Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №7 » 425 просмотров

Росбанк: в вопросах безопасности люди доверяют больше банкам, чем технологическим гигантам

О роли государственного регулирования и технологических инноваций на рынке финансовых услуг мы беседуем с Ильей Поляковым, председателем правления Росбанка.

ПЛАС: Как вы в целом оцениваете роль технологических инноваций на современном этапе развития российского банковского сектора и национальной платежной системы?

И. Поляков: Сегодня всем игрокам на рынке очевидно, что без инвестиций в цифровое развитие в перспективе ближайших пяти лет они проиграют конкурентную борьбу. Ожидания клиента существенно трансформировались в последние годы – «уберизация» в различных сферах жизни приучила нас получать все «здесь и сейчас». Поэтому и от банков клиенты ждут мгновенной реакции, гибкого и проактивного подхода, адаптации под их текущие потребности и будущие планы.

ПЛАС: Какую роль играет государство в продвижении тех или иных инноваций в финансовом секторе? Насколько эффективно осуществляется диалог с участниками рынка?

И. Поляков: Банк России вполне заслуженно считается одним из самых инновационных и прогрессивных центробанков в мире. Российский регулятор развивает и поддерживает эксперименты с новыми технологиями, активно вовлекает игроков в технологические пилотные проекты и готов соответствующим образом адаптировать законы. Росбанк участвует в инициативах как Центробанка, так и Ассоциации ФинТех, мы видим очевидные преимущества от внедрения таких технологий, как биометрическая идентификация, Система быстрых платежей, которые также способствуют развитию конкуренции на рынке.

ПЛАС: Росбанк – активный участник инфраструктурных проектов Банка России. При этом вы являетесь частью группы Societe Generale, которая также развивает новые технологические решения. Существует ли синергия между Росбанком и группой Societe Generale в части проектов по использованию инновационных технологий?

И. Поляков: Societe Generale является одним из мировых лидеров по развитию банковских технологий. Направление диджитализации и трансформации охватывает всю группу. Безусловно, Росбанк движется в одном направлении с группой Societe Generale, и элементы глобальной стратегии присутствуют в Стратегии развития компаний группы Societe Generale в России на 2018–2020 годы. Обмен опытом и рекомендациями по новым технологиям происходит не только на уровне Москвы и Парижа, но и среди всех подразделений Группы в мире. Мы стараемся использовать успешные кейсы наших зарубежных коллег, чтобы улучшать предложения для наших клиентов.

ПЛАС: Есть ли отличия в стратегиях цифровизации в Европе и России? В чем они заключаются?

И. Поляков: В первую очередь нужно отметить разный уровень развития и аппетита к цифровым технологиям в российском обществе и на Западе. Клиенты в России заметно более искушенные и требовательные по сравнению с европейскими рынками, что является очень мощным драйвером для развития российской банковской отрасли в целом. Ведь именно потребительские ожидания и запросы в конечном итоге формируют вектор технологического развития.

От банков клиенты ждут мгновенной реакции, проактивного подхода, адаптации под их потребности и будущие планы

Кроме того, заметное влияние в части цифровизации оказывает местное законодательство. Европейское правовое поле сильно отличается от российского, например, в части информационной защиты и криптографии. Это определяет собственный путь развития банковских технологий в России в этом направлении. В нашей стране эти сферы не так зарегулированы, что, с одной стороны, накладывает ряд естественных ограничений на масштабы использования новых технологий, а с другой – дает больше свободы выбора в их реализации для наиболее прогрессивных игроков рынка.

ПЛАС: Крупнейшие национальные проекты последнего года в области финансового обслуживания населения – Единая биометрическая система, Система быстрых платежей, проект «Маркетплейс». Как вы оцениваете эффективность реализации каждого из них на сегодняшнем этапе?

И. Поляков: Мы приветствуем инициативы ЦБ по развитию общих финансовых технологий и уверены, что они могут вывести российский банковский сектор на новый уровень. Платформа удаленной идентификации является важной составляющей для реализации стратегии группы Росбанк по развитию дистанционных цифровых продаж и обслуживания. Мы работаем над тем, чтобы весь спектр наших продуктов был доступен через онлайн-каналы. Это в полной мере отвечает нашим приоритетам в части обслуживания клиентов с инвалидностью, маломобильных граждан и пенсионеров. Развитие биометрической идентификации позволит принимать таких клиентов на обслуживание на 100% дистанционно.

Учитывая особенности российского банковского рынка с доминирующим положением одного из игроков, участие всех без исключения участников финансового рынка в ЕБС дает клиенту возможность исключить из критериев выбора банка его физическую доступность и сконцентрироваться на продуктах и сервисах. Мы уже обеспечили возможность сдать биометрические данные во всех офисах Росбанка и до конца года подключим к системе офисы «Росбанк Дом».

По проекту СБП мы также ведем очень активную работу с ЦБ и НСПК. Росбанк одним из первых запустил систему на всех клиентов, и сейчас мы расширяем функционал СБП для С2B-сегмента. На наш взгляд, это очень важная инициатива. Большое количество банков ранее предоставляли возможность перевода средств по номеру телефона физическому лицу, но круг отправителей и получателей был ограничен клиентами конкретного банка. Система быстрых платежей позволила снять это ограничение. Это действительно проект национального масштаба, который будет существенно влиять на рынок и пути его развития.

Что касается такого элемента, как платформа-маркетплейс для финансовых услуг и продуктов, то мы рассматриваем ее как один из каналов реализации наших цифровых продуктов и услуг, который имеет ряд значимых преимуществ. Нам также интересна инициатива со сквозным идентификатором клиента («цифровой профиль»), который повысит скорость поиска информации о клиенте в различных источниках данных, а также улучшит консистентность этих данных. Это, в свою очередь, положительно скажется на процессах предоставления цифровых услуг банком, в частности, на скорости и качестве принятия кредитных решений.

ПЛАС: Как эти проекты, на ваш взгляд, соотносятся между собой и с другими государственными инициативами? Какие еще технологии нужны банковскому рынку?

И. Поляков: Важно, что создание и развитие цифровой государственной инфраструктуры способствует повышению доступности финансовых услуг на всей территории Российской Федерации и развитию конкуренции в финансовом секторе. Именно благодаря конкуренции повышается качество продуктов и уровень сервиса, который сегодня во многом строится вокруг технологий. От чего в конечном итоге выиграет потребитель.

Обмен опытом и рекомендациями по новым технологиям происходит среди всех подразделений Societe Generale в мире

В России один из лучших в мире показателей по проникновению и доступности интернета, что в целом уже обеспечивает хорошую среду для развития цифровых услуг. Из относительно новых технологий видим явное различие в темпах перехода на облачные решения и сервисы на российском и западном рынках. С учетом нюансов российского законодательства хочется большей поддержки и прозрачности в применении облачных технологий в России, особенно с точки зрения полноценной работы с персональными данными и банковской тайной в таких сервисах.

ПЛАС: Несмотря на настоящий бум обсуждения перспектив применения блокчейн-технологий, последние годы так и не ознаменовались в РФ реализацией сколько-нибудь масштабных проектов в этой области. Можно ли говорить о том, что «хайп» сошел на нет? Или блокчейн, напротив, постепенно занимает свою нишу?

И. Поляков: Блокчейн – однозначно технология будущего, однако вопрос ее конкретного применения в различных отраслях пока что остается открытым.

Группа Societe Generale одной из первых организовала выпуск облигаций с покрытием на базе так называемых умных контрактов в блокчейн-инфраструктуре во Франции. Росбанк также занимается исследованиями и экспериментами с этой технологией, ищет сегменты, где ее можно применить. Конкретные направления – торговое финансирование и документарные сделки.

Мы уже обеспечили возможность сдать биометрические данные во всех офисах Росбанка и до конца года подключим к системе офисы «Росбанк Дом»

Кроме того, среди основных перспективных направлений для применения блокчейн-технологий, которые развиваются в мировой практике, можно назвать работу с депозитарием, процедуры KYC (Know your client – знай своего клиента). Это также может быть актуально, например, в ипотеке, где есть цикл жизни ипотечной закладной, который по объемам операций и требованиям к длительности завершения сделки хорошо ложится на реалии Мастерчейн. Как известно, основной смысл распределенных реестров (блокчейн-технологии) в том, что нельзя изменить бесследно предыдущий шаг сделки, при этом можно организовать доверенную среду совершения транзакций непосредственно между сторонами сделки, минуя посредников. Поэтому перечисленные направления максимально соответствуют логике работы технологии распределенных реестров и позволяют использовать ее преимущества.

При этом нужно отметить, что применение смарт-контр­актов, на наш взгляд, пока не имеет достаточного законодательного регулирования.

ПЛАС: Некоторое время назад искусственный интеллект воспринимался банками скорее как инструмент маркетинга. Насколько изменилась ситуация сегодня? Начинает ли ИИ играть реальную роль в финансовом секторе?

И. Поляков: Безусловно, область применения ИИ значительно шире маркетинговых активностей. Мы видим стратегическую роль интеллектуальных систем не только в финансовом секторе, но и на уровне государства в целом. Подтверждением этому является разработка национальных стратегий ИИ, которые приняты уже более чем в 30 странах мира.

Для финансового сектора ИИ технологии автоматизации и оптимизации процессов, развитие предиктивной аналитики становятся неотъемлемой частью бизнес-процессов, так как продукты и сервисы отрасли напрямую связаны с обработкой информации и принятием решений на основе данных.

ПЛАС: Каковы наиболее очевидные и перспективные сферы применения ИИ в банках?

И. Поляков: Наиболее очевидной видится автоматизация процессов, порождающих большой объем данных, в том числе рутинных операций, выполнение которых можно передать машине. Спектр задач достаточно широк – от построения рекомендательных систем до оптимизации процесса подбора сотрудников на массовые специальности.

В банках все больше задач связано с применением систем обработки естественного языка, компьютерного зрения, распознавания и синтеза речи. Перспективными, на наш взгляд, являются направления, которые имеют дело с обработкой неструктурированных данных, – например, автоматизация обслуживания клиентов – в частности, голосовые чат-боты. Данный тип задач выходит за рамки стандартных банковских.

В Росбанке мы активно ведем разработки в области ИИ, используя опыт глобальной группы Societe Generale. Мы занимаемся как внутренними разработками, так и сотрудничаем с компаниями, в том числе стартапами, предлагающими решения в области ИИ. Например, один из последних пилотов с внешней компанией по автоматическому распознаванию эмоционального состояния клиента показал, что целесообразней сфокусироваться на внутреннем решении без использования акустической составляющей. Важно отметить, что мы не отказываемся от первоначальной гипотезы и готовы наблюдать за развитием технологий ИИ в этом направлении.

ПЛАС: Применяете ли вы машинное обучение для систем фрод-мониторинга?

И. Поляков: Мы используем системы противодействия мошенничеству enterprise-класса, в которых в том числе реализованы технологии машинного обучения. При этом обучение и тонкая настройка систем противодействия мошенничеству – процесс постоянный. Мы на регулярной основе совершенствуем логику и внутренние алгоритмы для повышения эффективности данных систем. Наша основная цель – минимизировать возможность мошенничества и сохранить при этом удобство использования наших сервисов для клиентов.

ПЛАС: Насколько успешно удается предотвращать мошеннические атаки?

И. Поляков: Данные ФинЦЕРТа свидетельствуют, что благодаря системам противодействия большинство мошеннических транзакций сегодня успешно блокируется.

Среди перспективных направлений для применения блокчейна в мировой практике можно назвать работу с депозитарием

К сожалению, не все вопросы можно решить программными средствами. Основную угрозу компрометации персональных данных представляют неосторожные действия самих клиентов. В последнее время большинство крупных банков столкнулись с волной телефонных мошенничеств в отношении их клиентов. При этом часть звонков происходит с подменой номера через виртуальный сервер таким образом, что на экране телефона отображается настоящий номер банка. В ряде случаев мошенники даже имитируют взаимодействие через голосового робота. Оперируя частичной информацией, полученной из открытых источников, и используя методы социальной инженерии, они вводят клиента в заблуждение и выманивают данные для доступа к онлайн-банку или одноразовые коды подтверждения из SMS.

Мы постоянно напоминаем клиентам о правилах информационной безопасности и предупреждаем об очередных всплесках мошеннической активности. На наш взгляд, такая работа по повышению финансовой грамотности должна носить системный характер на федеральном уровне.

ПЛАС: Еще три года назад казалось, что роль финтех-стартапов будет довольно значимой. Было представление, что они могут быстро и за небольшие деньги разработать отдельные компоненты, из которых потом можно собрать полноценное решение. Почему этого не произошло? Справедливо ли мнение, что для создания сложных ИТ-решений нового поколения – digital-платформ – нужны системный взгляд и архитектурный подход?

И. Поляков: Между банками и некоторыми финтех-компаниями сейчас идет настоящая «гонка вооружений» в части технологий, причем как в розничном, так и в корпоративном сегменте. Российские банки сумели достаточно быстро адаптироваться к появлению новых независимых сервисов и приходу различных финтех-стартапов.

Развитие Open Banking усиливает конкуренцию за клиента и предъявляет жесткие требования к эффективности сервисов и уровню технической зрелости. Традиционные внутренние инструменты создания продуктов не обеспечивают требуемой скорости и качества изменений, поэтому идет активный процесс привлечения финтех-компаний. Мы знаем много успешных примеров такой интеграции.

При этом у банков есть инфраструктура, люди, желание меняться и инвестировать в изменения и, что также немаловажно, серьезный накопленный опыт преодоления кризисных периодов – то, чего, может быть, как раз не достает нынешним технологическим лидерам. Кроме того, данные различных исследований свидетельствуют о том, что в вопросах безопасности люди доверяют больше банкам, чем технологических гигантам. Банки ассоциируются с надежностью, при этом в части сохранности не только финансов, но и персональных данных.

Безусловно, кредитным организациям есть чему поучить­ся у digital-лидеров в части клиентского опыта. Все это в комплексе создает отличные условия для развития сотрудничества и выпуска совместных продуктов.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных