2 февраля 2024, 12:40
Количество просмотров 836

Предоплаченные карты. Ретроспектива правового регулирования

Алия Юсупова, советник по цифровому праву председателя правления Ингосстрах Банка, руководитель Комитета по правовым вопросам Ассоциации «Финансовые инновации» и ведущая колонки «Законодательство», продолжает анализировать изменения российского платежного законодательства.
Предоплаченные карты. Ретроспектива правового регулирования

Алия Юсупова, советник по цифровому праву председателя правления Ингосстрах Банка, руководитель Комитета                по правовым вопросам Ассоциации «Финансовые инновации» и ведущая колонки «Законодательство»,                    продолжает анализировать изменения российского платежного законодательства. В этот раз речь пойдет о предоплаченных картах, в обсуждении регулирования которых принимает участие статс-секретарь – заместитель директора Росфинмониторинга Герман Негляд.

Предоплаченные карты – удобный финансовый инструмент, обеспечивающий совершение операций с электронными денежными средствами. Впервые он был нормативно урегулирован законом № 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Позже понятие закрепилось и было конкретизировано в Положении Банка России № 266-П «Об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием».

Действительно, с 2004 года все операции с банковскими картами нормативно подчиняются Положению № 266-П. После принятия летом 2011 года закона «О НПС», включающего определение электронных средств платежа, изменения внесли и     в этот базовый документ.

В связи с изданием ЦБ Указания № 2862-У, связавшего ранее существовавшую нормативную базу по картам и новый закон  «О НПС», в Положении появилась предоплаченная карта как электронное средство платежа с предварительно предоставленным его эмитенту остатком.

Согласно Положению, предоплаченная карта используется для осуществления перевода электронных денежных средств, возврата остатка электронных денежных средств в пределах переданной эмитенту суммы.

Предусмотрено три вида предоплаченных карт для физических лиц. Они отличаются по уровню идентификации – персонифицированные и неперсонифицированные, с упрощенной идентификацией и без идентификации; cоответственно, предусматриваются полная, упрощенная и отсутствующая идентификация. Все эти карты независимо от уровня идентификации подходят для совершения оплаты в сети Интернет. Отличие одного вида предоплаченных карт от другого – лишь в лимите остатка и перечне разрешенных операций.

Этот предоплаченный инструмент позволяет в том числе совершать безопасные электронные платежи, так как вполне подходит для единовременного использования.

close-up-of-lawyer-reading-book-in-the-courtroom.jpg


Итак, преимущества предоплаченной карты, на первый взгляд, очевидны. Она не требует открытия владельцу банковского счета, а следовательно, для ее выпуска у клиента нет необходимости физически присутствовать в отделении банка. Поэтому такая карта вполне может работать как с использованием материального носителя, так и в виртуальном формате.

Иными словами, выпуск карты может сопровождаться только передачей держателю ее реквизитов, информации о сроке действия и СVV-кода для подтверждения интернет-транзакций. Технически направить эти сведения возможно дистанционно   с соблюдением соответствующих требований к информационной безопасности.

В то же время, оставаясь технологически нейтральным, законодательство не раскрыло понятие «виртуальная карта», несмотря на то, что последнее присутствует в документах ЦБ. К примеру, рекомендации о предпочтительном использовании так называемых виртуальных карт содержатся в памятке «О мерах безопасного использования банковских карт». Так, в этом документе указано, что «с целью предотвращения неправомерных действий по снятию всей суммы денежных средств с банковского счета рекомендуется для оплаты покупок в сети Интернет использовать отдельную банковскую карту (так называемую виртуальную карту) с предельным лимитом», предназначенную только для этой цели.

Ссылка на виртуальную карту содержится и в письме Банка России «О паспортизации финансовых продуктов». Указывая на тип карты, регулятор относит к нему виртуальную карту и реальную карту (т. е. карту на физическом носителе – Ред.). При этом ни в основном правовом акте – Законе «О НПС», ни в базовых актах Банка России, например, Положении № 266-П, указанной типологии карт не усматривается. 

Отсутствие специального регулирования для виртуальных карт, а также введение в банковскую деятельность института банковских платежных агентов, обеспечивающих предоставление клиентам электронных средств платежа, в совокупности      с допущением нулевой идентификации для этого инструмента (при соблюдении ряда условий) сделали его широко востребованным на рынке банковских продуктов и услуг.

Поэтому неудивительно, что правовая эволюция коснулась прежде всего предоплаченных карт, выпускаемых без идентификации держателя, в то время как первоначально режим этих карт допускал и оборот наличных денежных средств, и возможность пополнения (внесения остатка) третьими лицами.

Это связано в том числе и с мировым опытом управления рисками ОД/ФТ в сфере оборота предоплаченных карт.                Так, согласно Руководству ФАФТ по риск-ориентированному подходу в сфере предоплаченных карт, мобильных и онлайн-платежей (п. 42), риски, которые несет анонимность (то есть отсутствие идентификации клиента), могут иметь место в случае предоплаченных карт тогда, когда карта уже куплена, зарегистрирована, пополнена или используется клиентом. Уровень риска, который несет анонимность, связан с функционалом карты, наличием мер по снижению рисков ОД/ФТ (например, лимиты на пополнение или покупку, доступ к наличным), а также с возможностью использования за рубежом страны-эмитента[1].

cropped-view-of-businesswomen-reading-document.jpg


В настоящее время в России в целях снижения соответствующих рисков клиент – физическое лицо, в отношении которого не проводилась идентификация или упрощенная идентификация в соответствии с антиотмывочным законодательством, может предоставлять денежные средства для формирования остатка по карте только с использованием банковского счета              (за исключением социально значимых платежей). Выдача наличных денежных средств с указанных карт также запрещена.

Национальные основания подобных правовых трансформаций раскрыты, к примеру, в публичном отчете «Национальная оценка рисков финансирования терроризма» (2022 г.). Так, высокий уровень риска отмечен для операций по перемещению средств, предназначенных для финансирования терроризма, с использованием банковских карт.

Этот уровень риска, по мнению авторов отчета, обусловлен широкой доступностью карт и распространенностью их использования, в том числе с применением дистанционных финансовых технологий (мобильный банкинг), высокой скоростью обработки и большим объемом банковских переводов с использованием карт.

В соответствии с упомянутым отчетом установлено и ограничение для выдачи наличных денежных средств с неперсонифицированных предоплаченных карт, исходя из требований международных стандартов в сфере ПОД/ФТ/ФРОМУ. Что соответствует риск-ориентированному подходу, заявленному в первой рекомендации ФАТФ и указанном выше Руководстве ФАТФ, согласно которому риски ОД/ФТ, которые несут с собой предоплаченные карты, увеличиваются, если предусмотрено пополнение наличными средствами. Последнее делает предоплаченные карты уязвимыми для использования криминальными элементами, которые могут использовать их, например, как средство отмывания доходов от преступной деятельности путем размещения этих средств в финансовой системе или использования предоплаченных карт как альтернативы физическому трансграничному перемещению наличных денежных средств (п. 49).

Таким образом, ретроспектива правового регулирования предоплаченных карт в России свидетельствует о взвешенном и пропорциональном регулировании, основанном на риск-ориентированном подходе, международных стандартах и практиках в сфере ПОД/ФТ.



PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube