Новый виток криптоблокировок. Холодные кошельки против пятого пакета антироссийских санкций

Новые антироссийские санкции, принятые Евросоюзом в начале апреля, вводят прямые ограничения на использование россиянами криптокошельков. Теперь в юрисдикциях ЕС и Швейцарии на них может храниться не более суммы, эквивалентной 10 тыс. евро.

Портал PLUSworld.ru с самого момента возникновения проблемы регулярно мониторит ситуацию и освещает тему возможных блокировок криптокошельков россиян крупнейшими биржами по всему миру. Не так давно мы уже обобщали информацию по таким случаям и вместе с экспертами анализировали ситуацию в рамках круглого стола «Заморозка криптоактивов россиян. Насколько реальна угроза?». Однако до сих пор подобные инциденты носили скорее точенный характер, а в целом позиция криптобирж сводилась к тому, что они не планировали в одностороннем порядке замораживать миллионы учетных записей российских пользователей.

С принятием же пятого пакета антироссийских санкций Евросоюза ситуация может кардинально измениться. Новые санкции, принятые неделю назад, вводят прямые ограничения на использование россиянами криптокошельков. Теперь в юрисдикциях ЕС и Швейцарии на них может храниться не более суммы, эквивалентной 10 тыс. евро.

Портал PLUSworld.ru традиционно попросил участников рынка прокомментировать, насколько реальна новая угроза, и что в этой связи российским держателям криптовалюты необходимо предпринять, чтобы сохранить свои активы. Эти и другие вопросы мы задали следующим экспертам:

  • Роман Прохоров, председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации», член Экспертного совета Рабочей группы по регулированию криптовалют Государственной думы РФ
  • Александр Григорьев, вице-президент Ассоциации РАКИБ
  • Альфред Хамзин, эксперт по рынку криптовалют, блокчейна, криптобирж, основатель и CMO Международного агентства BlockHype

ПЛАС: Характерно, что ранее санкционные меры не затрагивали напрямую российских владельцев криптовалют. С чем, на ваш взгляд, связано такое резкое изменение подходов, в результате которого эта сфера попала в поле зрения «санкционеров»?

Р. Прохоров: Криптовалюты, включая наиболее известную и широко распространенную — биткоин, — изначально были созданы для обхода ограничений и контроля существующей финансовой системы, в том числе по трансграничным операциям. Поэтому представители ЕС ранее уже выражали обеспокоенность тем, что криптовалюты могут быть использованы для обхода установленных санкционных ограничений и анонсировали необходимость принятия мер для противодействия этому.

А. Григорьев: То, что криптоэкономика формируется параллельно с традиционной экономикой, и ее инфраструктура позволяет обходить санкционные ограничения, накладываемые на SWIFT, является достаточно очевидным для иностранных финансовых регуляторов, призванных реализовать эти санкции. Поэтому, если намерение Запада по полной финансовой блокаде РФ действительно серьезны, то этот шаг, обеспечивающий перекрытие любых обходных путей, достаточно логичен. Похоже, что не понимает этого только российский финансовый регулятор, который даже в текущих условиях нового витка санкционного кризиса продолжает отстаивать необходимость полного запрета на оборот криптовалют, по сути, поддерживая санкционные меры против нашей страны и ее граждан.

А. Хамзин: В первую очередь таким способом Евросоюз пытается отсечь возможность использования криптовалют для коммерческой деятельности. Они понимают, что для людей, которые по тем или иным причинам выезжают сейчас в Европу и используют криптовалюту для того, чтобы обменивать ее на местные фиатные деньги, ограничения эквивалентом суммы 10 тыс. евро будут несущественными. А вот в случае ведения коммерческой деятельности, особенно требующей KYC и официальных счетов, это ограничение окажется очень чувствительным. К примеру, это может коснуться различных криптофондов, а также других игроков рынка финансовых услуг, имеющих российские корни.

ПЛАС: Насколько сложно будет реализовать эти ограничения на практике? Как, например, можно определить, что кошелек принадлежит гражданину РФ или Белоруссии? Могут ли эти ограничения затронуть владельцев «холодных» криптокошельков?

А. Григорьев: Если речь идет о финансовых сервисах, связанных с конвертацией обычных денежных средств в криптовалюту и обратно, т. е. о централизованных криптобиржах и обменниках, требующих от пользователей прохождения процедуры KYC, то реализация этих ограничений не вызовет у европейских регуляторов особых сложностей.

Но когда мы говорим о так называемых «холодных» криптокошельках в публичных блокчейнах (с использованием проверенных программ и устройств), которые позволяют пользователям оставаться анонимными, то поскольку таких кошельков можно открывать сколько угодно под каждую транзакцию, никакой регулятор перекрыть эту возможность не сможет.

Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных