Журнал ПЛАС » Архив » 2020 » Журнал ПЛАС №2 » 255 просмотров

Рубль упал. Комиссии отменят. Как и уголовную ответственность?

Чем ознаменовался для рынка первый квартал 2020 года, помимо очередного падения курса рубля, обострения противостояния на нефтяном рынке и пандемии?

Комиссионный бизнес банков в новых условиях

В последнее время тема комиссий по платежам и переводам неожиданно оказалась в фокусе всеобщего внимания. Еще в конце 2019 года состоялась очередная бурная дискуссия по «карточным» комиссиям в торговом ритейле, затем законодатели выступили с инициативой запретить комиссии по ЖКХ, а в феврале Совет директоров Банка России принял решение обнулить до 30 июня 2022 года свои тарифы для банков в Системе быстрых платежей (СБП) по переводам между физлицами.

Насколько оправданным оказалось принятое в свое время регулятором решение о введении данной комиссии? Можно ли говорить, что практика показала его поспешность? Насколько логичным, в свою очередь, представляется отмена комиссий, и как она повлияет на тарифную политику банков и интерес ритейлеров к приему быстрых платежей в целом?

Нынешнее желание ЦБ сохранить эту комиссию на уровне, близком к нулю, понятно. Тем самым создается практически идеальная структура для движения денежных средств между банками, решающая сразу несколько задач – повышение конкуренции, демонополизация, устранение зарплатного рабства, – потенциально подменяющая, в определенной степени, внедрение открытых API, по крайней мере в части их функций. Тем не менее вопрос о «честной цене» транзакции остается открытым – СБП не существует изолированно от процессов в банках-участниках, и кроме прямых расходов на ее функционирование должны учитываться и косвенные.

По мнению Виктора Достова, председателя Ассоциации «Электронные деньги», кроме попытки удовлетворить прямые интересы банков в комиссионных доходах, в обнулении комиссий прослеживается понятный мотивирующий месседж для банков. Многие банки, как нетрудно догадаться, совсем не рады ни отмене зарплатного рабства, ни расставанию со средствами клиентов, утекающими от них через СБП к более привлекательным конкурентам. Для таких банков высокие комиссии и лимиты – простой инструмент заблокировать эти транзакции, формально выполнив требования закона о подключении к СБП.

ЦБ пытается использовать инструменты мягкого регулирования. Отказ от комиссий в СБП – яркий пример такого подхода

Это противостояние приобретает особую остроту в связи с планами ЦБ на расширение функционала СБП и НСПК в целом. Тут и розничные платежи, оставляющие банки-эмитенты без привычных карточных комиссий, и зарплатный проект, и B2B-платежи через СБП как мгновенная и недорогая альтернатива обычным платежкам. Поэтому понятно, что сейчас идут дискуссии не столько по отдельным процессам, сколько по подходу в целом – в какой степени ЦБ и другие регуляторы с законодателями  смогут диктовать банкам свои условия по платежам? Какие комиссии дают баланс между развитием отрасли и нуждами экономики в целом? Понятно, что без ответа на этот вопрос само по себе технологическое внедрение как таковое не может гарантировать успех – и имеющиеся в целом ряде банков крайне скромные бизнес-результаты по подключению к СБП явно это демонстрируют, особенно на фоне успеха внутренней системы быстрых переводов Сбербанка и ряда других локальных решений. При этом диктат не может быть односторонним – определяя комиссии и лимиты, ЦБ должен взять на себя ответственность за возможные негативные последствия для добросовестных банков, связанные, например, с выпадающими прибылями или рисками для безопасности.

Вероятно, ЦБ эту ситуацию прекрасно понимает и поэтому сейчас пытается использовать инструменты мягкого регулирования. Демонстративный отказ от комиссий в СБП – яркий пример такого подхода. С одной стороны, он как бы ни к чему не обязывает банки, с другой – четко дает понять степень мотивации ЦБ в создании эффективной СБП.

Что произойдет дальше? На взгляд Виктора Достова, какое-то ближайшее время изменения будут довольно медленными. СБП и НСПК станут наращивать функционал до некой точки, в которой число участников и услуг достигнет критической массы, после чего начнется бурное саморазвитие, уже не нуждающееся во внешней политической поддержке. Разумеется, время достижения этой точки будет сильно зависеть от поддержки системы крупными банками, в первую очередь Сбербанком. Эта поддержка, в свою очередь, зависит от среднесрочных стратегий банков, политического баланса и многих других факторов.

Скорее всего, внятный ответ на вопрос о темпах развития СБП и платежной инфраструктуры ЦБ в целом мы получим примерно через год, а пока остается только делать максимально достоверные прогнозы.

Декриминализация хищений с банковских счетов: pro et contra

Еще одно событие первого квартала 2020 года – председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев предложил считать мелким хищением кражу денег с банковских карт в размере до 2,5 тыс. рублей, совершенную впервые. Мотивация такого подхода ясна и очевидна – кража любого иного имущества стоимостью не выше 2,5 тыс. рублей, совершенная впервые, является административным правонарушением. Напомним, что с 2018 года кража денежных средств именно с банковского счета или электронных денежных средств была отнесена к категории тяжких преступлений. За это предусмотрено наказание в виде лишения свободы до шести лет. Таким образом, сейчас речь идет о возможности декриминализации хищений денежных средств с банковских счетов на сумму до 2,5 тыс. рублей с переводом этого деяния в категорию административных правонарушений.

Учитывая, что такой шаг может серьезно повлиять на и без того непростую ситуацию с мошенничеством в банковской и платежной сферах, мы предложили внешним экспертам поделиться своим мнением по следующим вопросам:

  • Уместны ли сегодня такого рода изменения в законодательстве? Не вызовет ли такая декриминализация мощный всплеск мошенничества?
  • В случае принятия таких поправок – насколько реально будет на практике применять скорректированные нормы закона? Не окажутся ли они удобной лазейкой для профессиональных мошенников?
  • Как выглядит сегодня судебная практика по таким преступлениям? В какой мере играет роль сумма похищенных средств, а в какой – способ похищения (компрометация данных клиента и т.п.)?
  • Как такого рода новшество может повлиять на ситуацию с мошенничеством в рамках Системы быстрых платежей?

По мнению Николая Пятиизбянцева, начальника управления противодействия мошенничеству в сфере информационной безопасности Департамента защиты информации Газпромбанка, с точки зрения уголовного права обсуждаемое изменение более чем уместно, так как наказание, предусмотренное УК РФ, должно быть соразмерным общественно опасному деянию. В соответствии со статьей 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает 2,5 тыс. рублей, путем кражи является мелким хищением и влечет административную ответственность. При этом должны отсутствовать признаки преступления, предусмотренные в том числе пунктом г) части 3 статьи 158 УК РФ,– кража с банковского счета. Но в результате получается, что при всех других равных условиях кража с банковского счета даже 1 рубля влечет уголовную ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет со штрафом до 80 тыс. рублей, а любое другое хищение до 2,5 тыс. рублей грозит только административным наказанием.

Декриминализация может оказаться прикрытием для преступников, использующих множественные распределенные атаки

А если сравнивать тяжесть наказания (сегодня это до 6 лет лишения свободы) с другими видами кражи (не с банковского счета), то аналогичное наказание предусмотрено за кражу в крупном размере, т. е. от 250 тыс. рублей до 1 млн рублей. Таким образом, наказание будет одинаковым как за хищение 999 999 рублей, так и за 1 рубль, но с банковского счета. Очевидно, что это не соответствует принципу справедливости, описанному в статье 6 УК РФ.

Что же касается последствий возможной декриминализации для рынка, то некоторым экспертам представляется, что она не повлияет на уровень преступности. По мнению Николая Пятиизбянцева, сегодняшняя активность преступников в данной сфере обусловлена не мягкостью уголовной ответственности, а высокой латентностью преступлений и их безнаказанностью.

Однако среди участников рынка есть и прямо противоположные мнения. С точки зрения Алексея Голенищева, директора Дирекции мониторинга электронного бизнеса Альфа-Банка, на фоне нынешнего катастрофического роста мошенничества, связанного с социальной инженерией, декриминализация хищений денежных средств с банковских счетов на сумму до 2,5 тыс. руб-лей представляется несвоевременным и, более того, совершенно неуместным популистским шагом! Даже если принимать во внимание одну лишь моральную сторону, нельзя не учитывать, что для большой категории потенциальных жертв таких «административных правонарушений» 2,5 тыс. рублей может оказаться очень существенным ущербом. А учитывая и без того серьезные сложности с поимкой преступника, доказательной базой и т. д., давать мошенникам лишнюю возможность уйти от ответственности нельзя – это может вызвать новый вал подобных преступлений! Более того, такая декриминализация может оказаться прикрытием для преступников в случае использования ими множественных распределенных атак / хищений, поскольку следствию будет сложно объединить все действия в лице одного злоумышленника.

На этом фоне можно предположить, что основная цель такого «послабления» заключается, вероятнее всего, в снижении нагрузки на суды, а также количества содержащихся под стражей и, соответственно, затрат на их содержание. Однако оправдывает ли эта цель средства, которыми планируется ее достигнуть, – вопрос, как можно убедиться, отнюдь не риторический.

Россия лидирует по количеству мобильных атак?

Еще одно событие, поднимающее тему безопасности, – результаты отчета «Лаборатории Касперского», согласно которому Россия держит мировое первенство по количеству пользователей, атакованных мобильными банковскими троянцами, уже третий год подряд. По мнению экспертов, единственной объективной причиной такого положения вещей является тот факт, что Россия лидирует по использованию инновационных платежных технологий. Так, по мнению Тимура Аитова, зам. председателя Комиссии по цифровым финансовым технологиям Совета ТПП РФ по финансово-промышленной и инвестиционной политике, российские пользователи чаще других устанавливают платежные приложения на свои смартфоны, о чем свидетельствуют исследования ряда международных консалтинговых компаний. Как следствие – это стимулирует многочисленные атаки,  число которых пропорционально  числу установленных  приложений. Никакой иной причины, связанной, например, с меньшей защищенностью или более низким уровнем грамотности наших пользователей, в реальности не существует.

Вместе со многими другими актуальными темами эти вопросы будут обсуждаться в ходе 11-го Международного ПЛАС-Форума «Платежный бизнес 2025», который пройдет 18–19 ноября 2020 года в московском КВЦ «Сокольники».

Не забывайте, мы всегда с Вами! Даже во время кризисов и пандемий, что, безусловно, свидетельствует о важности и прочности нашего общего дела!

Читайте в этом номере:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных