Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №5 » 720 просмотров

ЗЕНИТ: как банковскому ИТ стать бизнесом

ЗЕНИТ: как банковскому ИТ стать бизнесом

О процессах цифровой трансформации банков, проектах внедрения новых финансовых технологий, а также о том, как происходит технологическое объединение юнитов одной из наиболее динамично развивающихся банковских групп, журнал «ПЛАС» беседует с Ильей Кучугиным, руководителем блока ИТ Банка ЗЕНИТ.

ПЛАС: Цифровая трансформация – серьезный вызов для банковского сектора. Как в ходе ее реализации меняется роль ИТ-функций в банке? Усложняют ли эти процессы жизнь ИТ-подразделений?

И. Кучугин: Процессы цифровой трансформации не усложняют жизнь, а, напротив, открывают для ИТ-подразделений новые возможности – попасть в категорию лидеров организации. Иногда даже кажется, что ИТ-специалисты специально предложили идею цифровой трансформации, чтобы тоже стать бизнес-подразделением. Подобно тому как каждый солдат мечтает стать генералом, ИТ-подразделение мечтает стать бизнесом, пусть даже многие это отрицают. Цифровая трансформация дает возможность департаменту информационных технологий из обеспечивающего подразделения, пусть даже очень важного, стать зарабатывающим подразделением. Но основная проблема заключается в том, что в реальности для 99% организаций эта затея обречена на провал.

Автор книги «Цифровой банк. Как создать цифровой банк или стать им» Крис Скиннер (Chris Skinner) отмечает, что о цифровизации не может идти и речи, если в совете директоров или правлении банка нет ни одного ИТ-специалиста. В России лишь в малой части кредитных организаций CIO входит в правление, да и то это больше дань моде. Поэтому в классическом понимании цифровой трансформации и ее реальных целей в существующих условиях эта идея неосуществима.

К тому же очень спорно утверждение о том, что всем кредитным организациям необходимо трансформироваться «в цифру». Иногда, для того чтобы быть очень успешными, вполне достаточно автоматизации. Нет необходимости всем пытаться зарабатывать на цифровом рынке. И я не разделяю скепсиса экспертов, которые заявляют о том, что условный Яндекс, Google или Amazon всех «съедят». Финансовые организации они точно не съедят. Однако роль и функционал банков очень сильно изменятся.

ПЛАС: С точки зрения готовности банковского сектора к таким изменениям – хватает ли средств и возможностей у всех участников рынка?

И. Кучугин: Эпоха цифровых трансформаций или попыток ее осуществить уже наступила, так как значительно снизилась стоимость входа в этот процесс. Дешевеют софт и вычислительные мощности. Они становятся более доступными, пусть и со множеством ограничений. Цифровая трансформация и новые подходы к ней стали возможны после активного развития облачных цифровых сервисов. Последние не требуют капитальных вложений на старте, вполне достаточно операционных расходов. И здесь размер бизнеса как раз не столь важен. Более того, если посмотреть на историю успеха цифровых компаний, обычно выигрывают стартапы, а не компании-монстры, занимающие львиную долю рынка. Большие игроки вынуждены заниматься всем подряд. Но цифровой рынок настолько насыщен решениями и квалифицированными специалистами, что выигрывают исключительно талантливые люди, сфокусированные на одном продукте. Поэтому, на мой взгляд, «цифра» дает шанс очень успешно работать на рынке всем: и стартапам, и большим банкам, и небольшим компаниям.

ПЛАС: Что является для банка must have в рамках цифровой трансформации?

И. Кучугин: Существует несколько важных направлений, которыми банкам стоит заниматься. Во-первых, внутренняя цифровизация в области развития продуктовой линейки. Можно зарабатывать с помощью цифрового рынка, а можно применять цифровые технологии для того, чтобы зарабатывать на классических продуктах. В обозримом будущем выиграют те, кто сейчас вложится в технологии и системы, позволяющие максимально быстро выводить на рынок конкурентные продукты. Сокращение этапов time to market  – одно из обязательных условий выживания.

Можно зарабатывать с помощью цифрового рынка, а можно применять цифровые технологии для того, чтобы зарабатывать на классических продуктах

Во-вторых, свой вклад вносят Open API, Система быстрых платежей и маркетплейсы. Наличие таких платформ позволит выстроить правильные взаимоотношения банков с финтех-стартапами. Последние зачастую решают нишевые задачи лучше, чем кредитные организации. В финтех-стартапах выше компетенции, уровень свободы, отсутствие зашоренности. Там придумывают и реализуют идеи, которые могут неожиданно выстрелить на финансовом рынке. Поэтому задача банковского сектора – обеспечить надежный, качественный, доступный API, безопасный для банковских клиентов и предоставляющий стартапам возможность им пользоваться.

Именно тогда наступит гармония, при которой стартап будет обеспечивать банковского клиента интересными решениями и функциями. А банк в этой экосистеме обеспечит надежность. Уровень доверия к стартапу и банку несопоставим. Поэтому цифровой стартап никогда не заменит банк. И наоборот.

ПЛАС: А как же Revolut, который смог отвоевать часть рынка у банков в Европе?

И. Кучугин: Revolut предложил новый финансовый сервис. Но если рассматривать капитал или свопы привлеченных пассивов любого европейского банка и капитал Revolut, последний будет казаться на их фоне лишь игрушкой. Там никогда не будет кредитования, а только сервисы. В перспективе стартапы «съедят» все классические банковские сервисы. Но это и к лучшему. Например, ранее процветали системы денежных переводов, а сейчас их бизнес значительно сократился. Так же как с появлением агрегаторов такси исчезли классические таксопарки. Дальше – больше: что будет с офисами и банкоматами, когда произойдет переход на безналичную экономику? Со временем произойдут изменения и в линейке финансовых услуг, и в самих банках, но с рынка они не исчезнут, просто трансформируются.

ПЛАС: Сможет ли запуск второго этапа развития СБП, предусматривающий обслуживание C2B-платежей, изменить рынок эквайринга?

В перспективе стартапы «съедят» все классические банковские сервисы. Но это и к лучшему

И. Кучугин: Все упрется в экономику. Здесь вопрос цены – что получат от этого банки и мерчанты? Нельзя сказать, что отсканировать QR-код намного удобнее, чем приложить карту к POS-терминалу. Более того, клиентский опыт на стороне именно банковских карт. Тем не менее QR-коды и токенизация данных карт могут оказать сильное влияние на развитие рынка. Это не перспектива ближайшего года, но в ближайшие пять лет – вполне вероятно. Тяжело подниматься в горку, а с горки все покатится с сумасшедшей скоростью. Вновь открывающиеся торговые точки перестанут устанавливать POS-терминалы, затем банки перестанут их предлагать. Потому что комплект оборудования для приема платежей по QR-коду будет стоить меньше. В свою очередь, когда в системах ДБО большинства банков появится функционал использования QR-кодов, а существующие ТСП перестанут обновлять парк POS-терминалов, вполне вероятно, что классического «железа» как такового просто не будет, если, конечно, через те же пять лет не появится что-то новое.

ПЛАС: Насколько сложно небольшим банкам успевать за внедрением новых финансовых технологий, развитие которых активно стимулируется регулятором?

И. Кучугин: Чем меньше кредитная организация, тем она мобильнее. Нужно лишь регулярно следить за новыми веяниями и вовремя на них реагировать.

Основная сложность для Банка ЗЕНИТ заключалась в том, что на процесс внедрения новых технологий была наложена глубокая модернизация внутренних ИТ-составляющих. С конца 2017 года мы полностью трансформировали наш ИТ-ландшафт: заменили автоматизированную банковскую систему, модернизировали дистанционное банковское обслуживание, внедрили CRM-систему и построили хранилище. Главное преимущество крупных банков в том, что они могут вкладывать в финтех больше ресурсов.

ПЛАС: Банк ЗЕНИТ принял участие в пилотировании финансового маркетплейса. Насколько важно для банка участвовать в таких проектах?

И. Кучугин: На текущий момент Банк ЗЕНИТ участвует в пилотах исключительно с ИТ-составляющей. На мой взгляд, это очень важно. Это один из методов вложения в инновационную деятельность. Если стартап-акселераторы и хедж-фонды – это специалисты и технологии, позволяющие гарантированно зарабатывать на большом объеме новых идей, то в банках совершенно другая картина.

Новые требования к ИТ-структурам и системам выдвигает законодатель, а банки их реализуют. И за счет этого маркетплейс обязательно выстрелит как успешный рыночный продукт, а мы уже находимся в первых рядах участников проекта. Создавать рынок гораздо дешевле, чем входить в него. Поэтому, на мой взгляд, это очень разумный подход сейчас для тех, кто не может позволить себе значительных объемов инвестиций.

ПЛАС: Стратегия банковской группы предполагает объединение в перспективе ее участников.
Насколько сложна ИТ-интеграция и как планируется ее реализовывать?

И. Кучугин: Интеграция – задача всегда непростая. В настоящее время идет процесс ее технической реализации. Уже функционирует единое хранилище управленческой отчетности. Два банка работают на одной АБС и два – на одной системе ДБО для физических лиц, к лету 2019 года к ним будет присоединен третий. Также три банка работают на одном процессинге.

В итоге перед нами стоит задача свести все пять банков Группы на единые технологические платформы. Есть некое переосмысление того, в какой момент это необходимо сделать, чтобы все было абсолютно одинаково. Изначально планировалось унифицировать все технологические платформы, после чего все банки объединить юридически. Уже на первом этапе мы столкнулись с нюансами в технологии работы каждого банка, в продуктовых линейках, в порядке и правилах обслуживания клиентов.

За последний год ИТ-департаментом банка проделана большая работа. До конца 2019 года в планах либо полностью закончить техническую часть, либо понять, в каком виде она необходима. Есть шаги, которые на сегодняшний день не нужно предпринимать, потому что до юридических объединений многие действия обходятся дороже, но мы пройдем все основные вехи и полностью завершим все этапы подготовительной работы. За моими плечами есть большой опыт по технологическому объединению банков. В частности, на моем предыдущем месте работы, в Бинбанке, за два года таких проектов было восемь. Поэтому меня и команду ИТ-специалистов нанимали как раз под решение задач этих технологических интеграций.

ПЛАС: С точки зрения ИТ это все-таки сугубо внутренняя тема – либо есть вещи, которые просто нецелесообразно держать in-house и лучше отдавать на аутсорсинг?

И. Кучугин: Все, что можно, лучше отдавать на аутсорсинг. Ранее внутренние компетенции и качество внутренних сервисов в банках были значительно выше по сравнению с предложениями сторонних компаний, но из года в год таких исключений становится меньше. Например, те же облачные сервисы.

Единственное, что нас сдерживает, – санкционная политика. Сейчас компании Amazon, Google и Microsoft, которые представляют лучшие предложения на этом рынке, не имеют центров обработки данных (ЦОДов) в России, поэтому «боевые» системы российским компаниям размещать там нельзя. Банки смотрят на них, как на тестовые среды и среды разработки с обезличенными данными. А строить банку свои собственные ЦОДы при наличии профессиональных игроков нецелесообразно.

ПЛАС: Насколько сложно банкам осуществлять контроль качества услуг аутсорсинга?

И. Кучугин: Это непростая задача. Крупные банки с большим объемом сервиса на аутсорсинге вводят в штат инженеров по контролю за качеством, которые работают в компании, предоставляющей такие услуги.

Их основная задача – отслеживать качество предоставляемой услуги. Нас спасает то, что объемы по каждому сервису не очень большие, поэтому отсутствует необходимость дополнительных вложений. И это международная практика.

ПЛАС: Испытывают ли банки кадровый голод в ИТ-специалистах? И как решать данную проблему?

И. Кучугин: Действительно, это очень серьезная проблема, которая толкает банки в сторону заказной внешней разработки, пусть и контролируемой. Количество рабочих мест для ИТ-специалистов в банковском секторе намного превышает не только число существующих на сегодняшний день специалистов, но и даже готовящихся. При этом качество подготовки специалистов оставляет желать лучшего, мало того, часто их необходимо переучивать. Нехватка кадров приводит к другой проблеме – специалисты, вне зависимости от уровня их квалификации, часто слишком избалованы вниманием, а зачастую и переоценены.

Сегодня банкам практически невозможно конкурировать с ИТ-компаниями в кадровой политике

Кроме того, по сравнению с остальным рынком, на фоне тех же софтверных компаний, кредитные организации для ИТ-специалистов – не всегда привлекательные работодатели из-за большого количества разного рода ограничений. Это обусловлено общебанковскими правилами организации рабочего процесса, корпоративного взаимодействия, системами мотивации, которые нацелены на всех сотрудников одновременно. Прежде всего на работников финансовых подразделений и бухгалтерию, а также операционистов.

Условия труда, например, в крупных ИИ-компаниях более гибкие и комфортные: можно работать удаленно из дома или жить в кампусе и работать в офисе, где есть зоны отдыха, бильярдные и теннисные столы и т. д.

Сегодня банкам практически невозможно конкурировать с ИТ-компаниями в кадровой политике. Ведь там ИТ-подразделение – зарабатывающее, в то время как в банке оно все еще остается обеспечивающим.

Кадровый голод стоит и перед нами, мы вынуждены отдавать исполнение некоторых задач вовне. С одной стороны, таким образом мы вынужденно поддерживаем наших конкурентов по кадрам, но с другой – быстро и продуктивно решаем задачи. При этом внутренняя и внешняя стоимость человеко-часа в ИТ-структурах и банках практически не отличается.

Для решения кадровой проблемы мы придумываем различные мотивационные варианты развития HR-бренда и командообразования, а также многое другое.

ПЛАС: Что эффективнее для ИТ-подразделения банка: взять выпускника вуза или специалиста из смежной профессии?

И. Кучугин: Однозначно выгоднее привлекать выпускников вузов, поскольку у них выше мотивация. Да, они, безусловно, склонны к быстрой смене места работы, но и гораздо быстрее адаптируются. Есть подход (редко применяемый в банках), при котором у организации в штате небольшое кадровое ядро и непрерывный поток новых сотрудников – студентов, которые полгода учатся, а потом еще год работают. Но при этом они быстрее адаптируются.

Если говорить о соискателях из смежных областей – то в приоритете для нас студенты или недавние выпускники вузов. Они быстро переучиваются и обучаются за счет возраста, их легко «зажечь», им все интересно.

ПЛАС: Чего стоит ожидать в сегменте ИТ банковского сектора в ближайшей перспективе?

И. Кучугин: В перспективе ближайших 5–10 лет основная ставка будет делаться на развитие дистанционных каналов, Open API и маркетплейсов. Это обусловлено дальнейшим изменением установленных стационарно и мобильных устройств, уходом от наличных и «пластика». В то же время я не верю в безоблачное будущее анализа Больших данных, потому что большая их часть в банковской сфере является упорядоченной и структурированной. Несмотря на то что банкам необходим анализ кредитоспособности клиента на основе его поведения в сети, самому делать его нецелесообразно, этот сервис выгоднее купить.

Напротив, большой потенциал у систем искусственного интеллекта. Методики их создания и расширение сферы их применения позволяют реально автоматизировать гигантское количество операций, которые ранее не казались рутинными. Таким образом, искусственный интеллект выстрелит там, где принятие решений происходит на основании знания правил и опыта. Это позволит ускорить принятие решений и, главное, обеспечить доставку сервиса под конкретные нужды клиента.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных