Журнал ПЛАС » Архив » 2021 » Журнал ПЛАС №3 »

Цифровой рубль: новая экономика или еще один форм-фактор?

Данная статья подготовлена Екатериной Семериковой и Егором Кривошеей, руководителями направления исследований Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ, на основе исследования «Цифровые валюты центральных банков: типология, дизайн и российская специфика»*.

* — Материалы исследования СКОЛКОВО-РЭШ доступны по ссылке.

В октябре 2020 года Банк России опубликовал первый взгляд на концепцию собственной цифровой валюты — ​цифрового руб­ля. С одной стороны, это может звучать как естественное развитие валюты в современном цифровом мире, с другой — ​инициатива была встречена довольно серьезной критикой со стороны участников рынка. Тем не менее о цифровизации национальных валют в ­какой-то момент (а точнее, после объявления Китаем о создании и тестировании цифрового юаня) заговорило большинство развитых стран. Несмотря на это, на сегодняшний день планы по созданию цифровых валют центральных банков (ЦВЦБ, или CBDC, Central Bank Digital Currency) все еще довольно туманны. Во многом это объясняется тем, что ЦВЦБ — ​новая инициатива, возможные варианты которой еще не изучены должным образом. В настоящей статье мы предлагаем классификацию ЦВЦБ, которая может помочь лучше понять возможные варианты развития подобных новшеств и определить, какие эффекты ЦВЦБ может иметь на существующий рынок финансовых услуг.

До сих пор исследования и аналитика вокруг ЦВЦБ были достаточно однобокими. Подавляющее большинство статей, как академических, так и из бизнес-­литературы, обращают внимание на различные эффекты от создания ЦВЦБ. Стоит отметить, что изучение этих эффектов особенно важно в контексте финансового сектора, от которого во многом зависит стабильное развитие экономики. Однако в большинстве этих работ ЦВЦБ рассматривалась как нечто уже «решенное», то есть имеющее окончательный дизайн. Но это на самом деле далеко не так, что особенно заметно в контексте России, где соответствующий доклад для общественных консультаций был выпущен регулятором еще до публикации конечной концепции цифрового руб­ля. Поэтому перед тем как говорить о потенциальных эффектах ЦВЦБ на экономику (как, например, оценка оттока клиентов и капитала, или макроэкономические эффекты), мы решили подумать о возможном дизайне подобной цифровой валюты, а именно — ​над такими его составляющими, как форма денег, инфраструктура и создаваемые продукты на ее основе.

«Три кита» цифровой валюты: форма денег, инфраструктура и продукты

Три перечисленные составляющие являются ключевыми в дизайне любой цифровой валюты, и ЦВЦБ не исключение. Причем уровень инновационности каждого из этих трех элементов влияет на общий инновационный потенциал ЦВЦБ. В нашем исследовании для упрощения предполагается, что любые изменения при дизайне ЦВЦБ рассматриваются на трехступенчатой шкале: отсутствие изменений, инкрементальные изменения или радикальные изменения (по аналогии с типами инноваций). Изменение формы денег при этом является предопределяющим параметром дальнейшего дизайна ЦВЦБ.

Изменение сути денег: когда оно нужно и что может на это влиять?

Форма денег — ​это различные подходы к определению ценности, которую репрезентирует денежная единица. Например, в криптовалютах используются рыночные инструменты определения ценности вместе с подходами к достижению консенсуса. На начальном этапе любому центральному банку необходимо решить, меняется ли форма денег в случае ЦВЦБ, и если да, то каким образом: инкрементально или радикально. Это во многом определяет дальнейший вектор движения проекта (см. рис. 1).

 

 

Эти три вектора можно условно описать как цифровизацию фиатных валют, где форма ценности не меняется и продолжает устанавливаться, как в случае с фиатными валютами (например, кейс Эквадора); цифровую трансформацию фиатных валют, где форма денег не меняется, но меняются правила определения ценности (например, кейс стейблкоинов); и, наконец, эволюция валют, где появляются новые правила определения ценности (например, кейс el Petro в Венесуэле).

На данный момент нельзя сказать, что ­какая-то из этих траекторий более предпочтительна, чем другие. Все они имеют как положительные, так и отрицательные стороны. Более того, те примеры, что сегодня существуют, — ​лишь одни из возможных реализаций этих трех траекторий. Другие центральные банки могут предложить свое видение ЦВЦБ, развивающихся по одной из траекторий. Несмотря на это, важно понимать, что при создании абсолютно новой инициативы по типу цифрового руб­ля существуют возможности изменить даже такие привычные элементы, как определение внутренней ценности денег.

Однако внутренняя ценность денег — ​это не единственный элемент дизайна, который может меняться при создании ЦВЦБ. Так как ЦВЦБ появляется на этапе весьма серьезного развития финансовых услуг, проект не может существовать в изоляции. Поэтому инфраструктура и связанные с ЦВЦБ продукты также имеют влияние на потенциальный дизайн ЦВЦБ. Несмотря на это, изменение формы денег во многом предопределяет остальные элементы дизайна, так как при радикальных изменениях довольно сложно не влиять или не изменять старые продукты и инфраструктуру. Именно поэтому при заданных ограничениях на вышеописанные потенциальные решения по форме денег мы в СКОЛКОВО-РЭШ определили в своем исследовании 6 потенциальных концепций ЦВЦБ, которые могут быть взяты за основу на начальных этапах разработки цифровой валюты любым центральным банком.

6 потенциальных концепций ЦВЦБ:

Анализ элементов дизайна ЦВЦБ (форма денег, продукты, инфраструктура), их взаимосвязей, а также потенциальных уникальных ценностных предложений (UVP) позволяет выделить 6 основных типов ЦВЦБ (см. таб. 1).

 

 

Тип 1. ЦВЦБ как инструмент доступа к новой инфраструктуре

Если центральный банк выбирает данный тип ЦВЦБ, он может использовать ее в качестве инструмента доступа к инфраструктуре, для проведения операций или создания на ее базе новых продуктов. В данном случае ближайшей аналогией ЦВЦБ выступает нативный токен на распределенном реестре, к примеру, Ethereum.

Тип 2. ЦВЦБ как инструмент доступа к новым продуктам

Если ключевым изменением и ценностным предложением является выход центрального банка на рынок финансовых услуг в качестве полноценного провайдера финансовых услуг, то ЦВЦБ может являться инструментом доступа к подобным предложениям. Иными словами, центральный банк может выстраивать линейку предложений или даже экосистему, точкой входа в которую является ЦВЦБ. ЦВЦБ при этом может предоставляться бесплатно и сам по себе не являться коммерческим продуктом.

Тип 3. ЦВЦБ как альтернатива существующим финансовым услугам (например, решение проблемы недоверия или конкуренция)

Подобная альтернатива необходима, если предложения на рынке финансовых услуг не удовлетворяют клиентов. Еще одна потенциальная причина — ​центральный банк или связанные с ним участники рынка (например, национальная платежная система) намерены выпустить ЦВЦБ и связанные с ним продукты и/или инфраструктуру как коммерческое предложение.

Стоит отметить, что в данном типе ЦВЦБ отличается от существующих продуктов не столько ­какими-то технологическими особенностями, сколько позиционированием (например, хранение денег, аналог депозита в банке для физических или расчетного счета для юридических лиц) в центральных банках для гарантии стабильности). Это может быть полезно для стимулирования конкуренции или решения ­каких-либо проблем, которые не могут быть решены существующими участниками рынка.

Тип 4. ЦВЦБ как решение проблемы доступа (покрытие сегментов, которым экономически невыгодно предлагать коммерческие продукты)

Так как в стандартной ситуации центральный банк не является коммерческим участником рынка, ЦВЦБ может создаваться независимо от будущей прибыльности решения. То есть создаваться в первую очередь для развития финансовой вовлеченности сегментов с ограниченным доступом или глубиной использования финансовых услуг (высокорискованные слои населения, организации и др.). Данный тип ЦВЦБ особенно актуален, если возможность использования цифровых каналов для денежного обращения становится базовой услугой и принимается как право гражданина (например, как получение заграничного паспорта).

Тип 5. ЦВЦБ как инструмент улучшения внутренней эффективности индустрии

ЦВЦБ может использоваться для улучшения внутренней эффективности как отдельных участников индустрии финансовых услуг (например, банков), так и индустрии в целом. К примерам неэффективностей, которые можно решить, относятся:

  • значительная доля теневой экономики и непрозрачного оборота денег в экономике;
  • сложность учета и автоматизации банковских процессов;
  • низкий уровень инфраструктурной готовности, что мешает банкам создавать инновационные продукты.

Центральные банки могут в данном случае выступить лидером трансформации и катализатором развития инноваций для снижения необходимости разработки подобных решений от отдельных участников (например, как это было с СБП в России).

Тип 6. ЦВЦБ как инструмент доступа к новой экономике/индустрии финансовых услуг

В случае желания центральных банков радикально изменить существующее устройство индустрии финансовых услуг ЦВЦБ может стать инструментом доступа к подобной новой индустрии или экономике и основным элементом ее функционирования. При этом стоит отметить, что подобный сценарий нецелесообразен без изменения формы денег.

Вид новой экономики зависит от конкретного дизайна ЦВЦБ и продуктов на ее базе, а также инфраструктуры, которая будет лежать в основе. Наиболее близким примером из обсуждаемых является криптоэкономика, которая совмещает в себе набор предложений, основанных на распределенных реестрах, с новыми форматами определения ценности. Однако это не означает, что ЦВЦБ должна будет обязательно быть близкой по дизайну к криптовалютам/криптоактивам или обязательно использовать распределенные реестры в основе для совершения радикальной трансформации. В данном контексте центральные банки могут выбрать любое решение, которое кардинально отличается от существующих форм и цепочек создания ценности.

Цифровой руб­ль: какой тип ЦВЦБ выбрать?

В нашем исследовании мы также провели анализ инновационного потенциала первоначального варианта цифрового руб­ля. Более подробно с ним можно ознакомиться в полном отчете исследования. Здесь важно упомянуть, что на момент написания отчета мы оценивали концепцию цифрового руб­ля на средний уровень инновационности, то есть рассматривали развитие скорее в рамках инкрементальных инноваций. Тем не менее в потенциале решение может дойти и до радикальной инновации. На наш взгляд, Банк России может обратить внимание на типы 1, 2 и 6, чтобы либо изменить стратегию и предложить более инновационное решение, либо адаптировать хотя бы ­какие-то элементы дизайна технологических решений (например, фундаментально новую инфраструктуру). Низкий уровень инновационности ЦВЦБ не выглядит привлекательным в российских реалиях, с учетом высокого проникновения финансовых инноваций среди населения и бизнеса, а также высокой инновационности банков.

Несмотря на то, что мы представили 6 разных типов ЦВЦБ, это не означает, что их нельзя комбинировать. Как раз наоборот, можно совмещать элементы этих типов для создания уникального решения. Более того, одной из рекомендаций является проведение экспериментов с целью попытаться ответить различным запросам рынка финансовых услуг. В данном контексте ЦБ может запустить сразу несколько типов ЦВЦБ на среднесрочной перспективе, чтобы покрыть наибольшее количество запросов (например, как оптовый, так и розничный, при этом каждый из них будет иметь свои особенности и функционал).

 

 

Стоит отметить, что создание универсального инструмента также возможно, однако это будет сопровождаться определенными уступками, так как цели создания цифровой валюты могут отличаться, а различный функционал перестает быть совместимым между собой. Речь идет, например, о конфиденциальности/анонимности транзакций и возможности отслеживания денежных потоков в реальном времени; фундаментальной инновационности и отсутствии рисков для существующих участников рынка финансовых услуг и т. п. Именно поэтому линейка различных типов или инстанций ЦВЦБ на практике может позволить более качественно удовлетворить имеющиеся запросы с наименьшим количеством уступок.

Проект цифрового руб­ля пока еще находится в начальной стадии развития, однако при дальнейшей разработке концепции важно учесть эти варианты развития ЦВЦБ. Более того, участникам рынка финансовых услуг необходимо понимать, каким образом они могут быть полезны в отношении создания и обращения ЦВЦБ (и наоборот, какую пользу для своей деятельности могут извлечь из нового инструмента). Стратегия подготовки к потенциальному развитию цифрового руб­ля может оказаться более точной, если потенциальные типы ЦВЦБ будут учтены участниками рынка. Тем не менее многое зависит от того, каким именно будет финальный вариант концепции от Банка России.

Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных