28 июня 2023, 13:28
Количество просмотров 1702

РАКИБ: Чем дольше будут принимать закон, тем меньшее влияние он окажет на рынок

О перспективах регулирования российского криптовалютного бизнеса беседуем с Юрием Припачкиным, президентом Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ).
РАКИБ: Чем дольше будут принимать закон, тем меньшее влияние он окажет на рынок

Беседа состоялась в рамках круглого стола «Регулирование криптобизнеса»

ПЛАС: Сегодняшний статус законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон о ЦФА… »

Ю. Припачкин: Законопроект № 237585-8 «О внесении изменений в Федеральный закон „О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации“» (в части установления правового регулирования деятельности по майнингу), внесенный на рассмотрение в Государственную Думу 17.11.2022 г., прошел предварительное рассмотрение и с марта 2023 года находится на рассмотрении в первом чтении.

ПЛАС: Каковы наиболее важные, на ваш взгляд, предложения экспертного сообщества, принципиальные вопросы и проблемы, с которыми столкнулись в процессе подготовки и обсуждения?

Ю. Припачкин: Сейчас у всех экспортеров существует большая проблема с переводами платежей из-за границы. Для ИТ-компаний эта проблема стоит еще более остро, поскольку они владеют технологией блокчейна и точно знают, что задачу можно решить, уходя с существующей международной системы банковских платежей (SWIFT), закрытой для России санкциями, на альтернативные цифровые платежные платформы. И тут все упирается уже не в технологии, а в регуляторику и политику Центрального банка.

«Прошел год с начала СВО и введения санкций, а мы до сих пор не имеем ни альтернативных законных путей проведения платежей в условиях санкций, ни международных проектов создания альтернативных цифровых финансовых систем дружественных стран, формирующих независимый от ФРС США мир цифровых финансовых активов» [Из совместного письма РУССОФТ и РАКИБ на имя Президента Российской Федерации В.В. Путина от 06.03.2023].

ПЛАС: Опыт каких стран нашел отражение в законопроекте? В частности, насколько полезен и применим оказался опыт Беларуси?

Ю. Припачкин: Опыт развития Парка высоких технологий (ПВТ) в Белоруссии, безусловно, положительный, и, безусловно, может служить хорошим примером, того, каких успехов может добиться ИТ-отрасль, в случае, когда новые технологии в финансовой сфере не запрещают, а, наоборот, всячески поддерживают со стороны государства. Однако, в отличие от России, в Белоруссии декреты и указы президента имеют верховенство над актами иных государственных органов и должностных лиц. Видимо, именно поэтому благодаря президентскому декрету № 8 «О развитии цифровой экономики» (2018 г.) стали возможными выработка нормативных документов, регулирующих криптоиндустрию в Белоруссии, и открытие криптовалютной торговой платформы, позволяющей открыть в ПВТ биржу токенизированных активов Currency.com, первую в странах СНГ регулируемую криптовалютную торговую платформу, а затем — и классическую криптовалютную биржу iExchange.

В России за регулирование подобных вопросов отвечает ЦБ РФ, который занимает крайне консервативную позицию в вопросах внедрения новейших финансовых технологий.

ПЛАС: Что можно сказать о такой задаче, как необходимость построения минимальной инфраструктуры для реализации криптовалюты в РФ с целью развития майнинга?

Ю. Припачкин: В законопроекте присутствует только допущение, что использование такой инфраструктуры для осуществления сделок с цифровой валютой возможно в качестве исключения «в соответствии с установленным экспериментальным правовым режимом». В обычном режиме при совершении подобных сделок не должны использоваться «объекты российской информационной инфраструктуры».

ПЛАС: А что насчет возможности продажи и покупки криптовалюты на зарубежных биржах специализированными операторами?

Ю. Припачкин: Об этом в законопроекте нет никаких уточнений. Определенную позицию по этому вопросу заняла Госдума. Буквально на днях была опубликована новость о том, что депутаты отказались от идеи создания единой национальной криптобиржи. Вместо одной большой предлагается создание сети мелких площадок, на которых государство даст разрешение торговать криптой. Однако дело затормозилось и здесь: нет ни должной материальной, ни законодательной базы.

ПЛАС: На кого будет возложена ответственность за проверку криптовалютных операций на предмет соответствия законодательству?

Ю. Припачкин: Пока подразумевается, что эта функция будет возложена на банки через номинальные счета операторов.

ПЛАС: Какие принципы ведения операторами реестров своих клиентов предусмотрены законопроектом?

Ю. Припачкин: Пока в законопроекте прописана только обязанность майнеров регистрировать свои криптокошельки, «используемые для учета операций с цифровой валютой, зачисляемой в результате майнинга, лицу, осуществляющему майнинг (адрес-идентификатор), в порядке и сроки, установленные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах».

ПЛАС: А что можно сказать о таком моменте, как обеспечение здоровой конкуренции и множественности операторов для снижения рисков наложения санкций коллективного Запада?

Ю. Припачкин: Этой позиции, в частности, придерживались депутаты и руководство ЦБ РФ, отказавшиеся от идеи национальной криптобиржи.

ПЛАС: Что вы думаете по поводу запрещения доступа иностранных бирж на рынок РФ?

Ю. Припачкин: В условиях жесточайших финансовых санкций, которым подверглась наша страна, этот вопрос потерял всякую актуальность. За любое сотрудничество с Россией иностранные биржи (возможно, только кроме иранских и венесуэльских) рискуют сами попасть под санкции и быть отключенными от системы SWIFT, что равносильно для них полному уходу с рынка.

ПЛАС: Обеспечение возможности трансграничных расчетов в криптовалюте для российских компаний и физических лиц — насколько реалистична эта задача?

Ю. Припачкин: Такие платежи уже давно проводят небольшие компании и физические лица, никак не афишируя такой подход, в том числе и для того, чтобы не подставлять своих партнеров под вторичные санкции. Буквально несколько дней назад были анонсированы подобные транзакции. Однако сможет ли эта либо подобные связки удовлетворить потребности в части ВЭД российских компаний при отсутствии профильного законодательства, будет понятно уже в ближайшем будущем.

ПЛАС: Установление лимитов для неквалифицированных инвесторов на покупку криптовалюты (суммы в год) — насколько последняя мера может быть эффективна, и не приведет ли она к уходу криптобизнеса в тень?

Ю. Припачкин: Любое ужесточение законодательства в области финансовых технологий еще больше увеличивает пропасть между российским сегментом криптоиндустрии и традиционной экономикой, сводя к минимуму возможность криптоинвесторов работать легально в правовом поле Российской Федерации и, соответственно, платить налоги в родной стране.

ПЛАС: Ваши прогнозы по поводу финальной версии законопроекта, сроков его принятия и вступления в силу?

Ю. Припачкин: Уже понятно, что этот законопроект не вступит в силу в июне 2023 года, как запланировано в его дорожной карте. Это может случиться не раньше нынешней осени, но с учетом сужения горизонтов планирования в текущих геополитических условиях данное решение может быть легко перенесено и на следующий год.

ПЛАС: Какое влияние на рынок окажет это событие с учетом нынешний реалий законопроекта?

Ю. Припачкин: Чем на более дальний срок переносится принятие этого законопроекта, тем меньшее влияние он окажет на финансовый рынок платежей российского бизнеса. Последний не может ждать месяцами и годами, когда национальные регуляторы начнут учитывать реалии уже давно сложившегося рынка цифровых валют, капитализация которого превышает триллион долларов США и в котором доля российского сегмента составляет не менее 15%. Отечественный бизнес уже наладил различные обходные схемы платежей, обогащая бюджеты дружественных стран (таких как Киргизия, Казахстан, Белоруссия, Узбекистан, ОАЭ, Иран), в которых регуляторы настроены более конструктивно в вопросах легализации оборота цифровых валют.

Рубрика:
{}Криптобизнес

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube