Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №3 »

Криптовалютный бизнес по-африкански

Согласно Hootsuite’s 2019 Global Digital Yearbook в среднем по миру 5,5% пользователей интернета владеют той или иной криптовалютой. Однако этот показатель довольно сильно отличается по разным странам. Удивительно, но на первом месте в мире находится ЮАР, где 10,7% интернет-пользователей владеют криптой. Показатели других африканских стран также выше среднего: 7,8% в Нигерии, 7,3% в Гане. С чем связан столь высокий интерес африканцев к криптовалютам, которые вызывают сегодня много вопросов даже на самых развитых рынках? Свои ответы дает Сергей Шейхетов, руководитель направления качественных исследований по странам Sub Saharan Africa в компании Kantar.

Криптовалютный бизнес по-африкански

Конечно, нужно понимать, что доля потребителей, имеющих доступ к интернету, среди населения африканских стран гораздо меньше, чем на развитых рынках. В ЮАР она оценивается в 50%, а в Западной Африке и того ниже – менее 40%. Кроме того, есть вероятность, что и эти скромные цифры несколько завышены, поскольку часть респондентов проводимых опросов могла попросту перепутать криптовалюты с другими современными платежными средствами, например, с мобильными деньгами. И все же доля пользователей «крипты» среди африканцев необычайно высока.

Казалось бы, эти цифры вполне сочетаются с заявлениями криптоэнтузиастов о том, что Африка – самый перспективный регион, перешагнувший из экономики наличных сразу в светлое цифровое будущее, минуя традиционную банковскую систему. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что факторов, сдерживающих развитие криптовалют, здесь никак не меньше, чем тех, что способствуют их развитию.

Платежное средство для беднейших слоев населения

Криптоэнтузиасты говорят, что биткоин и других валюты могут решить проблемы так называемого unbanked population – то есть тех, кто не имеет доступа к банковским услугам. Таковых в Африке действительно немало: в среднем от 60 до 80% населения (в зависимости от страны). Однако в последнее десятилетие в этом направлении уже кое-что делается, и в первую очередь телекоммуникационными компаниями.

Мобильные деньги – сервис, который в Африке предлагают в основном провайдеры сотовой связи, – кардинально изменил ситуацию с доступом к финансовым услугам. В некоторых странах, например в Кении, Уганде, Танзании, отчасти в Сомали, почти все взрослое население пользуется mobile money для денежных переводов, оплаты товаров и услуг, получения микрозаймов и т. д. Таким образом, криптовалютам в Африке приходится конкурировать с достаточно современным и удобным сервисом, который появился на десять лет раньше и уже успел кое-где укорениться.

Мобильные деньги (за исключением M-Pesa в Кении) пока что не решают проблемы международных платежей, а необходимость в них очень высока. Представители африканского среднего класса (330 миллионов человек на сегодняшний день) очень хотят покупать товары на Amazon, Alibaba, eBay и других глобальных площадках, но не имеют такой возможности. И вовсе не потому, что у них нет денег. Просто их деньги либо в виде наличных, либо на локальных карточках африканских банков, которые не принимают за границей. В прошлом году даже PayPal отключил Нигерию от своего сервиса, благодаря чему Лагос, деловая столица Нигерии, побил мировой рекорд по числу запросов в Google, посвященных биткоину.

Что удобнее – мобильные деньги или биткоин?

Как известно, успех любого цифрового сервиса во многом зависит не только от того, насколько он нужен пользователям, но и от того, насколько этим сервисом удобно пользоваться. Криптовалютами пока что пользоваться в Африке менее удобно, чем мобильными деньгами. Интерфейсы криптосервисов, как правило, очень сложны. Тот, кто регистрировался на bittrex или другой криптобирже, поймет, о чем речь.

Процедуры регистрации и верификации сильно запутаны и малопонятны не слишком образованным африканским пользователям. Когда провайдер просит прислать селфи с национальным ID в одной руке и с сегодняшней датой, написанной на бумажке, – в другой, это очень сильно сужает число потенциальных пользователей. Я уж не говорю о том, как сложно восстановить пароль, если мобильный телефон потерян или украден (ситуации, которые встречаются в африканских странах на каждом шагу).

Кроме того, хотя проникновение смартфонов в Африке и растет, большая часть населения по-прежнему пользуется обычными мобильными телефонами либо так называемыми feature phones (самый дешевый вариант смартфона с ограниченным функционалом). О персональных компьютерах говорить вообще не имеет смысла, так как 95% африканцев выходят в интернет через мобильные телефоны. Однако для того чтобы пользоваться криптосервисами, нужен достаточно функциональный, а следовательно, и достаточно дорогой смартфон, а также мобильный интернет, который во многих африканских странах стоит недешево. С другой стороны, получать и отправлять мобильные деньги можно с помощью даже самого примитивного телефона с функцией USSD за 10 долларов.

Отсутствие государственного регулирования. Плюс или минус?

Апологеты криптосервисов называют нынешнее отсутствие государственного регулирования в этой сфере одним из наиболее привлекательных факторов для развития криптовалют в Африке. Действительно, большинство африканских государств еще не выработало никаких правил по регулированию криптобизнеса, потому что местным регуляторам пока просто непонятно, как это можно сделать. Тем не менее такие страны, как Алжир, Марокко, Ливия, Намибия, Замбия, не стали дожидаться «наведения ясности», а просто взяли и запретили любые операции с криптовалютами на своей территории.

На самом деле в отсутствии государственного регулирования есть как свои плюсы, так и минусы. С одной стороны, доходы криптокомпаний не облагаются налогами, а переводы таких средств не отслеживаются. С другой – в таких условиях как раз и невозможно сделать биткоин полноценным платежным средством. Количество компаний в Африке, которые принимают «крипту» в качестве оплаты, можно пересчитать по пальцам.

Вывести биткоин в какую-либо фиатную валюту или в мобильные деньги также очень проблематично, поскольку банки и операторы мобильных денег не хотят (а в некоторых странах и просто не имеют права) связываться с чем-либо, что не регулируется законодательством. Так, например, кенийский стартап BitPesa, позволявший переводить средства из биткоина в мобильные деньги M-Pesa, после нескольких лет вполне успешного существования был закрыт, поскольку компания-оператор M-Pesa побоялась обвинений в отмывании денег.

Есть и еще один негативный аспект неопределенного правового статуса криптовалют – недоверие потенциальных пользователей. Тем более что негативный опыт с криптомошенниками у африканцев уже имеется. Всего четыре года назад по континенту прокатилась волна скандалов, связанных с хорошо знакомой российским гражданам компанией МММ. Фирма Сергея Мавроди, которая в начале 1990-х разорила изрядное количество россиян, на протяжении последующих 20 лет как феникс возрождалась в разных странах мира – Индии, Колумбии, на Филиппинах. В 2016 году МММ пришла в Кению и Нигерию, а потом и в другие африканские страны.

В Африке своя МММ появилась как «инновационный криптопроект, позволяющий зарабатывать на росте биткоина»

Суть такого МММ-бизнеса никогда особо не менялась – финансовая пирамида, которая существует только до тех пор, пока продолжается приток новых членов. Однако формат этой пирамиды постоянно трансформируется в соответствии с требованиями времени. В Африке своя МММ появилась как «новый, инновационный криптопроект, который позволяет всем участникам зарабатывать на росте биткоина». Пирамида позиционировала себя как «революционный сервис, который борется с глобальным неравенством, помогает людям освободиться от власти банков и делает мир более справедливым». Такие левацкие лозунги очень импонировали наивным африканским потребителям. Конец, однако, оказался вполне предсказуем. Так же как и в России в 1995-м, МММ-пирамиды посыпались одна за другой, сформировав у населения стойкую аллергию ко всему, что связано с криптобизнесом.

Идею борьбы с глобальным неравенством пытаются эксплуатировать не только финансовые пирамиды, но и более респектабельные западные (и российские) криптостартапы. Однако их месседж адресован не бедным африканцам, а богатым западным филантропам, которые любят инвестировать деньги в проекты с гуманитарной составляющей (social impact).

Так, например, Bankex пыталась два года назад продвигать в Кении water coin. Суть проекта заключалась в том, что западные благотворительные организации (а в идеале и частные благотворители), которые хотели помочь жителям африканской глубинки, могли бы переводить свои пожертвования в water coin. Соответственно, сельские жители Кении могли бы использовать water coin в качестве платежного средства при покупке воды. Смысл проекта был в том, чтобы сделать процесс максимально прозрачным для благотворителей. С помощью water coin можно было бы отследить, где и на кого потрачен каждый доллар донорской помощи. Несмотря на интересную концепцию и явную востребованность сервиса, после пилотной фазы проект был свернут на неопределенный срок. Среди причин некоторые эксперты называют отсутствие у Bankex планов развивать проект самостоятельно и безуспешные попытки найти для него новых масштабных инициаторов в лице ООН или Всемирного банка.

Криптовалюты как инвестиционный инструмент

Если сравнивать инвестиционный потенциал криптовалют и мобильных денег, то тут биткоин, конечно же, выигрывает. Мобильные деньги не являются инвестиционным инструментом, их курс жестко привязан к национальной валюте. В то же время биткоин и другие криптовалюты способны очень быстро расти, но, как показали последние два года, могут и столь же быстро падать.

Единственная область, где криптовалютам в Африке нет конкуренции – вывод прибыли за пределы континента

В 2016-17 гг., когда биткоин демонстрировал стремительный рост, у многих африканцев возникло искушение попробовать поиграть на росте курса. Были попытки даже «майнить биткоин», хотя, учитывая очень высокие цены на электроэнергию, Африка явно не является самым подходящим для этого местом.

Поскольку стремительный рост биткоина оказался кратковременным, интерес к криптовалюте как инвестиционному инструменту быстро сошел на нет (по крайней мере до следующего «крипторалли»). Однако в странах с высокой инфляцией (а их в Африке довольно много – Египет, Гана, Малави, Южный Судан, Нигерия, Мозамбик, Замбия, Зимбабве) биткоин по-прежнему является одним из инструментов, помогающих сохранять личные денежные средства от обесценивания. Особенно он популярен в Зимбабве, поскольку в этой стране не только очень высокий уровень инфляции, но и кризис наличности – то есть попросту не хватает наличных денег в обращении.

Криптовалюты как канал для вывода денег из Африки

Пожалуй, единственная область, в которой криптовалютам в Африке нет конкуренции (и в которой они больше всего используются), – вывод прибыли за пределы континента. Репатриация доходов является для иностранных инвесторов серьезной проблемой. С одной стороны, нормы прибыльности в Африке гораздо выше, чем в развитом мире. С другой – воспользоваться этой прибылью очень непросто. Почти во всех африканских государствах существует так называемый Withholding Tax, варьирующийся от 20 до 30%, на переводы за границу. Кроме того, в некоторых странах очень сильно ограничены операции с иностранной валютой, и для переводов крупных сумм требуется специальное разрешение Центробанка. Типичным примером до недавних пор являлась Эфиопия.

Эфиопский рынок очень привлекателен для иностранных инвесторов. Во-первых, население этой страны составляет почти 110 млн человек. Во-вторых, последние 15 лет эфиопская экономика росла в среднем на 10% в год. Учитывая, что эфиопский рынок по-прежнему очень неразвит, в этой стране можно до сих пор неплохо заработать. Проблема в том, что прибыль будет аккумулироваться в эфиопских бырах, которые до 2019 года можно было обменять на доллары только по крайне невыгодному курсу. Так же как и в Советском Союзе, государство искусственно занижало обменный курс для поддержания национальной валюты. Но даже после обмена проблемы иностранных инвесторов не заканчивались, поскольку, если они хотели перевести кровно заработанные доллары за границу, им приходилось платить 30% от суммы трансграничного перевода эфиопскому государству.

В Эфиопии в последний год ситуация серьезно изменилась. Государство теперь поощряет иностранных инвесторов и вводит льготы на репатриацию капитала. Но во многих других африканских государствах вывод прибыли за границу по-прежнему остается проблемой. И как раз эта проблема быстро и эффективно нивелируется с помощью биткоина. Например, репатриация капитала через традиционные каналы обходится в среднем в 15–20%. Причем после получения этих денег в стране назначения за них также придется заплатить налог. Перевод же через криптобиржу обойдется существенно дешевле – 8–10%. Несмотря на то что эта услуга, строго говоря, незаконна, она сейчас очень востребована в первую очередь среди китайских бизнесменов, а также предпринимателей из других стран мира, в том числе из России.
Будущее криптовалют на Африканском континенте пока что довольно туманно. Несмотря на то что ниша для них, безусловно, имеется, налицо и достаточно сильная конкуренция со стороны других платежных инструментов. Кроме того, сформировавшийся «криминальный» имидж и сложность интерфейса криптосервисов сегодня делают биткоин в глазах потребителей продуктом для «гиков» – узкой прослойки «ушлых» профессионалов.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных