Криптовалюта – от неприятия до регулирования и лидерства?

По прогнозам экспертов, в 2020 году масштаб финтех-рынка может достичь рекордной цифры. Одним из самых противоречивых направлений в его развитии по-прежнему считают сферу криптоактивов. Как может разрешиться затянувшийся спор об их будущем и какую роль в этом могут сыграть традиционные банки, журналу «ПЛАС» рассказал Сергей Мохнев, специалист по регулированию криптовалют и противодействию отмыванию денег, член ассоциации ACAMS, в рамках конференции ECOMMTALKS, организованной международным платежным провайдером и прямым эквайрером ECOMMPAY в Риге в конце 2019 года.

Криптовалюта – от неприятия до регулирования и лидерства?

ПЛАС: Как известно, криптовалюты изначально базировались на технологии блокчейн, и со временем об этом тандеме заговорили как о прообразе будущего мировой финансовой системы. Насколько реалистичны, на ваш взгляд, такие заявления?

С. Мохнев: Криптовалюта была призвана устранить посредников между лицом и его финансами, дать финансовую независимость. Это шанс вернуть потребителю право самостоятельно управлять и, главное, владеть своими финансовыми средствами, дав возможность самостоятельно хранить их и совершать платежи напрямую, без финансовых посредников в лице банков и небанковских финансовых учреждений, и в то же время делать это безопасно, быстро и дешево. И если мы считаем наделение человека все большим спектром прав и свобод неотъемлемой частью цивилизационного процесса, то в таком случае можно рассматривать криптовалюты как важную часть будущей мировой финансовой системы.

ПЛАС: Зачастую в криптовалютах видят не столько средство платежа, сколько некий объект инвестиций, несмотря на довольно высокую волатильность их курсов. Есть ли в этом некий парадокс?

С. Мохнев: Криптовалюта  – относительно новый финансовый инструмент (существует чуть более 10 лет), мало регулируемый, практически не контролируемый, по крайней мере в традиционном понимании финансовых рынков, а значит – плохо прогнозируемый. И за счет совокупности этих факторов  – достаточно легко поддающийся рыночным манипуляциям.

С одной стороны, криптовалюты предоставляют огромные возможности для мониторинга и анализа рынка, поскольку информация обо всех транзакциях между блокчейн-адресами (или счетами, если хотите) доступна каждому желающему – достаточно только зайти на соответствующий публично доступный ресурс (например blockchain.info).

С другой стороны, существует огромное количество спекулятивной информации, которая зачастую не подлежит оперативной проверке. В сочетании с подогретым интересом и еще не до конца постигнутыми возможностями и рисками технологии блокчейн это дает гремучую смесь. В мире криптовалюты поверить можно во что угодно. Что говорить, если даже создатель биткоин-блокчейна по-прежнему остается неизвестным!

В мире криптовалюты поверить можно во что угодно. Даже создатель биткоин-блокчейна по-прежнему остается неизвестным!

Если мы сравним волатильность трехлетней давности и текущую – в количественном измерении мало что изменилось. В начале 2019 года курс биткоина составлял порядка 3 тыс. долл. США, текущий курс – около 8,88 тыс. долл. Таким образом, мы имеем дело с более чем двукратным ростом на горизонте одного года, что для традиционного финансового инструмента было бы малореалистичным. При этом не стоит забывать, что в декабре 2017 года цена биткоина подскочила до 20 тыс. долл. Поэтому, отвечая на первую часть вашего вопроса – «почему это в некоторой степени рассматривается как спекулятивный инструмент», – скажу: сложно строить экономическую модель предприятия, рассматривая в качестве средства платежа за товары и услуги единицу, дневная волатильность которой может достигать 20% и выше.

ПЛАС:Меняется ли позиция в Европе по отношению к криптовалютам?

С. Мохнев: Позиция однозначно меняется, ведь налицо живой интерес со стороны не только конечных потребителей, но и целых государств! В начале января 2020 года вступила в силу 5-я Европейская директива по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма (Fifth Anti-Money Laundering Directive, 5AMLD), которая впервые на уровне стран – участниц Евросоюза определяет, что такое виртуальная валюта, а хранение виртуальной валюты и ее обмен на традиционные, фиатные деньги становятся регулируемыми видами деятельности. В Великобритании Управление по финансовому регулированию и надзору (Financial Conduct Authority, FCA) проводит огромную системную работу по определению регуляторного статуса криптовалют и правил их обращения.

Франция в качестве одного из приоритетов намерена развивать направления, связанные с криптовалютами, предложив бизнесу опциональное лицензирование, которое, скорее всего, впоследствии будет заменено обязательным.

Подобные примеры присутствуют в практике многих стран ЕС, и с вступлением в силу новой Директивы подход станет более гармонизированным. Причем такие тенденции наблюдаются не только в Европейском союзе, но и в странах Восточной Азии, а также США. Регулирование криптовалют стоит на повестке дня во всех уголках мира.

ПЛАС:Компания, которую вы многие годы представляли, выступила создателем первой саморегулируемой торговой Ассоциации участников крипторынка в Великобритании – CryptoUK. Какие вопросы вы считаете приоритетными и что хотите донести до регулятора?

С. Мохнев: Ключевые векторы деятельности CryptoUK – взаимодействие с финансовым регулятором и налоговой службой Великобритании. В первом случае речь идет об определении регуляторного статуса разного типа криптоактивов: регулируемых и нерегулируемых токенов, токенизированных ценных бумаг, так называемых стейблкоинов (stable coin). Представители ассоциации общаются с ключевыми стейкхолдерами, обмениваются опытом, это живой диалог. Налоговая служба Великобритании, HMRC, также не стоит в стороне и в последний год проявляет значительно больший интерес к криптобизнесу и операциям с криптовалютой. Ассоциация также ведет постоянную работу с членами обеих палат парламента Великобритании и представителями традиционного финансового сектора – банковских и небанковских финансовых учреждений. На повестке дня один простой вопрос: «что такое криптовалюта?». К сожалению, до сих пор на него существует множество различных ответов, что создает сложности на разных уровнях восприятия – от розничного потребителя до глав государств. Ведь чтобы идти дальше, нужно сперва хотя бы согласовать терминологию на всех уровнях, не так ли? И как раз эту проблему отсутствия общего понимания ассоциация и пытается разрешить.

ПЛАС: Минфин и ЦБ ряда стран рассматривают криптовалюты как инструмент для отмывания денег. Как часто в вашей практике противодействия money laundering встречались такие определения?

C. Мохнев: Работая уже шестой год в сфере борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма в сфере криптовалют, могу положа руку на сердце сказать, что подобные заявления встречаются повсеместно – от США до Пакистана и от Исландии до ЮАР. Это, конечно же, бросает тень на криптовалюты и их восприятие широкой общественностью. Хотя я в принципе не знаю такого объекта материального мира (да и нематериального тоже), который нельзя было бы использовать для отмывания денег, начиная от морских ракушек и заканчивая рекламным трафиком! Соответственно, центральные банки, иные финансовые регуляторы или органы финансового мониторинга рассматривают криптовалюту с точки зрения, в том числе, ее возможностей в качестве инструмента отмывания средств, полученных преступным путем.

Если не адаптироваться, то на смену классическим «вечным» банкам придут необанки. Хотя я не уверен, что первые так просто отдадут им свою нишу

На этом фоне одной из задач и условий выживания криптобизнеса является распространение правдивой информации о природе криптоактивов. Последние даже могут быть использованы для предотвращения процесса отмывания денег, ведь, как известно, биткоин и блокчейн открыты и публичны. Все данные о блокчейн-транзакции публично доступны и видимы всем желающим, в том числе правоохранительным органам. В делах, где присутствуют банковская тайна и офшорные юрисдикции, доступ к информации может растянуться на годы или вообще быть невозможным. В блокчейне механизм открытости данных заложен по умолчанию.

Однако пока еще мало кто понимает, как использовать эти возможности технологии. Регуляторы прямо говорят – криптовалюты несут повышенный риск. Не споря с этим утверждением, скажу лишь, что сами же криптовалюты и дают эффективный инструмент управления этим риском в виде открытости и прозрачности. Это, кстати, хорошо известно тем правоохранителям, кто работает в сфере киберпреступлений.

ПЛАС: В 2019 году сразу несколько соцсетей и мессенджеров объявили о создании собственных криптоактивов: Libra Цукерберга, TON Дурова и т. д. Можно ли говорить о попытке следовать глобальному тренду, или мы имеем дело с более значительным трендом?

С. Мохнев: Facebook – классический бигтех, информационный гигант, имеющий наибольшее количество учетных записей среди социальных сетей и неисчислимое количество персональных данных. Логично, что на базе этого ресурса было предложено создать платежную систему и получить огромное конкурентное преимущество по сравнению с существующими лидерами платежного рынка – Visa, Mastercard (в меньшей степени – AmEx, Diners/Discover). Вполне понятно желание компании, которая знает о предпочтениях, вкусах, уровне жизни и потребностях миллиардов людей, выкатить на-гора свою платежную систему. Вы бы на их месте поступили иначе? Это максимально логичное бизнес-решение, которое, безусловно, порождает некоторые юридические и этические вопросы. Возникают и вопросы, касающиеся монетарной политики государств и стабильности национальных валют, а это уже вопросы национального суверенитета. Именно этим можно объяснить столь бурную реакцию на данную инициативу в США: они увидели реальный риск.

В свою очередь Telegram – популярный мессенджер, выбор сотен миллионов пользователей – активно используется для создания различных комьюнити, продвижения товаров и услуг, поддержки пользователей различных сервисов. Потому что удобно, потому что эффективно. Почему бы поверх этой инфраструктуры не сделать платежную надстройку, за счет которой сотни миллионов людей по всему миру получат доступ к платежам? Платежам, основанным на принципах децентрализации и прямого доступа к своим финансам. Согласитесь, блестящая идея! Жалею лишь, что первой она пришла в голову создателям Telegram, а не мне. Это и есть кейс TON – платежная система, действующая вне существующей банковской системы.

Конечно, все это вызывает и будет вызывать ряд вопросов. И те, кто будет эти вопросы задавать, имеют реальную силу и власть. Здесь представляются два варианта развития событий. Руководство Facebook, например, выбрало путь информирования и донесения свей идеи до регуляторов, пойдя даже на определенные уступки относительно изначальной бизнес-модели. Менеджмент Telegram после начала прений с Комиссией по ценным бумагам и биржам взял паузу с запуском TON на время оспаривания решения о признании их нативного токена – Gram – ценной бумагой. Надеюсь, они смогут запустить TON в изначально задуманном виде. Моя надежда обусловлена в первую очередь идеологией команды Telegram и Павла Дурова в частности, который в свое время заявил о том, что не приемлет давления ни от одного государства мира.

Главный вопрос – глобальность покрытия. Если мы говорим о таких международных платежных системах, как Visa и Mastercard, которые имеют global reach, то надо отметить, что степень их проникновения в страны третьего мира недостаточно велика. В случае с МПС потребителю необходимо сделать определенные шаги, для того чтобы получить доступ к их сервисам – получить необходимый инструмент – платежную карту, пускай даже виртуальную. В случае с TON этого не требуется. Соответственно, глобальность покрытия и степень проникновения этой цифровой валюты могут стать беспрецедентными. Ни одна из существующих платежных систем не имела возможности добиться такого результата.

Возможно, новый финансовый ландшафт – это и есть Libra, TON и подобные проекты.

ПЛАС: Интерес к криптовалютам со стороны финтеха очевиден. Но что вы можете сказать в этом плане о позициях традиционных банков?

С. Мохнев: Хороший жизненный кейс продемонстрировал Джейми Даймон (Jamie Dimon), генеральный директор JP Моrgan Chase – одного из крупнейших финансовых холдингов мира. В течение 2017–2018 гг. банкир довольно нелестно высказывается о самой идее криптовалют, и биткоина в частности. А сейчас мы ждем анонса и запуска JP Morgan coin. Пускай и не криптовалюта в чистом виде, но технологию они все же взяли из того, «вражеского» мира «мошенников и пузырей». О чем это говорит?

Простой интерес ко всему новому? Во-первых, я не верю в спонтанность принятия решений в компаниях, подобных JP Morgan. Этому всегда предшествуют заседания комитетов, рабочих групп, проводится финансовая оценка возможных потерь, прибыли и рисков. Возможно даже, что работа велась уже тогда, когда сама криптовалюта подвергалась критике со стороны руководства банка.

Другой пример – Bank of America, который владеет более чем 50 патентами на изобретения, основанные на технологии блокчейн. На текущий момент мировой рекорд среди финансовых организаций.

Но вы будете правы, если скажете, что в обоих примерах речь идет о технологии, а не о самой криптовалюте. Однако уже сейчас некоторые банки изучают целесообразность и риски включения криптовалют в свои инвестиционные портфели. Сейчас, по мере формирования регуляторной базы, этот интерес будет возрастать, поскольку банку значительно интереснее зайти в регулируемый финансовый инструмент, чем работать с малопонятной сущностью.

Хотя финансовый кризис 2008 года показал обратное. Банки и фонды успешно торговали нерегулируемыми производными финансовыми инструментами – деривативами, но в результате это повлекло обвал финансового рынка. Сейчас теоретически может случиться то же самое. Не берусь давать прогнозы, поскольку не принадлежу к экспертам банковской сферы. Но точно могу сказать, что банки стали лояльнее к финтеху, охотнее берут такие структуры в качестве клиентов, видят в этом возможности для роста собственной прибыли. По крайней мере некоторые из них. А кто-то просто покупает финтех-проекты целиком. Ведь банкам необходимо обновляться и модернизироваться. Ниша пустовать не будет, но прогресс остановить тоже не получится. И если не адаптироваться, то на смену классическим и, казалось бы, вечным банкам придут набирающие силу необанки. Хотя я не уверен, что первые так просто отдадут им свою нишу.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных