6 января 2024, 23:47
Количество просмотров 768

Итоги года на рынке микрозаймов: регуляторные «рукавицы», обновление клиентской базы и замедление роста

Уходящий 2023 год наверняка запомнится микрофинансовым организациям очередной волной регуляторных изменений, поиском и освоением новых сегментов. О том, что важного произошло на рынке и что можно ожидать в будущем, порталу PLUSworld рассказывает Алексей Имховик, генеральный директор МФК «Саммит» («ДоброЗайм»).
Итоги года на рынке микрозаймов: регуляторные «рукавицы», обновление клиентской базы и замедление роста

Уже не микро, но еще не макро

По данным Банка России, совокупный портфель действующих займов МФО на конец третьего квартала 2023 года составил 424 млрд руб. А по итогу года можно ожидать значений на уровне свыше 440 млрд руб. Несмотря на преодоление очередного порога (портфель впервые превысил отметку в четыре сотни млрд руб.), темпы роста замедлились и будут продолжать замедляться.

Влияние на динамику оказывают регуляторные изменения. Так, в начале года были введены макропруденциальные лимиты (МПЛ — ограничения по допустимой доле заемщиков с предельной долговой нагрузкой определенного регулятором уровня). В январе–сентябре 2023 года они рассчитывались по заемщикам с долговой нагрузкой свыше 80%, составляя не более 35% в первом и втором кварталах и 30% в третьем квартале. В четвертом квартале аналогичный лимит был снижен вдвое — до 15%. Дополнительно была добавлена новая категория лимита: для заемщиков с ПДН 50–80% были установлены отдельные МПЛ в 30% и 20% в зависимости от типа кредитования.

Кроме того, была сокращена максимально допустимая дневная ставка по займам — с 1% до 0,8% в день, и предельный размер переплаты по ним — с 1,5Х до 1,3Х от суммы займа.

Безусловно, портфель займов МФО, на первый взгляд, по-прежнему остается далек от «маркерного» (в частности, составляет менее 3% от портфеля банковских потребкредитов). Вместе с тем стоит учитывать высокую концентрацию сегмента: на 70 крупнейших компаний приходится порядка 80% объема действующих займов. Топ-20 имеют активы сопоставимые по размерам со средними банками, а их выдачи (объем выданных за тот или иной период займов) опережают среднерыночные. Например, если рост выдач по рынку в целом в январе–сентябре 2023 года составил 29%, мы у себя зафиксировали увеличение практически вдвое (до 5,1 млрд руб. с 2,8 млрд руб. годом ранее).

Конкуренция между собой и с банками

Одна часть принятых и ожидаемых к принятию в будущем году регуляторных мер влечет за собой только небольшую перестройку бизнес-процессов и моделей, вторая — действительно требует значительных ресурсов. Поэтому крупные компании продолжают делать ставку на технологии и маркетинг, готовясь, что гонка за дальнейшее наращивание доли рынка окажется не спринтом, а марафоном. Так, мы, например, только за этот год внедрили несколько десятков новых сервисов и инструментов, включая авторизацию через Госуслуги, автораспознавание паспортных данных, роботизировали процесс подачи иска на судебное взыскание просроченной задолженности и подключили в кредитный конвейер нейросеть. Все это требует не только времени и соответствующей квалификации персонала, но и финансирования. Поэтому, к сожалению, средним компаниям, не говоря о малых, все сложнее будет догонять крупнейших кредиторов. Исключения, пожалуй, могут составить собственные банковские МФО. Последних, кстати, становится все больше. На фоне регуляторных ограничений (в частности, МПЛ у банков еще более жесткие, чем у МФО) кредитные организации уже начали терять часть клиентской базы и вряд ли захотят отдавать своих заемщиков просто так. А значит, в наступающем 2024 году мы можем увидеть появление ряда новых МФО, входящих в банковские группы.

Фото: user6702303 / Freepik

Для «отдельно стоящих» микрофинансовых организаций существенной угрозы такие выходы на рынок не несут. Во-первых, приток новых участников — это всегда положительный момент для оздоровления конкуренции. Во-вторых, чтобы научиться эффективно работать в сегменте, нужны годы. Кроме того, «отдельно стоящие» МФО, как правило, отличает гибкость и отсутствие избыточной внутренней зарегулированности, что в условиях волатильности дает им фору — простоту адаптации бизнес-процессов к внешним условиям. А значит, взять рынок штурмом банковским дочерним структурам будет как минимум весьма сложно.

Заметное усиление конкуренции и проникновение в сегмент МФО т. н. классических банковских клиентов происходит не только за счет МПЛ, но и благодаря активной цифровизации сегмента, направленной в т. ч. на ускорение выдач без потери качества портфеля. В целом же количественное соотношение заемщиков МФО и банков меняется быстрее, чем объемы выдач. Если в начале 2020 года на 1 заемщика МФО приходилось 17 банковских, то в начале 2023 года это соотношение составляло уже 1 к 10 соответственно.

Предприниматели тоже клиенты

Справедливости ради стоит отметить, что не только банки, но и сами МФО активно ищут и осваивают новые для себя ниши. В первую очередь в 2023 году интерес проявился к BNPL-продуктам (разновидность рассрочки на приобретение товаров и услуг), а также займам субъектам МСП. При этом, если первый сегмент в принципе достаточно нов равнозначно для всех типов входящих в него организаций, то во втором намечается тихая революция: раньше в нем доминировали МФО с государственным участием (фонды поддержки предпринимательства, создаваемые региональными ведомствами), в уходящем году ситуация стала заметно меняться.

Так, если в 2022 году доли государственных и коммерческих МФО в общем объеме выдач субъектам МСП составляли 80% и 20% соответственно, то уже по итогу первого полугодия 2023 года соотношение стало 61% к 39%. При этом первых в России насчитывается чуть менее 200 организаций, а среди «привычных» МФО он обеспечен парой десятков компаний.

Вместе с тем открытой конкуренцией происходящие процессы назвать сложно. Во-первых, МСП по-прежнему является тем сегментом, где спрос значительно превышает предложение. Во-вторых, в силу разного статуса и регулирования коммерческие и некоммерческие МФО не сильно пересекаются на поле клиентской аудитории. Первые охотнее вторых работают с новыми клиентами, а также с «молодым» бизнесом (существующим менее 2–3 лет). И помимо сотрудничества с предприятиями из «традиционных» сфер бизнеса, активно и вполне успешно кредитуют новые направления (например, продавцов маркетплейсов).

Завтра было вчера

Можно с уверенностью сказать, что в будущем году микрофинансовому рынку еще предстоят новые вызовы, даже при отсутствии каких-либо значительных экономических потрясений. В частности, с января 2024 года МФО будут обязаны рассчитывать предельную долговую нагрузку по всем займам, включая небольшие — на сумму менее 10 тыс. руб. (сейчас для таких продуктов она не рассчитывается). Кроме того, с октября вводятся существенные изменения в порядок формирования микрофинансовыми организациями резервов. Что же касается МПЛ, регулятор уже неоднократно подавал сигналы рынку, что намерен и дальше развивать данный инструмент, особенно в том случае, если ситуация с закредитованностью населения не изменится. При этом речь может идти не только об изменении порога, но и о снижении предела долговой нагрузки, от которого лимиты рассчитываются.

Крупные и часть средних компаний, повторюсь, имеют больше шансов пройти эти изменения без потерь за счет развития технологий и доступа к дополнительному фондированию. Консолидация рынка продолжится, в т. ч. на фоне ухода небольших компаний — до 15–20% участников рынка.

Несмотря на замедление динамики, рост рынка в 2024 году, вероятно, сохранится и составит 10–20% в зависимости от влияния внешних факторов.

В любом случае рынок выработал высокий уровень толерантности к внешнему давлению: репутационному, регуляторному и, главное, общей волатильности. И уже видел не один кризис. Поэтому ожидать каких-то существенных потерь, во всяком случае среди крупнейших компаний, было бы как минимум преждевременно.

Рубрика:
{}Банки и МФО

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube