Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №6 »

Расширение числа субъектов НПС – защита потребителя?

Насколько вполне очевидное усложнение ведения бизнеса участниками платежного рынка в результате ожидаемых поправок в Федеральный закон № 161-ФЗ соответствует актуальности для конечного потребителя задач, которые предполагается решить с помощью этих изменений?

Расширение числа субъектов НПС – защита потребителя?

Расширение субъектного состава платежного рынка и дальнейшее усложнение и без того сложных цепочек оказания платежных услуг ставят перед регуляторами во всем мире новые задачи в области надзора. Действуя в русле глобальных тенденций, российские законодатели 23 июля 2019 года приняли в третьем чтении поправки в Федеральный закон № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», которые значительно расширяют число субъектов национальной платежной системы, фактически поднадзорных Банку России. К уже имеющимся операторам платежных систем, операторам услуг платежной инфраструктуры, операторам по переводу денежных средств и ЭДС добавляются четыре новых субъекта НПС: поставщики платежных приложений, операторы услуг информационного обмена, иностранные поставщики платежных услуг и операторы иностранных платежных систем.

Мария Михайлова
исполнительный директор,
Национальная платежная ассоциация

Отдельного рассмотрения требуют практические вопросы применения новых норм – какие компании и в какие реестры должны быть включены, что это означает для них с точки зрения практического исполнения, а также какие последствия могут повлечь данные изменения для экспорта платежных услуг, то есть для работы российских платежных систем на внешних рынках, где уже они, в свою очередь, являются «иностранными платежными системами». Однако в настоящей статье хотелось бы затронуть другой аспект, а именно насколько очевидное усложнение ведения бизнеса для участников платежного рынка соответствует актуальности задач, которые предполагается решить с помощью данных изменений, для конечного потребителя. Ведь именно потребители являются «выгодоприобретателями» нового регулирования как части деятельности Банка России по повышению безопасности использования клиентами платежных услуг, повышению удобства, доступности и эффективности этих услуг.

В силу исторических особенностей развития отечественного платежного рынка и его регулирования ключевым звеном в оказании платежной услуги всегда были и остаются банки. Именно банки являются в цепочке осуществления платежа главной инстанцией, несущей перед плательщиком ответственность за то, чтобы принятый к исполнению платеж был исполнен. Однако для самих потребителей это было очевидно не всегда.

Дают ли регуляторные новшества какие-либо новые возможности  конечным потребителям? Наверно, все-таки нет

На заре развития розничных безналичных платежей, в период своего появления и становления компании, специализирующиеся на процессинге платежей (те, кто впоследствии стали «платежными шлюзами», «платежными агрегаторами» и «электронными платежными системами для интернет-платежей»), позиционировали себя в качестве платежного интерфейса с собственным брендированием. При этом информацию о банке, чьим поставщиком платежного решения фактически выступала та или иная процессинговая компания, найти было довольно сложно, да и потребителю не приходило в голову, что ее нужно искать: плательщики считали, что платят через «нечто-пэй» – процессинговую компанию, и именно она ответственна за платеж.

По мере развития рынка процессинговые платежные компании (агрегаторы, шлюзы и пр.) постепенно переместились на логичную для них бэкофисную позицию и начали предоставлять свои услуги по модели white label, а платежи теперь осуществлялись через форму либо банка, либо магазина. И если до этого жалобы потребителей на процессинговые компании, связанные с «непрохождением» платежей, были актуальны, то как только все участники формирования цепочки платежа заняли предназначенные им места и платеж стал частью услуги конкретного банка или магазина, задачей двух последних стало сделать так, чтобы теперь уже «их собственный» клиент был доволен обслуживанием, в том числе выбрать надежного поставщика платежного решения и следить за его работой. Информация о том, какой именно «нечто-пэй» осуществляет процессинг платежей, в данных условиях для плательщика полностью утратила актуальность.

Такая же ситуация складывается для конечного потребителя и со всеми другими сервисами, которые занимают место посредника между плательщиком и банком: необанки в кооперации с традиционными банками, токенизированные pay-сервисы, денежные переводы через иностранные платежные системы и пр. Для конечного потребителя все услуги (за исключением услуг необанков) – это услуги банка, в котором у него открыт счет или в который он обратился за конкретной услугой. И если банк дорожит клиентами и не отправляет их с жалобами и вопросами, как это было когда-то, куда-нибудь в Даллас, штат Техас, то конечному потребителю даже и неинтересно знать, каким образом перемещаются его деньги.

Собственно, достаточное информирование должно решать и задачу с необанками. А также и в случае западных санкций, которые, как теперь стало понятно, могут затрагивать и потребителей. Сообщение банка о возможных рисках, связанных с использованием того или иного «иностранного» платежного сервиса, наверняка для потребителя актуальнее, чем сведения о том, через какой «нечто-пэй» осуществляется платеж.

Итак, дают ли обсуждавшиеся регуляторные новшества какие-либо новые возможности конечным потребителям? Наверно, все-таки нет. Более того, они формируют риски для конкурентного развития рынка – в том случае, если новые требования к локализации будут восприняты отдельными иностранными поставщиками платежных услуг как нецелесообразные для исполнения и ими будет принято решение об уходе с российского рынка.

Любопытно, что нынешние поправки к 161-ФЗ не ограничиваются введением новых субъектов НПС. Одной из новаций является то, что платежные агрегаторы должны будут получать статус банковских платежных агентов. Это нововведение должно наконец-то устранить имевшийся перекос в регуляторной нагрузке на участников платежного рынка, в результате чего потребители услуг агрегаторов – физические и юридические лица – получат гарантию, что деньги, которые они направили друг другу в рамках оплаты товаров и услуг, не пропадут по дороге даже в случае банкротства лица, которое выполняет функции платежного агрегатора. Безусловно, это важнейшее новшество, которое послужит непосредственной защите интересов потребителей платежных услуг, а также фактор, который может стать стимулом для развития электронных безналичных расчетов.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных