26 мая 2022, 15:15
Количество просмотров 1381

Новый виток криптоблокировок. Холодные кошельки против пятого пакета антироссийских санкций

Новые антироссийские санкции, принятые Евросоюзом в начале апреля, вводят прямые ограничения на использование россиянами криптокошельков. Теперь в юрисдикциях ЕС и Швейцарии на них может храниться не более суммы, эквивалентной 10 тыс. евро.
Новый виток криптоблокировок. Холодные кошельки против пятого пакета антироссийских санкций

Портал PLUSworld.ru с самого момента возникновения проблемы регулярно мониторит ситуацию и освещает тему возможных блокировок криптокошельков россиян крупнейшими биржами по всему миру. Не так давно мы уже обобщали информацию по таким случаям и вместе с экспертами анализировали ситуацию в рамках круглого стола «Заморозка криптоактивов россиян. Насколько реальна угроза?». Однако до сих пор подобные инциденты носили скорее точенный характер, а в целом позиция криптобирж сводилась к тому, что они не планировали в одностороннем порядке замораживать миллионы учетных записей российских пользователей.

С принятием же пятого пакета антироссийских санкций Евросоюза ситуация может кардинально измениться. Новые санкции, принятые неделю назад, вводят прямые ограничения на использование россиянами криптокошельков. Теперь в юрисдикциях ЕС и Швейцарии на них может храниться не более суммы, эквивалентной 10 тыс. евро.

Портал PLUSworld.ru традиционно попросил участников рынка прокомментировать, насколько реальна новая угроза, и что в этой связи российским держателям криптовалюты необходимо предпринять, чтобы сохранить свои активы. Эти и другие вопросы мы задали следующим экспертам:

  • Роман Прохоров, председатель Правления Ассоциации «Финансовые инновации», член Экспертного совета Рабочей группы по регулированию криптовалют Государственной думы РФ
  • Александр Григорьев, вице-президент Ассоциации РАКИБ
  • Альфред Хамзин, эксперт по рынку криптовалют, блокчейна, криптобирж, основатель и CMO Международного агентства BlockHype

portraits.jpg
Фото предоставлены авторами

ПЛАС: Характерно, что ранее санкционные меры не затрагивали напрямую российских владельцев криптовалют. С чем, на ваш взгляд, связано такое резкое изменение подходов, в результате которого эта сфера попала в поле зрения «санкционеров»?

Р. Прохоров: Криптовалюты, включая наиболее известную и широко распространенную — биткоин, — изначально были созданы для обхода ограничений и контроля существующей финансовой системы, в том числе по трансграничным операциям. Поэтому представители ЕС ранее уже выражали обеспокоенность тем, что криптовалюты могут быть использованы для обхода установленных санкционных ограничений и анонсировали необходимость принятия мер для противодействия этому.

А. Григорьев: То, что криптоэкономика формируется параллельно с традиционной экономикой, и ее инфраструктура позволяет обходить санкционные ограничения, накладываемые на SWIFT, является достаточно очевидным для иностранных финансовых регуляторов, призванных реализовать эти санкции. Поэтому, если намерение Запада по полной финансовой блокаде РФ действительно серьезны, то этот шаг, обеспечивающий перекрытие любых обходных путей, достаточно логичен. Похоже, что не понимает этого только российский финансовый регулятор, который даже в текущих условиях нового витка санкционного кризиса продолжает отстаивать необходимость полного запрета на оборот криптовалют, по сути, поддерживая санкционные меры против нашей страны и ее граждан.

А. Хамзин: В первую очередь таким способом Евросоюз пытается отсечь возможность использования криптовалют для коммерческой деятельности. Они понимают, что для людей, которые по тем или иным причинам выезжают сейчас в Европу и используют криптовалюту для того, чтобы обменивать ее на местные фиатные деньги, ограничения эквивалентом суммы 10 тыс. евро будут несущественными. А вот в случае ведения коммерческой деятельности, особенно требующей KYC и официальных счетов, это ограничение окажется очень чувствительным. К примеру, это может коснуться различных криптофондов, а также других игроков рынка финансовых услуг, имеющих российские корни.

ПЛАС: Насколько сложно будет реализовать эти ограничения на практике? Как, например, можно определить, что кошелек принадлежит гражданину РФ или Белоруссии? Могут ли эти ограничения затронуть владельцев «холодных» криптокошельков?

А. Григорьев: Если речь идет о финансовых сервисах, связанных с конвертацией обычных денежных средств в криптовалюту и обратно, т. е. о централизованных криптобиржах и обменниках, требующих от пользователей прохождения процедуры KYC, то реализация этих ограничений не вызовет у европейских регуляторов особых сложностей.

Но когда мы говорим о так называемых «холодных» криптокошельках в публичных блокчейнах (с использованием проверенных программ и устройств), которые позволяют пользователям оставаться анонимными, то поскольку таких кошельков можно открывать сколько угодно под каждую транзакцию, никакой регулятор перекрыть эту возможность не сможет.

К настоящему времени сформированы целые экосистемы децентрализованных финансовых приложений (DeFi), построенных на базе распределенных сетей, без какого-либо централизованного управляющего органа, и, соответственно, не подвластные национальным регуляторам и политическим пристрастиям собственников и управленцев крупных ИТ-компаний.

Иными словами, практически невозможно ограничить или заблокировать финансовые операции в DeFi пользователей санкционных стран, если они не пользуются шлюзами в фиат (т. е. криптобиржами). Это справедливо для стран ЕС, США и других государств, не готовых брать на себя риски попадания под прямые или вторичные санкции.

01.jpg
Фото: CryptoWallet.com / Flickr

А. Хамзин:

Если кошелек попадает под требования KYC, то пользователь при регистрации заполняет соответствующие формы с персональными данными, а также загружает удостоверяющие личность документы. Нужно отметить, что чаще всего требования KYC относятся к биржевым кошелькам. При этом многие популярные сегодня кошельки такой опции от пользователей не требуют. В частности, на фоне популярности децентрализованных финансов многие пользователи предпочитают именно децентрализованные кошельки. Для них степень независимости еще более высока, так как отсутствуют централизованные механизмы блокировки и т. д.

Впрочем, нельзя исключать, что и для кошельков, не попадающих под требования KYC, можно найти способ определения владельца. Такая практика существует, но требует больших усилий и зачастую используется только в индивидуальных случаях. Для массовой блокировки такие способы не годятся. Кроме того, даже если доступ к конкретному интерфейсу кошелька блокируется, у вас по-прежнему остается приватный ключ, и с его помощью вы можете поднять ноду и организовать самостоятельно доступ к своему кошельку с возможностью проведения любых операций.

Р. Прохоров:

Холодные криптокошельки позволяют в какой-то степени обойти новое ограничение, поскольку у них отсутствует привязка к юрисдикции. Вместе с тем вышеуказанный транзакционный анализ позволит деанонимизировать и их, только это будет, конечно же, сложнее и дольше, чем для горячих кошельков.

При этом вряд ли регуляторы будут массово нырять в омуты криптосетей и «отлавливать» владельцев кошельков из подсанкционных юрисдикций. Гораздо проще тихо ждать их «на берегу» — в точках входа/выхода в фиат.

Здесь очень многое будет зависеть от жесткости реализации санкционной позиции регуляторами и операторами крипторынка. А за последние годы регуляторы, в том числе и европейские, накопили значительный опыт взаимодействия с криптоотраслью, что, считаю, позволит им достаточно эффективно реализовывать ограничения.

ПЛАС: В новой статье 5b регламента есть оговорка: «запреты не применяются к депозитам, которые необходимы для незапрещенной трансграничной торговли товарами и услугами между ЕС и Россией». О каких депозитах идет речь и насколько велик объем таких сделок между ЕС и Россией в настоящее время?

Р. Прохоров: Практически все санкционные пакеты мер содержат оговорки, предусматривающие возможность их неприменения по усмотрению вводящих санкции, например, в части расчетов за энергоносители. Это как раз пример такого «избирательного» действия санкций. А. Хамзин: С учетом того, что в российском законодательстве не предусмотрен расчет в криптовалютах за какой-либо товар как внутри страны, так и с любыми внешними резидентами, речь может идти здесь только о так называемых серых сделках, когда в связи с теми или иными причинами криптовалюту используют как средство обмена и взаиморасчетов. Однако, поскольку такие сделки находятся в серой зоне, нет никакой статистики в части объемов, а равно как и каких-либо регламентов регулирования подобных сделок.

А. Григорьев: По-видимому, речь идет о депозитах, размещенных на площадках финансовых сервисов, а данная оговорка позволяет в какой-то степени «очеловечить» санкции, навязанные России со стороны ЕС. Оставляется небольшая лазейка, позволяющая сохранить хоть какой-то товарооборот между нашими странами (в 2021 году он составлял около 250 млрд евро). В случае депозитов в криптовалюте это в первую очередь централизованные криптобиржи и обменники.

Объем средств, принадлежащих россиянам на данных площадках, оценивается в не менее чем 12 % от мировой капитализации всего крипторынка, что в денежном выражении может составлять до 300 млрд долл. США. Какая доля этих средств размещена на европейских криптобиржах, а тем более участвует в товарообороте, оценить довольно сложно, но, судя по всему, речь идет о весьма значительных суммах.

02.jpg

Фото: QuoteInspector.com

ПЛАС: С какими новыми рисками на фоне обострившегося противостояния России и коллективного Запада под эгидой США могут столкнуться владельцы криптоактивов? Как их избежать, если это возможно? А. Хамзин: В первую очередь это давление на централизованные организации, предоставляющие финансовые и другие услуги пользователям. В том числе не только те организации, которые имеют лицензии или как-то связаны с западными юрисдикциями, но и те, чей бизнес тесно связан с доступом на западные рынки. Даже азиатские биржи уже несколько раз упоминали, что должны будут подчиниться санкциям. В первую очередь я бы рекомендовал не держать существенную долю активов в централизованных сервисах, биржах, кошельках, особенно имеющих KYC.

А. Григорьев: Собственно, все крупные криптобиржи, зарегистрированные в Европе и США, уже отчитались о готовности выполнить условия санкционных требований. В этом смысле РФ уже нечего терять, и, если бы не трудно поддающаяся объяснению позиция «национального» регулятора, открытие биржи в российской юрисдикции позволило бы обезопасить в первую очередь российских криптопредпринимателей, а также решать более масштабные проблемы трансграничных платежей.

Р. Прохоров: Оценка новых санкционных рисков сейчас, в том числе в отношении криптоиндустрии, — дело неблагодарное, уровень неопределенности пока не снижается, а, напротив, только растет. При этом возможно, например, усиление санкционного давления в части операций обмена криптовалют на фиатные валюты недружественных стран.

ПЛАС: Какими принципами в целом руководствоваться владельцу криптовалютных активов, чтобы не потерять к ним доступ в результате санкций? Есть универсальные рецепты, эффективные в любой ситуации?

А. Хамзин: Используйте надежные холодные и децентрализованные кошельки, диверсифицируйте как криптоактивы (те же стейблкоины), так и сервисы. Но самый главный совет — постоянно учитесь! На данном рынке владение информацией — лучшая страховка от ошибок и возможных потерь.

Р. Прохоров: Универсального рецепта сохранения своих финансовых активов, в том числе криптоактивов, просто не существует. Когда средства просто хранятся на холодном кошельке, риски их утраты вследствие санкций минимальны, но при осуществлении операций эти риски значимо возрастают с учетом характера проводимой операции.

А. Григорьев: Технология блокчейн позволяет в своей основе отказаться от услуг посредников. Заведение холодных криптокошельков в публичных блокчейнах (с использованием проверенных программ и устройств) позволяет пользователям оставаться анонимными. Таких кошельков, как мы уже отмечали ранее, можно открывать сколько угодно под каждую транзакцию, и никакой регулятор перекрыть эту возможность не сможет никак, пока у пользователя, соблюдающего «информационную гигиену», есть доступ в интернет.

P. S.

Пока готовился этот материал статья, в СМИ появилось официальное сообщение крупнейшей криптобиржи Binance о вводе ограничений услуг для граждан России. Отмечается, что в соответствии с пятым пакетом ограничительных мер ЕС Binance вводит ограничения услуг для граждан РФ и физических лиц, проживающих на территории нашей страны. Теперь для них будет доступна только функция вывода средств (речь идет о клиентах, чей баланс криптовалютных активов на аккаунте Binance превышает 10 тыс. евро). Счета россиян, проживающих за пределами России, а также счета проживающих в РФ, общая сумма которых не превышает 10 тыс. евро, биржа обещает сохранить «нетронутыми и активными».

Рубрика:
{}Крипта

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube