В сухом остатке. Издержки централизации

В сухом остатке. Издержки централизации

Воронка центростремительных тенденций в банковском секторе продолжает расширяться

Middle-менеджер – уходящая профессия? Тендеры национального масштаба. Грядет оптимизация расходов на R&D? Банкоматы под огнем

Вряд ли кто-нибудь не согласится с тезисом о том, что весна продолжает поднимать столбик не только градусника, но и настроения.

Однако, если объективно взглянуть на наш рынок, оптимизма поубавится… Так, по оценкам внешних экспертов «ПЛАСа», судя по текущей ситуации, в ближайшее время весь банковский бизнес в Российской Федерации будет строиться силами 4-6 крупных финансовых групп. Такая схема отличается:

• большей эффективностью контроля финансовых потоков со стороны центральной государственной власти;
• относительной легкостью если не контроля, то, по крайней мере, поиска «утекших» средств;
• количеством государственных рычагов реального влияния.

Опыт Сбербанка показал соответствие такой модели текущим требованиям центральной государственной власти. Процесс такой концентрации продолжается (ситуация с санацией, вполне ожидаемый опыт ВЭБа и т. д.).

Параллельно идет процесс жесткой «вертикализации»: все значимые решения принимаются в Москве, а не в регионах, где сейчас наблюдается вполне осознанная вычистка слоя middle-менеджмента – управленцев среднего звена. Если раньше они могли принимать по многим вопросам самостоятельные решения на местах, то сейчас должны руководствоваться исключительно присланными из Москвы лекалами (картами принятия решений), оценивая клиента и приходя к тем или иным решениям по нему исключительно в их рамках. Соответственно, ни о каком индивидуальном подходе, специальных условиях и т. д. речи идти уже не может – по сути, оставшиеся в регионах middle-менеджеры стали простыми исполнителями с ограниченным набором функционала.

Продолжая мысль о том, что такой подход уже обкатан на Сбербанке, необходимо отметить, этот опыт сейчас транслируется на группу ВТБ и далее, скорее всего, будет распространен на остальные федеральные банки. Что касается такого проекта, как Почта Банк, то, по словам главы Сбербанка, конкуренции между двумя этими структурами не предвидится: туда, где будут отделения Почта Банка, Сбербанк не пойдет, и наоборот.

Всего Почта Банк планирует открыть 6000 точек обслуживания в 3500 отделениях «Почты России». Как следует из плана закупок банка на 2016 год, озвученного в СМИ, Почта Банк закупит 1575 банкоматов на 2,7 млрд рублей, включая большую партию ресайклеров, а также 10 тыс. POS-терминалов на 250 млн руб.

«Выживут сильнейшие»
При этом если акционеры средних и мелких банков вовремя не найдут, кому продаться или с кем объединиться, их банки будут вынуждены уйти с рынка. В то же время нельзя забывать, что в регионах по-прежнему ведут успешную деятельность значительное количество средних и мелких банков, не имеющих серьезных внешних заимствований и т. д., большинство из которых даже сегодня относительно нормально себя чувствуют, в том числе в силу развития комиссионного бизнеса.


«Центростремительные» процессы можно наблюдать и среди ИТ-структур, обслуживающих банковский сектор


Аналогичные «центростремительные» процессы можно наблюдать и среди ИТ-структур, обслуживающих платежную индустрию и банковский сектор. Крупнейшие участники этого сегмента, обладающие мощным лобби, становятся фактическими монополистами в сфере крупных госзаказов, вытесняя с рынка более мелких коллег, из которых лишь некоторые способны сегодня удержаться на плаву без поплавков в виде госзаказов. Таким образом, реальных возможностей для здоровой конкуренции – а вместе с ней и потенциала для качественного развития – на российском рынке остается все меньше.

Возвращаясь к банкам, отметим, что для создания визуальной иллюзии присутствия на рынке конкуренции продолжат работать такие коммерческие структуры, как УРАЛСИБ и группа БИН. При этом общее количество коммерческих структур, которые хотя бы вполовину сопоставимы с масштабом «госбанков», сегодня можно пересчитать по пальцам одной руки – к перечисленным можно добавить Альфа-Банк и, с некоторой натяжкой, «Открытие» (последний банк, судя по всему, испытывает серьезные проблемы со сбором выданных в сотрудничестве с Ханты-Мансийским Банком кредитов). В целом тема работы банков с просроченной задолженностью сегодня актуальна как никогда. Складывается ощущение, что топ-менеджеры, отвечавшие за рост кредитных портфелей, выполнили свой KPI по выдаче и получили годовые бонусы, совсем не обременяясь задачей последующего сбора выданных кредитов. Истории, когда вчерашние чемпионы по кредитованию встают перед вопросом сохранения своего присутствия на рынке на фоне гигантских объемов просрочки, сегодня становятся закономерностью. До определенного времени бурная кредитная деятельность не настораживает их акционеров, и они продолжают наступать на эти грабли.

Все это происходит на фоне по-прежнему острого дефицита зарубежных инвестиций – по различным оценкам, в 2015 году их суммарный объем сократился в 8–10 раз по сравнению с 2014 годом, и в нынешнем году тенденция продолжится.

В то же время, несмотря на столь ощутимое сворачивание инвестиций, зарубежные коммерческие структуры, по нашим данным, не спешат уходить из России, понимая, что вернуться на этот в целом достаточно перспективный рынок после возможного улучшения конъюнктуры через 2–3 года будет весьма затратно. Международные компании в своем большинстве не сворачивают свои представительства, используя сложный период для дальнейшего налаживания связей и т. д., стремясь держать руку на пульсе.

Если акционеры средних и мелких банков вовремя не найдут, кому продаться или с кем объединиться, их банки будут вынуждены уйти с рынка

«Мир» как данность
Между тем процессы эмиссии карт «Мир» и соответствующего апгрейда приемной инфраструктуры медленно, но верно реализуются. На сегодняшний момент прием контактных карт «Мир» обеспечен на всех видах оконечного оборудования. Что касается национального «бесконтакта», то недавно объявленные сроки соответствующей модернизации сетей здесь заданы весьма жесткие – до конца 2016 года. При этом планы команды НСПК достаточно амбициозны: функционал карточного приложения не будет ограничиваться только платежами (соответствующие спецификации карт «Мир» находятся пока в процессе разработки).

Банки окончательно осознали эти вопросы как неизбежную данность – тем более что эмиссия национального карточного продукта дает им как минимум возможность зафиксировать расходную часть бюджета в рублях. Кроме того, уверенно раздаются голоса в подтверждение ожидания, что во второй половине года ожидается массированная эмиссия Сбербанка.

При этом у отечественных производителей карт, несмотря на суммарный потенциал их производственных мощностей, на порядок превышающий текущую потребность банков в национальных картах, доля заказов карт «Мир» составляет весомую часть общего объема заказов, в том числе и за счет сокращения заказов на банковские карты других платежных систем.

Заметки на полях тендеров
С 25 по 28 апреля должны быть подведены итоги тендера Сбербанка на закупку устройств самообслуживания с функцией cash-ресайклинга.

Согласно условиям конкурса, в течение трех лет банк намерен закупить 10 тыс. таких устройств. По данным внешних экспертов, в конкурсе участвуют ведущие мировые бренды – NCR, Wincor Nixdorf, Nautilus Hyosung, OKI. Очевидно, что у победившего в нем вендора появятся гарантии уверенного существования на российском рынке в течение как минимум года-полтора. Стоит отметить, что итоги сервисного тендера, проводимого Сбербанком, оказались весьма проблематичными. Из-за очень большого количества участников со всей России, включая совсем небольшие (а порой и весьма своеобразные) структуры, итоговые цены оказались резко занижены, и в регионах ИТ-структуры отказались работать на этих условиях. В итоге тендер пришлось переигрывать.


После отмены таможенной пошлины на POS-терминалы на рынок хлынули малоизвестные азиатские поставщики


Все это стало наглядной иллюстрацией опасений, которыми уже неоднократно делились западные вендоры: максимально «прогибая» поставщиков сервисов по цене, банк, ведущий избыточно агрессивную ценовую политику, провоцирует ситуацию, когда первые либо начинают отказываться от ставших невыгодными для них контрактов – даже ценой выплаты банку неустоек, либо желающих оказывать услуги по таким ценам вовсе не находится изначально.

На этом фоне есть все основания ожидать (по крайней мере с точки зрения бизнес-логики и предыдущего опыта других страновых рынков, уже проходивших аналогичные или похожие ситуации): цены на сервисную составляющую в ближайшее время снова начнут подниматься, причем в рамках всех сегментов оборудования, будь то банкоматные сети, сети платежных или POS-терминалов и т. д.

POS-терминальный рынок на перепутье?
Есть смысл также обсудить новые тенденции рынка POS-терминалов, которые носят даже не страновой или региональный характер, а превращаются в глобальную проблему. Тот факт, что лидеры мирового рынка продолжают активно инвестировать серьезные средства в R&D, разрабатывая новые решения и тратя значительные временные и финансовые ресурсы на вывод новинок на рынок, безусловно, ни для кого не секрет. Теперь давайте посмотрим, что происходит далее. А далее, в течение 8–9 месяцев структуры второго эшелона, занимающие на рынке, например, 3–5-ю позиции, качественно копируют эти новинки и выводят на рынок под своими брендами оборудование – фактические аналоги очередной волны разработок при цене ниже на 30–40% (прежде всего благодаря экономии на R&D).

В результате современный рынок стоит на перепутье. Лидеры уже не хотят тратить огромные средства в НИОКР, которые гарантируют им конкурентные преимущества только на 8-9 месяцев, до появления «заимствованных» решений коллег, предлагающих почти то же за гораздо меньшую цену. Одновременно банки занимают выжидательную позицию: «зачем покупать втридорога новинки у вендоров-лидеров, когда, подождав те же 8–9 месяцев, то же самое можно будет приобрести дешевле?» Если говорить об РФ, то здесь банки уже на фоне экономических проблем отложили сколько-нибудь масштабные инновационные проекты в области торгового эквайринга, ограничившись максимально дешевыми и максимально унифицированными решениями. Это находит отражение в дизайне и функциональной простоте карт, продлении максимальных сроков эксплуатации POS-терминалов (и банкоматов), а также в закупках максимально бюджетного эквайрингового оборудования.

Что касается партнеров вендоров, то они также встают перед дилеммой: продвигать ли им на рынок дорогие новинки мировых лидеров POS-терминального рынка либо их более дешевые, но немногим менее качественные «аналоги» от производителей второго эшелона? Заметно усугубила ситуацию отмена ставки ввозной таможенной пошлины в отношении POS-терминального оборудования. В результате на российский рынок хлынули малоизвестные азиатские поставщики. При этом локализация производства в России, в которую ведущие международные вендоры так активно инвестировали, уже не обеспечивает очевидного конкурентного преимущества. В то же время в свете тренда на импортозамещение сам по себе факт производства конкретного оборудования на территории РФ по-прежнему является весомым дополнительным аргументом для его закупки.

При этом данная ситуация имеет и свои позитивные стороны: активность конкурентов не дает лидерам «почивать на лаврах», заставляя их быстрее реагировать на запросы рынка.

Ключевой вопрос сегодня: по какому пути пойдет мировой рынок – дальнейшего технологического развития либо максимального упрощения и удешевления POS-решений? Причем в России из-за сложной экономической ситуации он встает наиболее остро. Несмотря на то что POS-терминальные сети сегодня – одно из немногих направлений, которые продолжают у нас развиваться, банки вынуждены оптимизировать свои затраты и здесь в пользу недорогих решений. В то же время нельзя забывать, что позиции вендоров первого эшелона на российском рынке весьма сильны, что позволяет им успешно конкурировать с другими производителями POS-терминалов, даже в том случае, когда предложения последних выигрывают по цене. Другое дело, что самим лидерам в непростой экономической ситуации порой приходится делать акцент в своих продажах именно на недорогие простые решения.

Активность конкурентов не дает лидерам почивать на лаврах, заставляя их быстрее реагировать на запросы рынка POS-терминального оборудования

Справедливости ради следует отметить, что, несмотря на оптимизацию расходов, российские банки по-прежнему внедряют такие инновационные решения, как POS-терминалы с использованием электронной подписи, мобильные платежные устройства для оплаты штрафов, а также комплексные решения с использованием карт лояльности. В свою очередь, на мировом рынке также наблюдается увеличение продаж инновационных платежных устройств, в частности, в США, где темпы роста в этом сегменте составляют сегодня до 40%, он обусловлен наконец-то начавшейся масштабной миграцией на EMV и связанной с ней заменой POS-терминального оборудования.

Не следует также забывать, что, несмотря на ценовой демпинг вендоров второго эшелона, ключевой составляющей конкурентоспособности является не цена как таковая, но эффективность комплекса «аппаратная часть – ПО – сертификация – сервисная составляющая». И здесь компании, которые предлагают комплексный подход, выигрывают со значительным отрывом, особенно если они обладают многолетней безупречной репутацией и широким опытом.

Наглядным примером могут служить два крупнейших международных вендора. За последние годы им удалось не только сохранить, но и укрепить свои лидирующие позиции на рынке. Так, например, Ingenico в 2015–2016 гг. продемонстрировала устойчивый рост по всему миру, в 9-й раз став лидером рынка, по данным Nilson Report. На рынке РФ в первом квартале 2016 года ее выручка увеличилась на 85%, а отгрузки традиционных устройств (причем без удешевления за счет конструктива) возросли на 58%.

Итак, давайте теперь взглянем на ситуацию с российской банковской розницей с другой стороны. Реальных перспектив для сколько-нибудь масштабного развития своей деятельности у отечественных коммерческих банков (если не считать комиссионный бизнес, который сегодня выступает хорошим подспорьем, чтобы удерживаться на плаву) остается фактически только две – обслуживание госзаказов в лице крупных проектов оборонной и иной государственно значимой индустрии, и сотрудничество с ритейлерами. В регионах последнее означает буквальное следование за крупными торговыми сетями, в настоящее время активно развивающими в глубинке сети магазинов экономкласса с минимальным ассортиментом. Характерно, что чаще всего речь в этом случае идет об эквайерах федерального уровня, работающих в регионах с такими же федерального масштаба сетями в рамках договоров, заключенных в Москве. Региональные банки в большинстве случаев работают с местными ритейлерами, таким образом выстраивается своеобразная иерархия с точки зрения масштабов бизнеса. Так или иначе, но банки активно устанавливают POS-терминалы во вновь открываемых торговых точках, чего нельзя сказать о банкоматах – дефицит последних заметно ощущается уже в нескольких десятках километрах от Москвы.

Банкоматы под огнем
При этом в случае устройств самообслуживания надеяться на появление здесь каких-либо исключительно бюджетных решений не приходится. На фоне резко возросшего (и продолжающего расти стремительными темпами) количества физических атак на банкоматы в регионах – в том числе так называемых вандальных случаев – сегодня необходима высокая взломостойкость и вандалозащищенность устройств, и, стало быть, здесь нет места для «сверхбюджетных» решений. Хотя, с объективной точки зрения, более высокие взломостойкость и вандалозащищенность устройств банковского самообслуживания сами по себе эту проблему не решают. А если и могут отчасти решать, то лишь в комплексе с остальными мерами противодействия преступным элементам.

Более того, сегодня банки вновь начинают активно страховать свои устройства самообслуживания и размещаемые в них наличные суммы. Наблюдается также повышенный спрос на различного рода кассеты с устройствами, окрашивающими наличные несмываемыми чернилами при попытке несанкционированного доступа, и т. д., а инкассаторские службы все чаще работают в режиме усиления.

Иными словами, весна входит в свои права, и все процессы на российском рынке, как мы можем убедиться, стали развиваться еще активнее.

Удачи нам, коллеги!

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных