Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №7 »

Saxo Bank: в финансовой отрасли нельзя быть волком-одиночкой

Финтех-стартапам нужно учиться работать с существующей системой, а не пытаться построить новую на ее обломках, считает Крис Трюс (Chris Truce), директор по финансовым технологиям Saxo Bank, в беседе с которым журнал «ПЛАС» обсуждает целый ряд спорных моментов, касающихся внедрения инновационных подходов.

Saxo Bank: в финансовой отрасли нельзя быть волком-одиночкой

ПЛАС: Среди участников российского банковского сектора устоялось мнение, что банки сегодня уже выступают в роли технологических компаний. Для каких стран мира это утверждение справедливо и почему? В частности, можно ли утверждать, что в России (а также в ряде некоторых других стран) не существует финтеха как отдельного сегмента рынка, поскольку ключевыми игроками здесь выступают банки и аффилированные с ними ИТ-структуры?

К. Трюс: Я думаю, вряд ли можно утверждать, что на каком-либо рынке банки действительно играют роль технологических компаний. Да, в некоторых случаях они предпринимают успешные попытки, но все равно финансовые структуры занимаются прежде всего созданием и распространением своих продуктов. Ресурсы, выделяемые банками на ИТ, по-прежнему гораздо меньше тех, что выделяются на операционные процедуры и коммерческую деятельность. Так, исследовательское и консалтинговое агентство Gartner сообщает, что ведущие банки в среднем тратят более 80% годового операционного бюджета на поддержание имеющихся у них старых ИТ-систем, оставляя очень мало ресурсов на инновации и будущее развитие, поэтому нельзя сказать, что они уже сегодня берут на себя роль высоко­технологических компаний. Не думаю, что в России ситуация существенно отличается от европейского региона в целом.

ПЛАС: Искусственный интеллект в банкинге – в какой мере это понятие является сегодня данью моде и маркетингу, а в какой – реально перспективной технологией, позволяющей автоматизировать гигантское количество операций, которые ранее не казались рутинными? В каких конкретных направлениях выстрелит искусственный интеллект в первую очередь и почему?

К. Трюс: Прежде чем обсуждать искусственный интеллект или машинное обучение, надо поговорить о данных. Информация для современной организации становится частью ее рыночной стоимости. AI нужен прежде всего тем компаниям, которые поймут, как использовать качественные данные для укрепления своего бизнеса в будущем. Поэтому, чтобы извлечь из них пользу для улучшения деятельности организации, нужно иметь правильные системы, правильных сотрудников, правильные процессы и, быть может самое важное, – правильный подход к делу. Прежде чем запускать любые программы разработки искусственного интеллекта или машинного обучения, руководство должно убедиться, что располагает массивом данных достаточного уровня качества.

Чем больше регуляторы разделяют создание продукта и его распространение, тем более вероятна фрагментация рынка

По моему мнению, организации сначала стоит сорвать фрукт, который висит ниже, – определить, как искусственный интеллект сможет повысить эффективность собственных политик и процедур и как это позволит улучшить продуктивность самой организации и ее сотрудников (так как собственные процессы известны лучше всего, то здесь меньше неизвестных). Конечная цель – повысить с помощью AI производимую в расчете на одного сотрудника добавленную стоимость услуг. Думаю, что банкам лучше заняться сначала этим, а потом уже готовить решения для внешних факторов (в которых обычно намного больше неизвестных), которые потенциально можно будет применить на рынке и повысить добавленную стоимость услуг.

Я считаю, что в области повышения внутренней эффективности существующих ресурсов (людей) еще есть несорванные низко висящие фрукты (т. е. возможности). Думаю, что это подтверждается докладом McKinsey 2017 года, где говорится о влиянии цифровых технологий на компании, предоставляющие финансовые услуги. Там подчеркнут следующий риск: «фора в 6 месяцев в сфере искусственного интеллекта соответствует форе в 500 тысяч лет ручной работы».

ПЛАС: Какие риски в себе таит стремительное изменение бизнес-моделей под влиянием цифровизации? В каких областях столкновение с новыми угрозами для банковской отрасли наиболее вероятно и критично?

К. Трюс: Чем больше регуляторы разделяют создание продукта и его распространение, тем более вероятна фрагментация рынка. Это снижает вероятность того, что одна компания будет лучшей сразу в валютной торговле, займах, акциях, облигациях, структурных продуктах и т. д. Скорее, в каждой нише лидирующей станет специализированная организация, что еще сильнее откроет рынок для «агрегаторов» вроде Saxo Bank. Организации, которые специализируются на сотрудничестве с лучшими из лучших в каждой области, дадут клиентам более целостные высококачественные предложения. Отсюда вытекает новая угроза со стороны небанковских компаний, не относящихся к финансовой отрасли, но очень хорошо умеющих распространять продукты, иначе говоря, «делать розницу». Такие компании, вероятно, смогут применить свои сильно развитые умения в новой для себя отрасли, чтобы продавать и распространять там новые продукты.

ПЛАС: Справедливо ли мнение, что для создания сложных ИТ-решений нового поколения – digital-платформ – нужны системный взгляд и архитектурный подход, а это все же прерогатива больших игроков ИТ-рынка?

К. Трюс: Для этого нужны прежде всего платформенная бизнес-модель, основанная на капитальном и регуляторном комплаенсе, а также сотрудничество со специалистами по нишевым продуктам для создания комплексных клиентских решений (см рисунок).

ПЛАС: Могут ли финтех-стартапы уже сейчас качественно дополнять такие digital-платформы интересными приложениями с применением технологий искусственного интеллекта, дополненной реальности, блокчейна и т. д.?

К. Трюс: Уверен, что да. Главное – найти масштабируемую коммерческую модель, которая позволит им процветать и в то же время будет приемлема для конечных пользователей и привычных им финансовых институтов. Я имею в виду, что в финансовой отрасли нельзя быть волком-одиночкой. Убедить других поступать, как вам нужно, особенно в крайне фрагментированном географически секторе, почти невозможно. Стартапам нужно искать способы работать с системой так, чтобы ее улучшить, а не пытаться сломать и построить новую.

ПЛАС:Блокчейн-технологии: несмотря на настоящий бум обсуждения перспектив этого направления, последние годы так и не ознаменовались в РФ реализацией сколько-нибудь масштабных проектов в этой области. Можно ли говорить о том, что «хайп» сошел на нет, или блокчейн, напротив, постепенно занимает свою нишу, которая оказалась весьма скромнее прогнозируемых горизонтов и потому больше не вдохновляет на восторженные доклады?

К. Трюс: Для меня главный вопрос, связанный с технологией блокчейна, заключается в том, каковы для нее подходящие области применения. Мне лично трудно найти здесь хоть одну коммерчески значительную историю успеха. Рынку, видимо, тоже – отсюда его усталость и сходящий на нет энтузиазм относительно этой технологии. Однако я думаю, что через какое-то время рынок потрясет мощная история успеха, и энтузиазм вновь усилится. Возможно, если бы существовала более формализованная платформа для международного сотрудничества – общедоступные приложения, и притом успешные, – это дало бы всему движению толчок и помогло бы расширить применение этой технологии. 

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных