинтересованы проводить расчеты в национальных валютах, теряя до 5% на каждой конверсии. Ответ на него сделает понятным, зачем инвестировать в построение наднациональной системы, пусть даже и на распределенных реестрах, подменяя дочерние структуры российских банков, которые уже обслуживают эти денежные потоки.

Еще больший экономический эффект с учетом объемов взаимной торговли могло бы обеспечить использование механизмов для обслуживания крупностоимостных платежей на уровне стран BRICS. Но с учетом планов Китая на продвижение своей национальной системы международных платежей в юанях CIPS (Cross-Border Interbank Payment System), подобные планы также могут остаться лишь на бумаге.

Вероятно, в этих условиях самым реалистичным сценарием для России может стать дальнейшее трансграничное продвижение российского аналога SWIFT (на данный момент к Системе передачи финансовых сообщений Банка России подключено более 20 организаций-нерезидентов) и стимулирование расчетов (взаимозачета) через корреспондентские отношения коммерческих банков – хотя бы для обеспечения бесперебойного и независимого от внешних факторов поступления экспортных доходов.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных