Журнал ПЛАС » Архив » 2022 » Журнал ПЛАС №6 »

Санкции Запада – не приговор. Тем более – России. Опыт Ирана в российской проекции

Иран живет под санкциями коллективного Запада уже более 40 лет. На примере этой страны можно строить предположения, что может ждать в ближайшей и среднесрочной перспективе экономику России, которая сегодня оказалась под не менее жестким санкционным давлением.

[Фото в начале статьи: «Президент Джимми Картер объявляет о новых санкциях против Ирана». Сборник фотографий журнала U.S. News & World Report. Изображение является общественным достоянием]

Впервые санкции против Ирана были введены в начале 50-х годов прошлого века в ответ на национализацию «Англо-иранской нефтяной компании», принадлежавшей на тот момент правительству Великобритании. В ответ британское правительство объявило бойкот на иранские нефтепродукты. США, как нетрудно догадаться, присоединились к британскому бойкоту.

Следующий пакет антииранских санкций был принят после того, как в 1979 году в стране произошла Исламская революция, которая сопровождалась массовыми волнениями и захватом американского посольства в Тегеране. В качестве ответной меры власти США заморозили все иранские активы и запасы золота в американских банках. Кроме того, был установлен запрет на ведение бизнеса в Иране для американских компаний и граждан, в том числе в нефтегазовой отрасли.

Затем в 1984 году был установлен запрет для международных финансовых организаций на предоставление кредитов Ирану, а в 1987 году — полностью прекращен товарооборот между США и Ираном. Тем не менее в 1995 году администрация президента Клинтона позволила продажу в Иран американских товаров невоенного назначения через третьи страны.

В начале 2000-х санкционное давление усилилось, в этот раз — в ответ на возобновление Ираном ядерной программы. Новый пакет санкций был направлен в основном на банковский сектор страны, а также на имеющих отношение к атомной и оружейной промышленности физических и юридических лиц. В ответ на западные санкции Иран в 2012 году прекратил поставки нефти в США и Великобританию, а в 2013 году — в Евросоюз.

В 2016 году часть санкций отменили, в том числе и в отношении нефтяных танкеров, тем не менее уже в 2018 году администрация президента Трампа объявила о новых санкциях и ввела ограничительные меры в отношении автомобильного сектора Ирана, торговли золотом и другими металлами, транзакций центрального банка страны. В ноябре 2018 года Иран был отключен от международной системы межбанковских расчетов SWIFT.

Аналогии просматриваются, но не во всем?

С одной стороны, введенные за последнее время санкции против России во многом перекликаются с перечисленными антииранскими санкциями, ну разве что Россия сместила Иран в качестве лидера по числу действующих санкций. По оценке Castellum.AI, против России принято 6807 санкций по сравнению с 3616 санкциями в отношении Ирана. Удивительно, но такая страна, как Северная Корея, против которой принято 2077 санкций, занимает только четвертое место в глобальном санкционном списке! Впрочем, это справедливо в том случае, если считать персональные санкции против конкретных российских лиц как отдельные пункты.

Рис. 1. Россия — лидер по числу действующих против нее санкций Источник: Castellum.AI

С другой стороны, неправильно было бы проводить прямые аналогии между Ираном и Россией в настоящее время, принимая во внимание ряд обстоятельств. Во-первых, Иран до 70-х годов прошлого века представлял собой малоразвитую аграрную страну и только потом стал развивать промышленные отрасли, которые даже сейчас сложно сравнить с российской промышленностью, более крупной, развитой и технологичной.

В качестве примера можно привести «ВСМПО-Ависма», производителя уникальных комплектующих из титана, который является ключевым поставщиком для международной аэрокосмической отрасли, на 40–100% обеспечивая соответствующие потребности Boeing, EADS и Embraer. Таким образом, даже в условиях санкций некоторые отрасли российской экономики остаются интегрированы в международное разделение труда.

Кроме того, в отличие от Ирана и других подсанкционных стран, Россия в большей степени защищена с точки зрения информационной импортонезависимости. В нашей стране есть собственные поисковые системы в интернете (Yandex), социальные сети (ВКонтакте), маркетплейсы (OZON) и пр. Нельзя не отметить и хорошо развитую в технологическом плане российскую финансовую отрасль (банки, инвестиционные компании). Многие банки предлагают действительно высокотехнологичные решения для повседневных операций, по ряду параметров уверенно превосходя своих коллег из других регионов мира, в том числе из Европы и тем более Америки.

Во-вторых, санкции против Ирана действуют уже не одно десятилетие и принимались постепенно, в отличие от России, шквал санкций на которую обрушился всего за пару месяцев.

При этом часть либерально настроенных аналитиков высказывают мнение, что с течением времени, если военная спецоперация на Украине будет завершена или пойдет на спад, санкционный режим в отношении России якобы несколько ослабнет. Стоит отметить, что большинство экспертов с понятным скепсисом относятся к такого рода беспочвенным ожиданиям. Так или иначе, но сейчас проводить прямые сравнения с последствиями от санкций для иранской экономики несколько преждевременно.

И в-третьих, если запрет на покупку иранской нефти является безоговорочным, то в отношении импорта российских углеводородов (газа, в частности) пока нет полного международного запрета. Иностранным потребителям сложно найти альтернативу поставкам российского газа, поэтому покупатели газа сами принимают решение, стоит ли отказываться от импорта газа из России и в какой степени.

И хочется, и колется?

Эксперты инвестиционного банка JP Morgan недавно предупредили, что в случае санкций западных стран, которые фактически делают попытки копировать колониальную политику Европы по отношению к «осваиваемым» народам-дикарям (установление предельных цен на российскую нефть) в отношении российских поставок нефти, Россия может существенно сократить поставки (примерно на 5 млн барр./сут.), что никак не отразится на российской экономике, но может спровоцировать рост нефтяных котировок до 380 долл. США за баррель.

Такой сценарий, очевидно, повлечет самые негативные последствия для мировой экономики и вряд ли обрадует потребителей западных стран, спровоцирует экономическую рецессию и недовольство электората, мнением которого западные политики традиционно дорожат, как бы они ни пренебрегали его интересами на практике. Кроме того, в отношении экспорта нефти из Ирана действуют вторичные американские санкции, под которые могут попасть все другие покупатели иранской нефти и которые на данном этапе не возникают в отношении российского экспорта нефти. Таким образом, в отличие от Ирана Россия теоретически может избежать жестких ограничений на экспорт углеводородов.

Очевидно, что влияние санкций на экономику России в целом также будет отличаться от последствий санкционного давления на Иран. Тем не менее опыт Ирана имеет смысл рассмотреть с точки зрения прогнозов, что может ожидать экономику России при самом неблагоприятном сценарии (полный запрет на экспорт углеводородов, исключение из международной торговли, технологическое отставание и т. п.).

ВВП, нефтяной экспорт и инфляция

Первое, на что сразу хочется обратить внимание, это нестабильные годовые темпы роста ВВП Ирана в последнее десятилетие, которые варьируются в диапазоне от –7,4% до +13,4%, в то время как среднегодовые темпы роста за период с 2012 по 2020 год практически нулевые. ВВП в пересчете на душу населения с 2012 по 2020 год снизился более чем в три раза (с 8525,8 долл. США до 2756,7 долл. США). В этой связи примечательно, что тенденция к устойчивому спаду ВВП в пересчете на душу началась в 2012 году, что совпадает по времени с прекращением нефтяного экспорта в США и Великобританию, а затем в страны Евросоюза. Объемы экспорта иранской нефти сократились более чем в два раза в период с 2012 по 2021 год (с 1,4 млн барр./сут. до 0,6 млн барр./сут.).

Рис. 2. Иран: динамика ВВП на душу населения (долл. США).
Источник: Всемирный банк

До введения санкций на экспорт нефти приходилось около 80% всех экспортных поступлений Ирана и около 60% доходов бюджета. Для сравнения — удельный вес экспорта нефти в общем объеме российского экспорта составил в 2021 году всего 22,4% (по данным Росстата). Тем не менее доходы федерального бюджета примерно на 40% формируются за счет поступлений от продажи нефти и нефтепродуктов. Это, конечно же, не такая высокая зависимость, как у Ирана, но она тоже очень существенна.

Рис. 3. Иран: динамика потребительской инфляции (%).
Источник: МВФ

После введения санкций в 2012 году и до последнего времени годовая инфляция в Иране практически не опускалась ниже двузначных чисел. Только в 2016 и 2017 годах инфляция опускалась ниже 10% (соответственно до 7,2% и 8,0%), достигнув практически 40% в 2019 году. Основной причиной такой высокой инфляции стала девальвация национальной валюты (иранского риала) на фоне сокращения экспортных поступлений и дефицита торговли, что привело к росту импортных цен (импортируемая инфляция).

Что касается России, то в очень краткосрочной перспективе импортируемая инфляция стране вряд ли угрожает, учитывая разрыв международных цепочек поставок из-за санкций, отказ от использования твердых валют (которые стали токсичными для россиян) в экономической деятельности и необходимость замены западных поставщиков технологического оборудования. С твердыми валютами вообще сложилась ситуация, при которой нет смысла их покупать, принимая во внимание, что такие валютные активы в любой момент могут быть заморожены (конфискованы) западными контрагентами.

Что касается потребительской инфляции, то понятно, что потребительский спрос в условиях санкций по меньшей мере не вырастет, а то и вовсе сократится по мере ухудшения экономической ситуации. Понятно, что в структуре бюджетов российских домохозяйств расходы увеличатся, но это произойдет скорее за счет сокращения реальных доходов, нежели из-за резкого повышения потребительских цен.

Инвестиции против ухудшения качества жизни

Падение уровня жизни — пожалуй, самая главная угроза для экономики России. На примере Ирана видно, что в стране с населением 85 млн человек более 42 млн состоят на учете в Государственной организации социального обеспечения. Уровень безработицы в стране опускался ниже 10% за это время лишь один раз, в 2020 году (до 9,6%), достигнув максимума 12,4% в 2016 году. Тем не менее доля малого и среднего бизнеса в структуре ВВП Ирана составляет около 20%. Около 45% рабочих мест в реальном секторе создается именно предприятиями малого и среднего бизнеса.

С позитивной стороны можно отметить инвестиционный бум в Иране, последовавший за изменениями в экономике. С 2017 по 2021 год капитализация иранского фондового рынка в национальной валюте выросла в 15 раз. Иранцы пытаются таким образом защитить свои активы от гиперинфляции. Количество иранцев с активами в собственности, стоимость которых превышает 1 млн долл. США, в 2020 году увеличилось на 21,6% по сравнению с глобальным ростом в среднем на 6,3%.

В России тоже наблюдался устойчивый рост числа частных инвесторов еще до введения санкций. Если в 2020 году их количество не превышало 10 млн человек, то в 2021 году достигло 15 млн и более и, по разным оценкам, в перспективе увеличится до 20 млн (прогноз Сбера) и даже до 30 млн (ожидания ВТБ Капитал).

Трудности стимулируют развитие

В заключение можно сказать, что влияние санкций на российскую экономику будет заметным, но, скорее всего, не критичным. На примере Ирана видно, что полный запрет на экспорт иранской нефти привел к тому, что ВВП на душу населения в стране сократился в три раза за последние 10 лет. В похожем сценарии для России сокращение ВВП на душу населения в три раза означает, что экономика вернется примерно к уровню 2003–2004 годов.

Тем не менее жизнь на этом не останавливается. Население Ирана занято в сфере малого и среднего бизнеса, безработица, хотя и высокая, не идет ни в какое сравнение с 20% и более в некоторых европейских странах (среди молодежи в Испании), а иранские домохозяйства позволяют себе инвестиции на фондовом рынке и даже зарабатывают на этом.

Позиции России и Ирана в чем-то схожи, а в чем-то сильно различаются. Несмотря на огромное количество санкций против России, экономические условия в стране формируют предпосылки для менее болезненной трансформации переориентации на внутренний спрос. Конечно, развиваться в отрыве от остального мира невозможно, придется создавать новые цепочки поставок, ориентированные, скорее всего, на азиатский регион.

В то же время в России имеется определенный задел в ряде отраслей, авиационной, металлургической, ИТ, финансовой и других, который при правильном подходе, а также грамотном и твердом политическом курсе поможет успешно противостоять влиянию санкций. В этом контексте особую важность приобретает целевая поддержка властей, которую необходимо направить на стимулирование потребительского спроса и недопущение серьезного падения уровня жизни домохозяйств. В конечном счете решение сложных задач стимулирует развитие, и сложившуюся сейчас в экономике ситуацию можно попытаться обернуть себе на пользу.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных