Журнал ПЛАС » Архив » 2019 » Журнал ПЛАС №2 » 1109 просмотров

Куда уйдет российский псевдоэквайринг?

Куда уйдет российский псевдоэквайринг?

Максим Митусов, создатель МодульКассы Модульбанка, соучредитель компании Аванпост, анализирует ситуацию и делает прогнозы на ближайшее и среднесрочное будущее, отталкиваясь от наиболее острых вопросов развития российского платежного рынка в 2019 году.

В последние несколько месяцев очень много слов сказано о новых методах оплаты, QR-кодах, Системе быстрых платежей и еще целом списке иных решений – как от «грандов» платежной индустрии, так и от новичков. Все пророчат скорое изменение основ рынка, революционные прорывы и в целом изменение парадигм платежного мира. Автору настоящей статьи, как участнику «соседнего» (кассового) рынка, захотелось поделиться своим аргументированным прогнозом по поводу дальнейшего развития событий. Тем более что кассовых решений происходящее коснется уже в самом ближайшем будущем, поскольку они станут одним из инфраструктурных решений для новых средств платежа.

Итак, поговорим кратко обо всем, начну с  выводов, а уже затем перейдем к мотивировочной части.

Выводы и предположения  (по состоянию на начало 2019 года)

Как бы ни развивались события, Сбербанк будет до последнего противостоять Ассоциации ФинТех (АФТ) и иным претендентам на получение доступа к его клиентской базе, стремящимся предложить ей платежные технологии, альтернативные «сбербанковским». Причина тому – не банальная (и вполне оправданная) «жадность», но сам принцип экосреды, который Сбербанк избрал для себя и активно развивает.

На этом фоне технологии Сбербанка, АФТ и других игроков будут существовать параллельно. Пользователь сможет ознакомиться с ними и выбрать что-то подходящее для себя. Однако основная часть потребительских привычек уже сформирована, и миграция между сервисами будет медленной, особенно в сегментах Me2Me-платежей, а также оплаты налогов и ЖКХ.

Основная война технологий и создающихся платформ развернется там, где больше всего денег – в сфере псевдоэквайринга, коммерчески используемых P2P-переводов (по оценкам автора статьи – порядка 8 трлн руб. в год. При том, что общий объем эквайринга в РФ составил 14,9 трлн руб. за 9 месяцев 2018 года. Вот приблизительная цена вопроса «переведите на карту Сбербанка»).

Сколько-нибудь серьезных объемов у наземного эквайринга QR-коды точно не отберут

Сначала ключевые игроки разработают удобные и тиражируемые продукты (B2C-оплата в рамках СБП по номеру телефона или QR-коду и аналогичная система от Сбербанка), а затем в очень короткий срок «прижмут» всех, кто сейчас пользуется P2P-переводами в коммерческих целях.

Платежи по QR-кодам получат развитие в качестве замены переводам с карты на карту и частично – в e-commerce. Особое место здесь занимает сегмент самозанятых. Впрочем, сколько-нибудь серьезных объемов у наземного эквайринга QR-коды точно не отберут. Скорее наоборот – сначала мелкий бизнес начнет пользоваться QR-платежами, а затем перейдет на обычные POS-терминалы или что-либо иное. А вот самозанятые как раз видятся благодатной темой для этих технологий, и при этом – практически безальтернативной.

Идем далее. Появление QR-платежей повлияет и на кассовый рынок, став одной из опций смарт-касс. На значительном количестве смарт-касс (думаю, речь пойдет о 25–30% в перспективе 2019 года) появится возможность распечатать платежный QR-код и при считывании приложением банка получить у покупателя одобрение покупки, как при обычном эквайринге. Процедура значительно дольше, чем оплата картой по NFC, и поэтому точно не подойдет, например, для формата «кофе на вынос», а вот для парикмахерских, доставки товаров и ряда других направлений это может стать вполне себе эффективным решением. А если добавить к этому низкие ставки торговой уступки, решение точно найдет своего потребителя.

Мотивировочная часть

Теперь, как мы и обещали, перейдем к мотивировочной части. Сейчас на рынке новых способов платежей явно обозначились два крупных игрока – Сбербанк с одной стороны и Ассоциация ФинТех с поддержкой Банка России – с другой. Еще есть игроки грейдом пониже, например
Маil.ru и создаваемая им VKPay, и их также не стоит списывать со счетов – так или иначе они себя еще проявят.

Итак, тезис первый: АФТ и ЦБ очень хотят создать единую платежную среду со Сбербанком, но последний будет сопротивляться сколько сможет. И дело, как мы уже отмечали, не в «жадности». Это вполне ожидаемая реакция того, кто создает свою собственную экосистему, о чем Герман Оскарович упоминает в последнее время очень часто.

Сбербанк просто не готов будет сделать свою систему полностью открытой для участников АФТ, не готов будет отдавать денежные потоки и клиентов на сторону – все это противоречит самой концепции экосреды.

АФТ и ЦБ хотят создать единую платежную среду со Сбербанком, но тот будет сопротивляться сколько сможет

Согласитесь, ведь это ровно то же самое, что работа Android и iOS: свои устройства, каналы продаж, свои маркеты и наборы базовых приложений. Конечно, при необходимости можно пустить в свой маркет приложения конкурирующей экосреды, но только под жестким контролем и на коммерческих условиях.

Поэтому «вангую»: у нас будет как в Китае, на который все любят ссылаться. Будет две (а может, и больше) массовых системы для финансовых операций. Не таких lifestyle-приложений, как Alipay и WeChat – в России такой подход просто не успел сложиться. Но две платежных экосистемы станут работать параллельно, и «дружить» между собой они будут очень ограниченно – деньги перекинуть из системы в систему будет можно, но обе стороны будут охотно работать именно на прием, а «отдавать» будут неохотно. Т. е. нас ждут «узкие горлышки», несовершенство интерфейсов и т. п. Однако формальности будут соблюдены – две наклейки с QR-кодом, одна зелененькая, а вторая – красивая, разноцветная, с треугольниками. Но такие знаки будут расклеены далеко не во всех торговых точках. Почему? Об этом поговорим дальше.

Вначале рассмотрим ряд важных деталей, связанных с Системой быстрых платежей. Все платежи в СБП разделены и четко промаркированы на несколько огромных блоков: платежи в пользу государства и ЖКХ (P2G), переводы между своими счетами (Me2Me), переводы между пользователями (P2P) и платежи в пользу бизнеса (P2B). Каждый из их типов – отдельное царство с триллионными оборотами в год. Но каждое такое царство требует своих бизнес-подходов, своих User-case, своей экономики. Хотя с точки зрения банков и других игроков могут использоваться одни и те же технологические решения. Пройдемся по каждому из них и посмотрим, что уже есть в реальности.

Анализируем продуктовый портфель СБП и Сбербанка

Me2Me-платежи

Перевод собственных средств между счетами в разных банках.

Статистики по такого рода переводам я не нашел, соответствующие цифры скрыты в отчетности банков глубоко и сильно смешаны с остальными переводами. В большинстве своем речь идет о двух способах – либо по реквизитам, либо по номеру карты (и тогда эта операция будет отражена в P2P-платежах). Самый популярный кейс: зарплата получается на одну карту, а потом переводится и используется с другой карты в другом банке плюс погашение кредитов и т. п.

Ценовые войны мало что дадут: чистые P2G-платежи – бесплатны, а на рынке приема платежей ЖКХ своя экономика

Сбербанк, со своей стороны, предлагает решение с переводом средств по реквизитам, которое давно и успешно работает – собственно, это базовая технология, переводы через корсчет. Да, в первый раз нужно ввести все реквизиты, что трудоемко, но в дальнейшем все сохраняется в шаблонах и работает «на ура». Все, кому приходится по роду задач регулярно осуществлять Me2Me-переводы, давно  уже пользуются решением Сбербанка.

СБП анонсировала, что все то же самое можно будет делать без ввода реквизитов, только по универсальному идентификатору – номеру мобильного телефона. Причем делать это дешевле, а в 2019 году – так и вовсе бесплатно (для банков). Именно с этого сервиса и запускается сейчас весь проект, к апрелю он должен быть доступен всем пользователям.

Сама по себе необходимость ввода реквизитов давно уже никого не напрягает, это привычный уровень неудобств, по возможности, конечно, от него хочется отказаться, но это не решающее преимущество как таковое, ведь шаблоны уже настроены. А вот возможность сэкономить на комиссиях за перевод действительно может способствовать изменению привычек пользователей, особенно если речь идет о крупных переводах, от 10 тыс. руб. и выше.

В данном случае война платформ будет вполне очевидна, ведь у СБП есть преимущества, и банки начнут договариваться (и возможно, даже успешно договорятся) именно о межбанковских переводах между счетами одного физлица. «Банковское рабство» отстоять не удастся, как бы это кому ни хотелось.

P2G-платежи

Теперь поговорим об оплате госуслуг, сюда же отнесем ЖКХ и им подобные сервисы, поскольку по форме их сбора они часто имеют сходство с налогами – листок с выставленным счетом, фиксированными реквизитами и обязательностью оплаты.

Возможность сэкономить на комиссиях за перевод может способствовать изменению привычек пользователей

Суммарный объем налогов, которые платят физлица самостоятельно (на имущество, транспортный налог, и еще некоторое число иных платежей, включая штрафы), составляет около 2 трлн рублей в год. Однако платежи в пользу государства бесплатны, и поэтому биться за этот рынок не так интересно – и объемы не те, и доходность под вопросом.

«Коммуналка» же – куда более интересный рынок. Ежемесячный объем платежей в этом сегменте составляет около 0,5 трлн руб. (данные Росстата), есть колебания внутри года, но в среднем получается около 6 трлн в год. Налицо стабильный рост оборотов.

Сбербанк долгое время был чуть ли не монополистом на данном рынке и проводил подавляющее большинство безналичных платежей в пользу различных УК, поставщиков услуг, исторически располагая самой широкой инфраструктурой обслуживания в стране. При этом он тесно интегрирован со всеми возможными агрегаторами типа «Система Город».

Оплачивать услуги ЖКХ можно как из личного кабинета банка, так и в любом его офисе и любом банкомате – просто приходишь с платежкой и задействуешь QR-код на квитанции для быстрой оплаты. Именно к этому банк приучал «бабушек» и многих других непродвинутых пользователей, потратив на это много лет.

СБП, со своей стороны, пока еще не анонсировала конкретные механизмы, которые планирует использовать для приема платежей в пользу структур ЖКХ. Но у банков – участников АФТ также есть этот функционал и соответствующие контракты (от той же «Системы Город»).

Так или иначе, АФТ предложит свои дополнительные решения в этом направлении, но глобального передела рынка здесь не будет, поскольку пользователи продолжат пользоваться теми инструментами, к которым уже привыкли. Максимум на платежках может появиться еще один QR-код, один для Сбера и его экосреды, а другой – для СБП.

Ценовые войны тут тоже мало что дадут: чистые P2G-платежи – бесплатны, а на рынке приема платежей ЖКХ своя экономика, комиссию за перевод, как правило, платит сам поставщик услуг, но он вряд ли может повлиять на выбор конечного пользователя, через какой канал ему платить.

В общем, тут пользователю станет только удобнее, но каких-либо глобальных сдвигов в продуктах ожидать не приходится.

Самое интересное: P2P и P2B

За 9 месяцев 2018 года объем P2P-переводов составил в России 19,2 трлн (3,1 млн операций, средний чек 6100 руб.). Для справки – сумма всех оплат по картам, (наземный эквайринг плюс интернет) составила 14,9 трлн руб. (17,6 млн операций, средний чек – 847 руб.).

На снятие наличных пришлось 19,3 трлн руб. (2,3 млн операций, средний чек – 8253 руб.) Т. е. россияне переводят с карты на карту чаще, чем снимают, но одно снятие в среднем на четверть больше в денежном выражении, чем перевод. Уверен, что из названных 19 трлн велика доля и Me2Me платежей.

Что еще известно про эти магические 19 трлн за 9 месяцев 2018 года? То, что доля Сбербанка здесь составляет 13 трлн (70% всего объема).

Кстати, для удобства счета переведем цифры в годовые объемы.

Получится 25 трлн руб. в год «на всех», или 17,5 трлн оборота у Сбербанка и 7,5 трлн – у остальных.

К сожалению, никакой проверяемой аналитики по структуре этих платежей в открытом доступе нет, поэтому назовем цифры, приводимые ниже, просто экспертной оценкой.

Разделим весь объем P2P-платежей на две части:

  • «честные» P2P-платежи, когда одно физлицо переводит деньги другому физлицу (муж – жене, дети – престарелым родителям или наоборот, возврат долга и даже складчина на подарок коллеге, вариантов тысячи, но все это – некоммерческая деятельность);
  • P2P – псевдоэквайринг. Оплата услуг в парикмахерской, на АЗС, покупка на Avito и еще несколько тысяч схожих оснований. Все то, что подпадает под коммерческую деятельность. Все эти «перевод на карту Сбера или Альфы».
Появление «бестерминального» эквайринга (QR-платежи) станет драйвером и решающим очком в пользу смарт-касс

Соотношение этих двух категорий автору настоящей статьи неизвестно, предположим, что на псевдоэквайринг приходится сейчас 1/3 от всего объема P2P. Т. е. это те объемы, которые должны быть в обычном эквайринге. Но по разным причинам их там нет. Пока нет.

Итак, весь объем платежей, который может переместиться из сегмента псевдоэквайринга, оценим в 8 трлн руб. Цифра гипотетическая, она может быть вполовину больше или меньше, в нашем случае здесь важен именно масштаб. Убежден, именно вокруг этого объема средств и развернется основная конкуренция между Сбербанком, банками-участниками АФТ и всеми остальными, кто решится выйти на этот рынок.

Эти гипотетические 8 трлн руб. (для справки – годовая выручка всего российского ритейла составляет порядка 20 трлн руб.) пока приходятся на очень непрозрачный рынок – рынок коммерческой деятельности, притворяющейся некоммерческой. Но его объем настолько колоссальный, что по понятным причинам многим хочется вывести этот рынок на свет, легализовать и заработать на нем.

Так, например, Банк России хочет систематизировать этот рынок и управлять им, в основном его интересуют здесь вопросы безопасности и соблюдения законодательства.

Налоговики стремятся вывести теневой бизнес на свет, даже если он совсем мелкий. Самозанятые должны завести свои расчеты в соответствующие приложения, а остальные – проводить свои P2P-обороты через кассы, т. е. совершать продажи в соответствии с 54-ФЗ и с использованием традиционного эквайринга.

У банков свой интерес – заработать на этих значительных объемах свои комиссии, как транзакционные, так и на остатках.

Простите за долгую подводку, но нужна была фактура, чтобы мои предположения стали более понятны.

Псевдоэквайринг в банках уже давно и успешно практикуется, и он может быть очень быстро перекрыт. Но перекрывать его совсем никому не хочется, ведь эти обороты уйдут в сторону налички. Выход один – нужно предоставить всем пользователям удобный способ совершать такие платежи за небольшой процент.

И как только альтернативные каналы оплаты будут проверены и готовы к тиражированию, все нынешние псевдоэквайринговые обороты очень быстро нейтрализуют.

Слово за технологиями

Самый очевидный вариант – раздать всем платежные терминалы или подключить интернет-эквайринг. Т. е. перевести псевдоэквайринговые платежи в уже существующие продукты. Часть пользователей с высоким оборотом точно на них перейдут, но таковых будет ограниченное число. Остальным терминал не подходит, ведь оборот совсем маленький.

С интернет-эквайрингом проще, там нет затрат на оборудование, но он не подходит во многих бизнесах, например, в тех же автомастерских.

Тем не менее, четверть оборота от 8 трлн руб. так или иначе перейдет в эквайринг (назовем его «традиционный») – интернет- и наземный.

Идем дальше. Есть надежды на возможность превратить сами телефоны (преимущественно Samsung) в платежные терминалы и принимать на них бесконтакт. Технологии есть, пилоты запущены. Но пока цена устройства с необходимыми примочками вполне сопоставима с ценой платежного терминала или даже выше. Те, кто берет телефон для себя – может и начнет им пользоваться, остальным – слишком накладно. Поэтому в массовость таких решений я пока совсем не верю.

Ну и, наконец, QR-коды. Признаюсь честно, я вижу за этой технологией серьезное будущее, но это будущее так же быстро и сойдет на нет, как и наступит. QR-коды приживутся в отдельных узких кейсах и там задержатся надолго (часть интернет-платежей, вендинг, ряд других задач), а во многих других кейсах станут временным явлением и постепенно будут заменены стандартными терминалами и платежами через различные Pays (Apple, Android, Samsung и др.)

У QR-технологии есть ряд неоспоримых преимуществ – дешевизна аппаратной части, приемлемый уровень секьюрности, гибкость встраивания в разные процессы и ряд других. Но главный ее недостаток – необходимо включать и использовать клиентское приложение у пользователя, т. е.:

  1. разблокировать смартфон;
  2. включить приложение банка (или стороннее), разблокировать его;
  3. навести и сфокусировать видоискатель приложения на QR-код продавца;
  4. подтвердить операцию.

Есть вариант вписать этот процесс и в меньшее количество шагов, но все равно он будет на порядок дольше, чем использование NFC-устройства с платежным терминалом.

Свои привычки потребители
и ТСП поменяют только
тогда, когда возможность
P2P-перевода будет заблокирована

Поэтому там, где продаж много, рано или поздно появится терминал, который удобнее и быстрее. QR-коды в России уже не займут того места, которое они отвоевали в Китае, – у нас уже сложились потребительские привычки, и QR-платеж как более затратный (по времени и удобству), уже не перетянет на себя все объемы розничных транзакций. Его аудитория – только те самые самозанятые и мелкие бизнесы, которые сейчас пользуются псевдоэквайрингом в виде коммерческих P2P-переводов.

Говоря точнее, эти бизнесы, до сих пор не принимающие карты, а вешающие объявления «номер карты для перевода…», просто столкнутся с блокировкой счетов и предложением воспользоваться новым сервисом – платежи по QR-коду. И они согласятся, поскольку безнал составляет значимую долю в их обороте.

Конечно же, эти бизнесы столкнутся с тем, что им придется обучать и своих сотрудников, и покупателей, поскольку все не сведется к простой наклейке с QR-кодом на стене или прилавке. И уже затем они будут принимать решение о переходе на обычный POS-терминал.

Убежден, что QR-коды ни в коей мере не съедят наземный эквайринг, скорее наоборот, они постепенно приведут в него новых клиентов из числа тех, кто действительно имеет заметный объем. А для тех, у кого серьезного объема не будет, QR-платежи станут единственной легальной заменой коммерческих P2P.

QR-технология может получить массовое распространение и закрепиться надолго в следующих сферах:

  • оплата в сети. Чтобы не светить реквизиты карты, вполне удобно отсканировать QR-код на сайте и акцепнуть его из приложения банка. Здесь будут активны как привычные интернет-магазины, так и различные схемы продаж в соцсетях, и иные каналы;
  • вендинг всех видов;
  • различная мобильная и нестационарная торговля, типа ярмарок выходного дня, отчасти и обычные рынки (которые сейчас очень плотно сидят на тех самых P2P-платежах);
  • торговые точки и сервисы с типовым набором услуг: стрижки, квесты, автомойки и многое другое;
  • частично на QR-технологии могут перейти транспортники, но пока это совсем не очевидно.

В заключение – несколько слов про кассы

Появление «бестерминального» эквайринга (QR-платежи) станет драйвером и решающим очком в пользу смарт-касс. Они действительно «умные», имеют необходимый онлайн-интерфейс с внешним миром, при этом разработка и запуск новых сервисов на этих устройствах весьма недороги. Тем более что уже сейчас «в полях» стоит более 350 тыс. смарт-терминалов. В основном это решения от «Эвотора», у которого есть несколько приложений на эту тему, но пока данный кейс не получил активного развития.

Технологически можно предложить целых три подхода в данном кейсе:

Подход № 1. Пользователь сканирует кассу

  1. Чек набирается на кассе, формируется итоговая сумма, печатается (демонстрируется на экране) платежный QR-код. В нем записывается и вся информация о мерчанте и сумме платежа.
  2. Покупатель открывает приложение банка, считывает QR-код, запрос направляется в банк.
  3. Платеж одобряется, и на кассу и в приложение приходит уведомление об одобрении транзакции. Касса печатает чек.

Подход № 2. Касса сканирует пользователя

В целом аналогичен Подходу № 1, только не пользователь сканирует QR-код c кассы или чека, а сама касса сканирует QR-код из банковского приложения покупателя.

Подход № 3. Статичный QR-код, привязанный к торговой точке или конкретному товару

Пользователь считывает QR-код c полки, прилавка или любого физического носителя, своим банковским приложением вводит вручную сумму перевода (или фиксированную, если она относится к товару). После подтверждения в приложении, на телефон или спецприложение в кассе либо на телефоне продавца отражается сумма оплаты, и он передает покупателю товар/услугу.

Все три кейса имеют свои конкретные преимущества и особенности, они будут существовать параллельно и получат то или иное распространение в разных направлениях.

Важно другое –  менять свои привычки как потребители, так и мерчанты станут только в том случае, если возможность привычного P2P-перевода будет для них жестко заблокирована. Только тогда все согласятся что-либо менять и переходить на POS-терминалы, QR-коды и иные альтернативные технологии оплаты. И тарифы здесь будут уже вторичны. Ну а смарт-кассы лишь позволят сделать платежи с помощью QR-кодов  более удобными и массовыми. Парк устройств и инфраструктура со стороны мелкого бизнеса уже во многом создана, нужны только доработка софта и заключение соответствующих договоров. И только из-за конкуренции АФТ и Сбербанка эти технологии будут представлены на кассе или прилавке двумя разными QR-кодами. Сделав привычным вопрос кассира: «чем будете платить, картой, Сбербанком или СБП?»

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных