21 декабря 2022, 16:52
Количество просмотров 3423

Круглый стол «Будущее рынка устройств банковского самообслуживания»

Представители регулятора, крупнейших банков, инкассаторских компаний и ритейлеров обсудили ситуацию в сфере наличного денежного обращения в ходе 13‑го ПЛАС-Форума «Банковское самообслуживание, ритейл и НДО».
Круглый стол «Будущее рынка устройств банковского самообслуживания»

Последние 10 лет все только и говорят о том, что банкоматам осталось недолго существовать, и их полностью заменит ДБО. Тем не менее время идет, а потребители не прекращают пользоваться банкоматами. Как отметил Артем Жилонов, генеральный директор BFS, выступивший модератором круглого стола и представивший в ходе мероприятия уникальный продукт своей компании — один из первых банкоматов российского производства, по разным данным, в России действует в общей сложности от 120 до 180 тыс. банкоматов, в том числе информационно- платежных терминалов. При этом около 60% установленных в РФ банкоматов имеют иностранное происхождение…

В этом контексте участники круглого стола «Будущее рынка устройств банковского самообслуживания» обсудили текущую ситуацию в отрасли, осложненную уходом западных вендоров с российского рынка, и перспективы ее развития.

В обсуждениях приняли представители крупнейших игроков отрасли, в том числе: Александр Коршунов, директор департамента платежных карт Промсвязьбанка, Александр Дубовик, начальник департамента процессинга, Банк «РОССИЯ», Павел Власов, руководитель управления, департамент платежных систем, Тинькофф Банк, Виталий Никифоров, заместитель генерального директора, директор по продажам, «Хесон РУС», Юрий Сиваков, начальник управления приборостроения, АО «Гознак», Дмитрий Алексеев, генеральный директор, АТМоСфера, Елена Воробьева, заместитель председателя Правления, ИНКАХРАН, Константин Хоткин, независимый эксперт.

Модератор: Сегодня сеть банкоматов Тинькофф Банка не самая крупная в стране, но одна из самых нагруженных. Какую роль играют банкоматы в бизнес-модели онлайн-банка, если на старте своего развития Тинькофф Банк не планировал создания собственной сети ATM, рассчитывая на инфраструктуру банков- партнеров?

Павел Власов (Тинькофф Банк): Для нас банкоматы — это один из дополнительных каналов взаимодействия с клиентами, они выполняют в основном функцию пополнения балансов на клиентских счетах, с помощью банкоматов мы намного больше принимаем денег, чем выдаем. Кроме того, банкоматы отражают наше присутствие на рынке и работают на популяризацию бренда, формируя у наших клиентов ощущение безопасности. Сами банкоматы являются неотъемлемой частью нашей инфраструктуры.

Модератор: А какую роль играет сеть банкоматов для Промсвязьбанка? Как вы можете прокомментировать тенденцию на импортозамещение в сегменте банковской техники?

Александр Коршунов (Промсвязьбанк): Банкоматы органически дополняют наши клиентские сервисы, которые в совокупности создают для клиентов удобную и комфортную финансовую среду. До последнего времени мы действительно использовали оборудование западных производителей, в результате чего столкнулись с определенными сложностями и теперь выстраиваем отношения с поставщиками из дружественных стран, которые собираемся развивать. Что касается отечественных производителей, то здесь приходится признать дефицит мощностей по сервисному обслуживанию банкоматов российских поставщиков, несмотря на существующие возможности их производства.

PLUS-d1_zamyslov 011 WEB_0_krst.webp
Фото: PLUS Event

Модератор: Банк «РОССИЯ» одним из первых оказался под санкциями Запада, еще в 2014 году. Почему вы не отказались от использования оборудования западных вендоров за прошедшие восемь лет?

Александр Дубовик (Банк «РОССИЯ»): В 2014 году подыскать альтернативных поставщиков оборудования оказалось практически невозможно. К акие-то возможности стали появляться только в 2017 году. Тем не менее в своей деятельности мы стараемся учитывать различные риски, и я могу сказать, что у нас был подготовлен ряд мер и решений, которые позволили нам поддерживать нормальную операционную активность.

Модератор: В среднем доля иностранного оборудования в банковской сфере достигает примерно 60%, а в небольших по размеру банках — до 80% и более. Теперь это оборудование фактически осталось без поддержки. Какое будущее нас ожидает в этом контексте?

Константин Хоткин: Если верить этой статистике, ежегодно замены потребуют 11-12 тыс. банкоматов. Причем если проблемы возникнут с прошивкой валидаторов, эта цифра может увеличиться до 20 тыс. устройств. В целом могу предположить, что практически все оборудование доживет до конца установленного срока службы, продолжит выдавать и принимать наличность. Вопрос возникает к поставщикам: «смогут ли они предложить достаточное количество новых банкоматов на замену?».

Модератор: Сложности с прошивкой валидаторов на фоне ухода иностранных поставщиков представляет собой, пожалуй, самую серьезную проблему. Если банкноты новых номиналов появляются не слишком часто, чтобы переживать по поводу валидаторов, то мошенническая активность продолжается непрерывно [в конце октября в Ассоциации банков России (АБР) сообщили, что к приему новой сторуб­левой купюры готово только 20% банкоматов, установленных на территории РФ]. Можно ли противодействовать мошенникам иными способами, кроме отключения функции приема купюр?

Константин Хоткин: Вновь устанавливаемые современные устройства банковского самообслуживания, скорее всего, будут прошиты соответствующим образом. Что касается идентификации старых и фальшивых купюр, то решение этой задачи будет способствовать ускоренной замене старых банкоматов на новые, т. к. устаревшие устройства, сколько бы они ни модернизировались, невозможно довести до уровня современных устройств в силу объективных причин.

Елена Воробьева (ИНКАХРАН): Инкассаторские компании, так же как и другие участники рынка НДО, озабочены уходом с российского рынка основных вендоров, поставляющих банковское оборудование и программное обеспечение, а также поддерживающих работоспособность этого оборудования, обеспечивающих сервисное обслуживание и своевременный апгрейд, и оценивают риски, связанные с импортозамещением, как высокие.

Особое внимание следует уделять модулям валидации купюр, так как индустрия фальшивомонетничества очень чутко реагирует на ситуацию на рынке и использует уязвимости парка купюроприемных устройств. Сейчас кассовыми подразделениями НКО при обработке наличных денег, выгруженных из кассет банкоматов определенной модели (намеренно не буду называть производителя, но скажу, что количество его устройств, используемых в рознице, огромно), практически ежедневно выявляются фальшивые купюры.

Надо отметить, что в России более 60% поддельных купюр — это подделки 5 тысячной банкноты, притом что эта купюра уникальна в изготовлении и защищена в наибольшей степени. И сейчас злоумышленники также «кормят» банкоматы фальшивыми пятитысячными банкнотами, при этом валидаторы устройств не отбраковывают такие «банкнотоподобные» изделия. Подобные фальсифицированные «банкноты» были приняты банкоматами нескольких банков, установленными в Москве, а позднее выявлены при обработке наличных денег, инкассированных из кассет банкоматов других банков, расположенных в различных городах Центрального федерального округа.

Вопрос, каким образом банки могут провести донастройку валидаторов для прекращения мошеннических действий сегодня, в условиях прекращения работы вендора на российском рынке, остается открытым. К сожалению, остановить развитие ситуации можно только отключением приема купюр номинала 5 тысяч руб лей на определенных моделях банкоматов с дальнейшим их выводом из эксплуатации.

Одновременно следует отметить, что счетно-сортировальная техника импортного производства, установленная в кассах НКО, в данном случае фальшивые банкноты определила и отбраковала, но нет уверенности, что в случае новой атаки не потребуется модернизировать также и кассовую технику.

Модератор: Госкомпания Гознак занимается не только производством наличных денег, но и приборостроением, обладая уникальными технологиями в этом аспекте. Известно, что сейчас Гознаком изучаются возможности разработки и встраивания специальных валидаторов для продления службы банкоматов производства покинувших российский рынок вендоров. Насколько реальны такие возможности?

Юрий Сиваков (Гознак): Импортозамещение — сложная задача. В ближайшие годы невозможно будет создать полностью отечественный продукт столь высокого класса. Научно- техническое отставание от лидеров отрасли и в электронике, и в механике измеряется десятками лет. Это серьезный вызов, который потребует задействовать очень большие ресурсы: финансовые, научные, организационные. Также необходимо обеспечить подготовку и вовлечение в дело высококвалифицированных специалистов.

Елена Воробьева (ИНКАХРАН): Что касается будущего индустрии производства и обслуживания банкоматов, то я оцениваю перспективы достаточно осторожно. С одной стороны, сохраняется потребность в наличии и дальнейшем развертывании инфраструктуры приема наличных денежных средств, с другой стороны — рынок производителей и обслуживающих компаний серьезно меняется.

Радует тот факт, что индустрия достаточно давно готовилась к изменениям, как минимум с 2014 года шли подготовительные мероприятия по вводу в эксплуатацию банкоматов китайского и корейского производства. Но в сложившихся обстоятельствах как никогда важна полная локализация производства устройств и их комплектующих на российском рынке, поэтому все с нетерпением ожидают производства первого российского банкомата. Для того чтобы локализация была полной, требуется объединение усилий участников рынка и создание не только собственного производства, но и эффективного программного обеспечения, что в совокупности даст нам преимущество на долгие годы самостоятельного развития.

Мой прогноз — банкоматные сети должны перейти в руки профессиональных компаний, которые будут обеспечивать полный цикл их обслуживания, а также обеспечивать разворачивание инфраструктуры с целью увеличения доступности финансовых услуг населению в местах, традиционно считающихся банками неэффективными.

Модератор: А стоит ли вообще тратить время на разработку специальных устройств для продления службы старых банкоматов, если такие банкоматы, как уже было сказано, будут постепенно выводиться из эксплуатации?

Константин Хоткин: Разработка российского или почти российского, с учетом азиатской микроэлектроники, валидатора и модуля рециркуляции, возможно, имеет смысл, хотя это, безусловно, весьма амбициозная задача. Тем не менее решение этой задачи позволит сформировать важный задел на будущее.

_IMU5007_3_krst.webp
Фото: PLUS Event

Модератор: Итак, пока нам удалось прийти к следующим выводам: банкоматы нужны, банкоматы важны, наличные из обращения в обозримом будущем никуда не исчезнут, ресайклеры — это наиболее популярные устройства, банкоматы будут пользоваться повышенным спросом на фоне ухода с рынка иностранных вендоров. Отсюда вопрос: одним из немногих крупных поставщиков банкоматов в России остался Hyosung с рыночной долей около 50%. Однако Южная Корея официально входит в список «недружественных» стран. Каким образом южнокорейская компания планирует дальше выстраивать свою работу на российском рынке?

Виталий Никифоров («Хесон РУС»): Рассуждая о том, какие возникают альтернативы западным поставщикам, можно сказать, что появление южнокорейских вендоров (и Hyosung в частности) такую альтернативу предоставило еще в 2012 году. Уже к 2015 году, всего через каких-то три года после выхода на российский рынок, мы заняли примерно 25-30% этого сегмента (рынка банкоматов. — Ред.) в стране. Могу с удовлетворением отметить, что те банки, которые нам поверили, в настоящее время не сталкиваются с общеизвестными проблемами. Поставки продолжаются, мы планомерно разрабатываем шаблоны валют (российских руб лей) для валидаторов и уже адаптировали свои банкоматы для работы с новой сторуб левой банкнотой. Поэтому не будет преувеличением сказать, что наши клиенты проблем с банкоматами не испытывают, как с точки зрения технической поддержки существующего парка банкоматов, так и с точки зрения поставок нового оборудования и программного обеспечения, включая шаблоны валют под российские руб ли. Сейчас в эксплуатации в Российской Федерации находится около 50-60 тыс. банкоматов нашего производства, что составляет примерно 50% существующего в стране парка банкоматов, также ежегодно мы поставляем еще около 10-11 тыс. устройств, и у нас есть ресурсы, чтобы увеличить количество поставляемых устройств при необходимости. Так что можно констатировать: рынок Российской Федерации не останется без банкоматов. Все это я говорю не ради пиара, а для того чтобы заверить аудиторию: в нашем лице можно найти надежного альтернативного поставщика, чтобы избежать дефицита банкоматов. Что касается санкций и запретов на поставки, то корейские компании следуют им только в части ограничений на поставки товаров двой ного назначения, к которым банкоматы не относятся.

Кроме того, в отношении вопроса о локализации производства могу сказать, что мы планируем усилить ресурсную базу по разработке программного обеспечения и большую часть таких работ перенести в Россию (а в перспективе — полностью перенести работы), хотя локальное производство непосредственно валидатора в ближайшие годы мы наладить не сможем ввиду банального отсутствия микроэлектроники.

photo_2022-09-08_18-09-13 (3)_2_krst.webp
Фото: PLUS Event

Модератор: А возможно ли в текущей ситуации нормальное обслуживание банкоматов, хватает ли тех же комплектующих? Готовы ли мультивендорные компании к обслуживанию новых банкоматов, в том числе российского производства?

Дмитрий Алексеев (АТМоСфера): Бесперебойная эксплуатация того или иного банкомата — залог успешного продвижения его бренда на рынке. В условиях высокой конкуренции участники рынка это хорошо понимают. В последние годы правила на рынке банкоматов диктовали покупатели. Когда в марте 2022 го на рынке произошли некоторые изменения, в частности, ушли два важных игрока, рынок продолжил функционировать, в том числе благодаря глубокой локализации процесса обслуживания.

Что касается сервисных мощностей, то можно сказать, что участники рынка выражают готовность наращивать свою компетенцию, располагая всей необходимой инфраструктурой. Адаптируемость сервисных служб к появлению новых банкоматов происходит за 3-6 месяцев. Таким образом, производственный процесс в существенной степени налажен, и сфера сервисного обслуживания банкоматов не вызывает опасений в настоящее время. В целом уход производителей и их сервисных организаций прошел для банков практически бесшовно, поскольку уровень локализации сервисного производства в России, а также зрелости сектора в целом на момент введения санкции был достаточным. Это в свою очередь явилось следствием высокой конкуренции в данном сегменте, высочайшей осознанности и зрелости стратегий российских банков, уже много лет назад определивших свой курс на постоянное повышение уровня удовлетворенности, безопасности и надежности услуг для пользователей. Что, собственно, и привело к поступательному росту всего сектора и локализации эксплуатационных процессов в России.

PLUS-d1_zamyslov 016 WEB_6_krst.webp
Фото: PLUS Event

PLUSworld в соцсетях:
telegram
vk
dzen
youtube