Блокчейн для государства: модная игрушка или окно в мировую финансовую систему?

Блокчейн для государства: модная игрушка или окно в мировую финансовую систему?

Марина Гурьева,
и. о. начальника Управления инновационной деятельности НИУ ВШЭ

Запретов на использование блокчейна в законодательстве нет, и лишь неосведомленность или нежелание банков сдерживают эксперименты


О наиболее перспективных направлениях использования технологии блокчейн банками и о возможностях создания государственной виртуальной платежной системы в своем интервью журналу «ПЛАС» рассказывает Марина Гурьева, и. о. начальника Управления инновационной деятельности НИУ ВШЭ.

ПЛАС:Как и для каких целей технология блокчейн сегодня уже применяется банками в рамках пилотов?

М. Гурьева: На сегодняшний день говорить о какой-либо серьезной практике применения банками технологии блокчейн слишком рано. Крупные мировые банки пока «приглядываются» к блокчейну, стараясь не делать резких движений. Они проводят тестирование опытных образцов решений, базирующихся на данной технологии, изучают различные варианты ее применения и создают прототипы, чтобы оценить потенциал использования блокчейна в том или ином случае, а также возможные последствия его применения.

Что касается имен конкретных банков, то ожидаемо здесь наиболее активны глобальные банки, такие как Citibank, UBS, Barclays Bank и пр. Безусловно, возможная выгода для этих банков от использования блокчейна очевидна: поскольку они являются транснациональными и на них замыкается огромное количество различных финансовых операций, блокчейн здесь существенно снизит их издержки благодаря «эффекту масштаба».

Что касается ситуации в России, то за последние полгода мы наблюдали резкий всплеск интереса со стороны банков к теме блокчейна. Этой технологией интересуется Сбербанк, также к ней присматриваются Альфа-Банк, БИНБАНК, Промсвязьбанк. Помимо банков, возможности блокчейна тестируют Visa, NASDAQ, а в России – QIWI, которая заявляла о намерении создать собственную криптовалюту – битрубль, и Национальный расчетный депозитарий.

ПЛАС:На каких направлениях использования блокчейна концентрируются банки и прочие финансовые организации?

М. Гурьева: Глобальные банки изучают сегодня как базовые направления – возможности совершения трансграничных денежных переводов и платежей с использованием блокчейна, например, или возможности выдачи синдицированных кредитов с помощью этой технологии, так и все, что связано с антиотмывочным законодательством, с методологией KYC (Know Your Customer), с вопросами идентификации клиента и безопасностью транзакций.

В ситуации, когда наши банки не допущены к участию в консорциуме R31, гораздо рациональнее было бы уже сейчас начать движение в сторону создания альтернативной платежной системы на блокчейне

Российские игроки стараются не отставать: так, QIWI тестирует возможность перевода либо всего процессинга, либо конкретных видов платежных операций на блокчейн. Национальный платежный депозитарий (НПД) уже подготовил и протестировал блокчейн-систему голосования владельцев облигаций, следующий шаг – запуск пилотного проекта с последующим распространением технологии – в случае удачи – на владельцев акций. В дорожной карте Finnet НТИ, которую готовит АСИ (Агентство стратегических инициатив), фигурируют проекты Банка России по переводу на блокчейн залогов. При этом перевод массы залоговых сделок на блокчейн упростит жизнь банков, поскольку откроет им доступ к актуальной информации о статусе залогового имущества.

Также следует принимать во внимание проекты, которые были инициированы стартапами и затем предлагались финансовым организациям. Среди наиболее заметных можно, например, назвать Block Notary – сервис «виртуального нотариуса», который позволяет загрузить в блокчейн фотографию или другой медиафайл и получить подтверждение прав собственности и времени загрузки.

Среди игроков рынка существует единодушие во мнении, что крайне удобным и полезным было бы использование технологии блокчейна в операциях с недвижимостью. Это, в частности, позволило бы всем участникам сделки одномоментно отслеживать все документы, проходящие по сделке, что исключало бы возможность подлога и снижало бы существенно затраты на перепроверку и подтверждение достоверности документов.


Работающие прототипы систем на блокчейне в России пока есть только у QIWI и НПД


Также рассматривается вопрос по использованию блокчейна в сфере страхования: заинтересованные стороны предполагают, что технология поможет повысить прозрачность всех процессов и увеличить маржинальность бизнеса.

Отмечу, что как о работающих прототипах можно говорить пока только о проектах QIWI и НПД.

ПЛАС:Судя по всему, проще всего внедрить у себя технологию блокчейна будет банкам, занимающимся ипотечным кредитованием и страховым бизнесом?

М. Гурьева: Действительно, в этих сферах задача использования блокчейна и механика получения прибыли являются наиболее очевидными. Но подчеркну, что в целом реализация блокчейн-решений в принципе не предполагает каких-то суперсложных технических проблем, все зависит исключительно от экономической целесообразности.

Запретов на использование блокчейна в законодательстве пока нет, следовательно, сдерживающим фактором в части экспериментов являются только недостаточная информированность и/или нежелание самих финансовых организаций. К сожалению, необходимости конкурировать с мировыми лидерами или сильными финтех-компаниями у российских финансовых организаций нет, соответственно, стимулы для внедрения инновационных решений выражены слабо. На Западе банки понимают, что если они упустят момент, то могут просто исчезнуть с рынка. Наши же банки сегодня, увы, не особо заинтересованы в том, чтобы менять свои более-менее устоявшиеся технологические и бизнес-модели.

Кроме того, не стоит забывать, что далеко не все российские банки еще освоили технологии начала XXI века: за исключением первой двадцатки, большинство еще очень далеко от реалий «четвертой индустриальной революции».

ПЛАС:Может ли платежная система, использующая блокчейн, существовать изолированно, либо ее окружение также должно использовать данную технологию?

М. Гурьева: Может, если сравнивать с традиционными платежными системами. Здесь в качестве примера можно привести тот же Bitcoin, который можно назвать платежной системой, функционирующей на блокчейне. Данная система управляется алгоритмом и не контролируется регуляторами. При этом, естественно, существуют инфраструктурные решения, которые обеспечивают работу системы (майнинговые пулы) и интерфейсные решения, которые позволяют совершать обменные операции (биржи, например). Соответственно, любая схожая система может вести такое же «изолированное» существование.


Для криптовалюты в России достаточно законодательно закрепить требование обязательной идентификации


Другой вопрос – запрос на какую систему есть, например, в правительстве РФ? Построенную на каких принципах? С какой эмиссией?

Если вдруг будет принято решение строить глобальную систему, базирующуюся на технологии блокчейн, крипторубль, например, то вопрос эмиссии станет центральным. Непрозрачная эмиссия, не прописанная в алгоритмах, не будет восприниматься всерьез в силу отсутствия гарантий того, что завтра эта валюта не девальвируется. Обеспечение валюты также будет вызывать много вопросов.

При этом надо понимать, что при появлении первой криптовалютной межбанковской платежной системы, «благословленной» центробанками стран финансовых лидеров, крупные иностранные банки-корреспонденты смогут отслеживать все операции российских банков. А российские, скорее всего, будут иметь ограниченные права доступа. И это уже вопрос национальной безопасности.

Поэтому, на мой взгляд, в ситуации, когда наши банки не допущены к участию в консорциуме R3(Международное объединение крупнейших финансовых и технологических компаний, разрабатывающих блокчейн-систему для финансовых организаций.), гораздо рациональнее было бы уже сейчас начать движение в сторону создания альтернативной платежной системы на блокчейне – чтобы не допустить повторения ситуации, которую мы имели с господством нероссийских платежных карт на нашем рынке (что вызвало к жизни НСПК).

Будем объективны: мы с вами и так живем в мире виртуальных денег, которые фактически ни к чему не привязаны: ставки меняются регулярно, предсказать курс национальной валюты даже на ближайшую неделю невозможно. Между тем привлекательность биткоина объясняется в том числе и его предсказуемостью в части эмиссии: любые «хитрые игры» с курсами и ставками здесь полностью исключены.

Соответственно, если правительство РФ заинтересовано в создании блокчейнсистемы, привлекательной для внешних игроков, ему необходимо уже сейчас прорабатывать параметры, которые могут заинтересовать потенциальных пользователей. На самом деле выгода от создания виртуальной платежной системы на базе блокчейн для государства очевидна. Если эмитированные им «крипторубли» будут использоваться по всему миру, вместо локального финансового рынка оно получит в распоряжение мировой рынок с потенциальной аудиторией в несколько миллиардов экономических субъектов.

ПЛАС:Как в таком случае убрать проблему анонимности (в которой не заинтересовано ни одно государство) и как это будет в таком случае сочетаться с самими принципами распределенности?

М. Гурьева: Анонимность и распределенность – это как бы «холодное и сладкое», и ставить в один ряд эти два понятия абсолютно некорректно. Понятие анонимности в первую очередь ассоциируется с биткоином, однако эта проблема легко решаема: очень многие платформы уже предлагают биткоин-кошельки с идентификацией пользователя. Соответственно, достаточно закрепить требование идентификации на государственном уровне. От того, что это произойдет, распределенность не исчезнет.

Что касается принципа распределенности, то децентрализация в блокчейн-системах формируется путем встраивания в алгоритмы экономических стимулов для тех, кто обеспечивает работу систем и использует системы. Никаких технических сложностей с этим нет, весь вопрос упирается в прозрачность распределения вознаграждения участникам системы.

ПЛАС:Какова ваша оценка перспектив государственного признания технологии?

М. Гурьева: По отношению к блокчейну и тем более криптовалютам единой позиции пока не выработано: кто-то признает важность использования технологии блокчейна для развития экономики, кто-то до сих пор плохо понимает, что это такое. Кто-то видит преимущества криптовалют с точки зрения развития внутреннего рынка, кто-то мыслит более глобально. Возможно, если бы, помимо Банка России, в конструктивный процесс проработки использования технологии блокчейн, в том числе криптовалют, удалось вовлечь Минэкономразвития России и Минфин России, который пока занимает деструктивную для отрасли запретительную позицию, это помогло бы быстрее «утрясти» все технические и политические вопросы. И возможно, позволило бы России в ближайшем будущем выйти на новые рынки, имея перед собой четкие стратегические цели.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных