12.12.2022, 13:54
Количество просмотров 1222

«Менее защищенной банкнота не станет»

«Менее защищенной банкнота не станет»
Руководитель «Гознака» Аркадий Трачук — о влиянии санкций на качество бумажных рублей, вводе в оборот пятирублевок и электронных документах для мигрантов.

Возвращения в оборот пяти- и десятирублевых банкнот можно ожидать уже в следующем году. Кроме того, в начале 2023-го банкоматы могут начать выдавать и принимать обновленные сторублевки. О том, от чего зависят эти сроки, способны ли антироссийские санкции повлиять на качество и защищенность бумажного рубля и когда в РФ может появиться электронное удостоверение мигранта, в интервью корреспонденту «Известий» Анне Калединой рассказал генеральный директор «Гознака» Аркадий Трачук.

«Есть разница между производством банкнот и их фактическим выпуском в обращение»

— Аркадий Владимирович, летом зампред ЦБ Сергей Белов рассказал нам, что в конце года планируется возобновить печать десятирублевых и рассматривается возможность возобновления изготовления пятирублевых купюр. «Гознак» уже начал это делать?

— Если заместитель председателя Банка России сказал, что будет именно так, значит, так и будет. Основания такого решения — это вопрос к регулятору. Банк России внимательно смотрит за потребностями денежного обращения, розничной торговли, других сфер экономики и реагирует на это. Важно также иметь в виду, что есть заметные различия в организации обращения монет и банкнот. Например, сильно разнятся логистические затраты. Сами понимаете, что проще перевозить легкие купюры, чем тяжелые монеты. Проблема в том, что монеты стали меньше возвращаться в оборот, значит, их нужно дополнительно чеканить, доставлять. Это всё добавляет аргументов в пользу банкнот, даже несмотря на то, что банкнота объективно будет служить меньше и быстрее выходить из обращения.

В конечном счете это вопрос организации наличного денежного обращения и определения оптимальной границы между банкнотами и монетами. Эти вопросы остаются в повестке дня. Полагаю, по итогу увеличения количества десятирублевых банкнот в обращении Банк России проанализирует ситуацию и примет решение, нужно ли эту границу сдвигать.

— Так вы уже печатаете банкноты в пять и десять рублей?

— Не принято говорить, что мы в данную секунду делаем. Могу сказать только, что у нас годовые контракты с Банком России и контракт 2022 года уже фактически исполнен. Сейчас идет обсуждение контракта на 2023 год.

— То есть, скорее всего, мы сможем увидеть эти купюры уже в следующем году?

— Есть разница между производством банкнот и их фактическим выпуском в обращение в соответствии с потребностями рынка, банков, ритейла. Но я могу предположить, что в следующем году мы можем увидеть банкноты низких номиналов в большем объеме. Но в зависимости от региона ситуация может быть разная. Если где-то, скажем, будет недостаточно десятирублевых монет в обращении и возникнет потребность в банкнотах, то Банк России будет выпускать их в обращение именно в этом регионе. При этом, поскольку банкноты низких номиналов явно не предназначены для крупных расчетов и хранения, они будут обращаться в основном локально и лишь отдельными экземплярами попадать в соседние регионы. Поэтому в каких-то регионах увеличения их числа в обращении и вовсе будет не видно.

— Много времени понадобилось «Гознаку», чтобы подготовиться к возобновлению выпуска «старых» купюр?

— Сложнее всего было с пятирублевой. Ведь ее печатали всего один раз — в 1997 году. Пришлось поднимать всю техническую документацию, подходить к вопросу, будто это новое изделие.

— Будут ли как-то усовершенствованы новые «старые» банкноты?

— Как минимум часть тиражей пройдет лакирование. Это должно послужить продлению срока службы банкнот, хотя, конечно, с металлическими монетами всё равно не сравнить.

— А сколько сейчас могут служить купюра и монета?

— В условиях активного обращения банкнота низкого номинала, например в 50 и 100 рублей (а по более мелким такой статистики нет), служит чуть больше года, а монета — больше 20 лет.

— Если она не оседает…

— Да, если она находится в обращении. Если оседает, то служит почти вечно, а если еще правильно хранить…

«В начале следующего года отдельные марки банкоматов нам удастся оживить»

— Банкиры не так давно обратились к регулятору с просьбой перенести ввод в массовое обращение модернизированной сторублевой купюры. Утверждают, что из-за санкций не могут быстро наладить оборудование. Вы как профессионал можете сказать, настолько ли серьезна эта проблема, как ее изображают банки? Или с этим связано что-то другое?

— Здесь я должен согласиться с банкирами — это действительно проблема. Когда идет выдача наличных, то проблем нет, поскольку банкомат и так знает, что в нем находится. Другое дело — прием. Банкноту надо распознать. Но внутри оборудования нет своего рода справочника, который можно полистать, подобрать нужную банкноту, сопоставить как кассир, покрутить, определить признаки и сказать, правильная она или нет. В банкомате кассира нет — есть небольшой файл, который схематично представляет образ банкноты.

Этот файл в банкоматы загружают их производители. Все службы техподдержки, которые работали на территории нашей страны, доступа к программным продуктам, формирующим этот файл, не имели. Когда в обращении появлялась новая банкнота, ее отправляли к производителям банкоматов, где ее сканировали, обрабатывали и формировали специальный файл. Затем этот файл направляли в службу техподдержки уже в России, которая его устанавливала по всем банкоматам.

Как только техподдержка перестала работать, выяснилось, что сформировать образ банкноты крайне затруднительно. В случае с какими-то банкоматами это получается сделать, с какими-то нет. Для решения проблемы требуется много времени, больше специалистов, особые знания. Поэтому в новых условиях стало ясно, что на настройку банкоматов с обновленной сторублевой банкнотой потребуется значительно больше времени, чем было рассчитано год назад.

В этой связи с оценкой ситуации банкиров я согласен. Но не согласен с тем, что можно просто сидеть и ничего не делать, ожидая, что решение придет само. Мы решили использовать свой опыт работы с образами банкнот для помощи банкам, которые к нам обратились.

— О каком опыте идет речь и как именно «Гознак» может помочь банкам?

— Речь идет об опыте создания систем распознавания банкнот и защитных признаков, например для счетно-сортировальных машин. Конечно, там более сложная идентификация, чем в банкоматах. Крупные счетно-сортировальные машины работают по большему количеству признаков, но принцип тот же. К слову, на этот опыт мы опирались и при разработке программного продукта для распознавания банкнот в мобильном приложении «Банкноты Банка России», которым сегодня может воспользоваться каждый. Поэтому мы сейчас стараемся помочь банкам сформировать новые образы для валидаторов — так называется устройство в банкомате, которое обеспечивает проверку подлинности банкноты, — и тем самым помочь запустить работу банкоматов уже с обновленными сторублевыми банкнотами.

— И когда стоит ожидать устранения проблемы для выхода в массовое обращение обновленной сторублевки?

— Мы уже выражаем вполне сдержанный оптимизм насчет того, что в начале следующего года отдельные, достаточно широко распространенные марки банкоматов нам удастся оживить. Туда будет установлен новый образ банкноты, что позволит ряду крупных сетевых банков решить задачу настройки банкоматов как минимум по большей части.

«Ряд контрактов с поставщиками из западноевропейских стран либо приостановлены, либо мы отложили их реализацию»

— Как повлияли санкции вообще и в отношении «Гознака» в частности на работу компании?

— С июля ряд продуктов — от оборудования до полиграфических красок и некоторых материалов — запрещено ввозить на территорию России. С 6 октября были введены санкции ЕС уже непосредственно против «Гознака». Конечно, это является негативным фактором для нашей деятельности. Убеждать, что для нас это неважно и не имеет значения, мы не будем.

Это заметно, мы ощущаем это влияние, но ситуация развивалась не одномоментно, а на протяжении нескольких месяцев. За это время мы переориентировались на другие каналы поставки, посмотрели на возможности российских компаний, со многими из которых исторически работали. Есть свои сложности, но, думаю, с аналогичными сложностями сталкивается сегодня каждая промышленная компания. У всех свои нюансы, но все стараются проблемы решать и находят пути решения. Мы в этом смысле не являемся исключением. На непрерывность текущей деятельности эти факторы не влияют.

Есть направления, которые требуют больше времени для адаптации. Это, в частности, касается оборудования. Целый ряд контрактов с поставками из западноевропейских стран были либо приостановлены поставщиками, либо мы сами отложили планы по их реализации.

Здесь требуется полное переосмысление инвестиционных проектов по замене оборудования. Оно, как правило, изготавливается индивидуально под «Гознак», под те специфические задачи, которые мы решаем. Это означает, что в сложившейся ситуации мы должны полностью переформатировать проекты, перепроектировать и возвращаться к их реализации в новых условиях, с другими поставщиками или с другим составом оборудования. Сейчас мы как раз этим и занимаемся. Рассчитываем, что в следующем году сможем вернуться к выполнению как минимум части проектов. При этом от каких-то, возможно, откажемся. Зато запустим новые — такие тоже появились.

— Переформатирование и все эти вызовы как-нибудь скажутся на качестве и процессе модификации банкнотного ряда?

— В этой связи нужен новый подход, безусловно. Приведу пример, не называя конкретный защитный элемент.

Есть достаточно распространенное защитное решение, которое используется практически на всех крупных банкнотах. В условиях, которые складываются, мы его в том виде, в котором он был, воспроизводить не будем, потому что оно связано с использованием спецоборудования. Оно у нас сейчас есть, но есть большой риск, что при необходимости мы не получим это оборудование дополнительно. Оно защищено патентами. Даже если мы могли бы его легко повторить (хотя это не так), есть ряд ограничений, которые не позволят нам в полной мере такое оборудование эффективно использовать.

Это не означает, что мы не можем справиться с решением задачи, которую решал этот элемент в защитном комплексе банкнот. Мы ее решим по-другому — с использованием другого оборудования, других материалов. Будет ли это ухудшением качества банкнот? На мой взгляд, нет, потому что защитный комплекс в целом позволит в полной мере выполнять все задачи, которые он должен выполнять. Менее защищенной банкнота при этом не станет. Я такого рода рисков не вижу.

Мы всегда стараемся найти наилучшее решение. Если в тот момент нам казалось, что это решение на рынке в тех обстоятельствах было наилучшим, то мы и наши заказчики выбирали именно его. Если сегодня мы понимаем, что оно по-прежнему как минимум одно из лучших, но есть риски, что наши, с позволения сказать, партнеры, в определенный момент скажут: «Мы вам этот материал или эти запчасти не дадим», — мы к этому риску должны относиться со всей серьезностью.

— Этот элемент используется на банкнотах, которые еще не модернизированы или на тех же 100 рублях?

— На 100 рублях его нет.

— Это предполагалось только для крупных купюр?

— И для средних купюр — тоже. Мы потом расскажем, когда всё выйдет в обращение. В свое время Банком России был анонсирован выход в следующем году модернизированных банкнот номиналом 1000 и 5000 рублей, поэтому работа вовсю идет.

— Вы их уже печатаете?

— Этого я не расскажу. Повторюсь, вовсю идет работа с Банком России с обсуждением деталей, организации работы.

— ЦБ уже анонсировал, что дизайн обновленных 1000 и 5000 рублей утвержден.

— Если ЦБ сказал, значит, так и есть. Нам к этому добавить нечего. В нашей отрасли так устроено, что мы как производитель в плане комментариев о производстве денежных знаков всегда идем в кильватере эмитента. Если у нас нет с ними согласованной позиции по какому-то вопросу, мы предпочитаем промолчать.

«Неправильно лишний раз обращать внимание на то, что конкретные страны готовы работать с нами»

— «Гознак» печатает деньги для других стран. Удастся ли сохранить это направление деятельности в связи с санкциями?

— Экспорт в условиях внешнего давления — серьезный вызов. Мы видим, что ряд наших потенциальных покупателей из-за риска вторичных санкций опасаются работать с Россией, «Гознаком» в частности. Где-то возникли сложности с расчетами, где-то — с логистикой. В 2022 году, скорее всего, не почувствуем эффект от этого. Год подходит к концу, и мы понимаем, каких результатов достигнем по экспорту, но в 2023-м легко нам не будет на этом рынке.

— Но есть понимание, останутся ли у вас зарубежные заказчики?

— Мы считаем, что сможем большую часть наших заказчиков сохранить. Не всех, но большую часть определенно.

— Вы их, конечно, не назовете?

— Нет. Мы и раньше не стремились их всех поименовать, указывая конкретные страны, сроки и тому подобное. В нынешних условиях было бы неправильно лишний раз обращать внимание на то, что эти страны готовы и заинтересованы работать с нами.

— Сейчас много говорится и пишется, что из-за снижения инструментов для вложений резко вырос спрос на инвестмонеты. Вы это замечаете?

— Не стал бы говорить о каком-то радикальном изменении спроса на инвестмонеты. Он всегда следует за спросом на золото и увеличением его в цене. Это железобетонное правило, которое ни разу еще, по моим наблюдениям, не было нарушено. Два или три месяца назад золото провалилось в цене достаточно сильно, за этим провалился и спрос, сейчас он начал чуть восстанавливаться.

Этот драгметалл считается последним прибежищем для инвестора, но у этой тихой гавани есть важные недостатки — достаточно низкая ликвидность и очень длинные сроки восстановления стоимости после падения. Все опытные инвесторы об этом хорошо знают. А случайным, если они хотят на золоте быстро заработать, на мой взгляд, лучше в него не вкладываться. Золото — хороший и надежный инструмент инвестирования, но в нем нужно, как это принято говорить, сидеть годами.

— С физическим золотом, в том числе в виде инвестмонет, есть еще и проблема хранения, большая разница в стоимости продажи и покупки…

— Это всё — следствие проблемы низкой ликвидности золота в обращении. Есть у нас задумка, которая позволила бы эту проблему решить. Нам осталось изучить отдельные вопросы в сфере информбезопасности, прежде чем мы сможем предложить продукт рынку. Но в принципе он готов.

— Что это за продукт?

— Полностью дистанционный и ориентированный только на розничных инвесторов. Мы предложим конкретному инвестору купить монету и оставить ее у нас на хранение. Он сможет управлять своими активами — продавать, покупать без посещения Монетного двора. Таким образом решится проблема времени, необходимого на приезд для совершения покупки, операций по проверке подлинности, будет решена проблема хранения монет. Надеемся, сможем предложить более комфортные условия по обратному выкупу.

Здесь главное — обеспечить надежное дистанционное управление пользователя своими активами. Сейчас мы определяем и оцениваем разумный объем рисков, которые могут возникать при реализации этого продукта. Тестируем всё это, решаем вопросы в области информбезопасности.

— Когда инвесторы смогут воспользоваться этой опцией?

— Полагаю, полноценный сервис в том виде, в котором он задуман, мы сможем предложить уже в ближайшие месяцы. Это время нужно для того, чтобы удостовериться, что все выработанные технические решения позволяют надежно дистанционно обслуживать физлиц.

«Идут обсуждения использовать решения для электронного паспорта в развитии миграционного учета»

— В последние три года в связи со всеми событиями, начиная от пандемии и заканчивая санкциями, снизился спрос на чипированные загранпаспорта, которые производит «Гознак»?

— Он стабилен. Спрос ровно такой, какой мы с МВД как заказчиком при планировании посчитали и практически не ошиблись в этом году. Спрос стабилен, рассчитан, нет никаких потрясений в сторону резкого неожиданного роста или, наоборот, существенного снижения.

— А изменилась как-то потребность в решениях (в том числе идентификационных) «Гознака» со стороны государства?

— Проекты есть, все раскрывать не буду. Вы, наверное, знаете, что приостановился проект паспорта гражданина с электронным носителем и пока неясно, когда возникнут условия для его возобновления. Но идут обсуждения о том, чтобы использовать решения, подготовленные для электронного паспорта, для развития миграционного учета.

— Каким образом?

— Обсуждается введение системы с биометрической идентификацией для мигрантов. Речь идет о подходе, близком к «Госуслугам», но здесь лучше разговаривать с Главным управлением по вопросам миграции МВД, потому что они являются ключевыми заказчиками и вместе с Минцифры готовят большой проект. Мы в этом проекте сервисная организация.

— В прошлом году вице-премьер Алексей Оверчук в интервью «Известиям» рассказывал о планах по внедрению сервиса наподобие «Госуслуг» для мигрантов. Об этом речь?

— Думаю, да. Обсуждается появление физического носителя с биометрией, что должно для мигрантов сделать все сервисы удобнее, чем есть сейчас.

— Своего рода электронное удостоверение мигранта?

— Фактически так. Носитель, в котором бы было собрано всё: регистрация, разрешение на работу, удостоверение личности, медицинская страховка. Любопытная история. На мой взгляд, это правильно, поскольку нам нужно быть конкурентоспособными на международном рынке труда по отношению к работникам из Средней Азии и других стран.

 

«Определение животного по изображению морды хорошо работает как для собак, так и для кошек»

— У «Гознака» есть собственная технология распознавания домашних животных по биометрии. Могла бы она быть альтернативой широко обсуждаемому в Госдуме чипированию?

— Мы считаем, что эта технология достойная альтернатива чипированию. Да, чипирование обязательно для выезжающих с животными в страны Евросоюза. Но если ориентироваться на нашу страну, то биометрическая идентификация лучше, гибче, дешевле, чем чипирование. Самый главный плюс состоит в том, что биометрическую идентификацию можно использовать для поиска пропавших питомцев, а чипирование — крайне сложно. Сначала надо животное поймать, потом найти считывающее устройство, чтобы получить информацию из чипа, и только после этого можно установить владельца.

Биометрическая идентификация не требует физического контакта. Я думаю, специалисты приведут еще плюсы и минусы такого подхода, но мы за то, чтобы подход, связанный с биометрической идентификацией, был всерьез рассмотрен как одна из возможных альтернатив в регистрационной политике в сфере контроля над домашними животными.

— Контакты у вас были с органами власти по этому поводу?

— Мы находимся в постоянном контакте — и технологию развиваем, и обсуждаем на различных площадках. Считаем, что предлагаемый нами подход может быть альтернативным, а может быть возможно использование чипирования и биометрии в комбинированном виде. Здесь и законодателям, и органам исполнительной власти в этой сфере виднее. Мы готовы предоставить эту технологию для апробации.

— Обратная реакция от Госдумы есть?

— Да. Мы в Госдуме эту технологию обсуждали и показывали, рассказывали. Мы хотим, чтобы люди, принимающие решения, знали об этой технологии и принимали решения исходя из всей палитры возможностей, которые есть.

— По отношению к животным, наверное, такой способ более гуманный?

— Вероятно, я всё же не специалист в этой области. Очевидно, что биометрия — неинвазивный способ идентификации. И одновременно это способ, который облегчает поиск животного. Есть свои особенности и у нашего решения. Например, щенок достаточно быстро меняется и требуется время, чтобы биометрический способ мог быть эффективным. Мы проверяли свою технологию на животных старше одного года. В этом возрасте надежность определения достаточная, чтобы говорить, что это вполне вероятный способ регистрации животного и контроля за ним.

— Какая биометрия — отпечаток лапы?

— Морда животного, никаких сложностей. Мы рассматривали разные варианты, специалисты смотрели и рисунок носа, но после кропотливой работы пришли к выводу, что просто фотография морды животного надежнее и удобнее. В конце концов, нос еще пойди сфотографируй. К тому же определение животного по изображению морды, в отличие от того же рисунка носа, одинаково хорошо работает как для собак, так и для кошек.

«По счастью, у нашей страны есть собственные машины, собственное оборудование»

— В связи с изменениями последнего времени будут ли изменения внесены в вашу стратегию-2030?

— Уже есть. На днях буквально прошел совет директоров, где обсудили и утвердили обновленную стратегию.

— Включены ли в нее новые проекты?

— Да. Например, один касается обработки банкнот. Для этого используются счетно-сортировальные машины — важный элемент для работы и ЦБ, и коммерческих банков, особенно крупных кассовых центров. Проблема в том, что на сегодня из России ушел ряд вендоров счетно-сортировальных машин для обработки больших объемов наличности. Речь идет о крупных, напольных машинах, не о тех, которые используются в кассах. Так вот, эти вендоры больше не поставляют оборудование, не оказывают в полной мере услуги, которые необходимы для участников наличного денежного обращения. По счастью, у нашей страны есть собственные машины, собственное оборудование.

Сегодня мы общими усилиями расширяем производство. Оно изначально не было рассчитано на то, чтобы полностью закрывать все потребности Банка России, не говоря уже про коммерческие банки. Теперь такая задача стоит, поэтому один из ближайших инвестпроектов, которые мы реализуем, — это расширение производственных возможностей в Екатеринбурге для этой компании. Соответствующие решения недавно были приняты. Будет налажено новое производство, которое позволит на достаточно коротком интервале времени закрыть потребности Банка России и предложить эти решения коммерческим банкам.

Еще из значимых проектов стоит упомянуть развитие услуг наших центров обработки данных. Мы сегодня ощущаем повышенный запрос рынка на эти услуги. В нашем втором дата-центре в Санкт-Петербурге, который мы открыли полтора года назад, сегодня практически уже все мощности раскуплены. Загрузка нашего ЦОД в Москве стала максимальной еще в прошлом году. При этом спрос на этом рынке только растет, поэтому мы сегодня рассматриваем варианты расширения возможностей наших центров обработки данных как в части увеличения количества стоек, так и развития направления IaaS.

Читайте также эксклюзивные интервью журналу ПЛАС:

Аркадий Трачук: Гознак сегодня — от новых сторублевок до цифрового рубля, услуг ЦОДов и рынка золота для физлиц 

Гознак: «Между банкнотами и монетами в обращении важно сохранять разумный баланс»