Журнал ПЛАС » Архив » 2021 » Журнал ПЛАС №3 »

Цифровой рубль: новая экономика или еще один форм-фактор?

Данная статья подготовлена Екатериной Семериковой и Егором Кривошеей, руководителями направления исследований Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики СКОЛКОВО-РЭШ, на основе исследования «Цифровые валюты центральных банков: типология, дизайн и российская специфика»*.

В октябре 2020 года Банк России опубликовал первый взгляд на концепцию собственной цифровой валюты — ​цифрового руб­ля. С одной стороны, это может звучать как естественное развитие валюты в современном цифровом мире, с другой — ​инициатива была встречена довольно серьезной критикой со стороны участников рынка. Тем не менее о цифровизации национальных валют в ­какой-то момент (а точнее, после объявления Китаем о создании и тестировании цифрового юаня) заговорило большинство развитых стран. Несмотря на это, на сегодняшний день планы по созданию цифровых валют центральных банков (ЦВЦБ, или CBDC, Central Bank Digital Currency) все еще довольно туманны. Во многом это объясняется тем, что ЦВЦБ — ​новая инициатива, возможные варианты которой еще не изучены должным образом. В настоящей статье мы предлагаем классификацию ЦВЦБ, которая может помочь лучше понять возможные варианты развития подобных новшеств и определить, какие эффекты ЦВЦБ может иметь на существующий рынок финансовых услуг.

До сих пор исследования и аналитика вокруг ЦВЦБ были достаточно однобокими. Подавляющее большинство статей, как академических, так и из бизнес-­литературы, обращают внимание на различные эффекты от создания ЦВЦБ. Стоит отметить, что изучение этих эффектов особенно важно в контексте финансового сектора, от которого во многом зависит стабильное развитие экономики. Однако в большинстве этих работ ЦВЦБ рассматривалась как нечто уже «решенное», то есть имеющее окончательный дизайн. Но это на самом деле далеко не так, что особенно заметно в контексте России, где соответствующий доклад для общественных консультаций был выпущен регулятором еще до публикации конечной концепции цифрового руб­ля. Поэтому перед тем как говорить о потенциальных эффектах ЦВЦБ на экономику (как, например, оценка оттока клиентов и капитала, или макроэкономические эффекты), мы решили подумать о возможном дизайне подобной цифровой валюты, а именно — ​над такими его составляющими, как форма денег, инфраструктура и создаваемые продукты на ее основе.

«Три кита» цифровой валюты: форма денег, инфраструктура и продукты

Три перечисленные составляющие являются ключевыми в дизайне любой цифровой валюты, и ЦВЦБ не исключение. Причем уровень инновационности каждого из этих трех элементов влияет на общий инновационный потенциал ЦВЦБ. В нашем исследовании для упрощения предполагается, что любые изменения при дизайне ЦВЦБ рассматриваются на трехступенчатой шкале: отсутствие изменений, инкрементальные изменения или радикальные изменения (по аналогии с типами инноваций). Изменение формы денег при этом является предопределяющим параметром дальнейшего дизайна ЦВЦБ.

Изменение сути денег: когда оно нужно и что может на это влиять?

Форма денег — ​это различные подходы к определению ценности, которую репрезентирует денежная единица. Например, в криптовалютах используются рыночные инструменты определения ценности вместе с подходами к достижению консенсуса. На начальном этапе любому центральному банку необходимо решить, меняется ли форма денег в случае ЦВЦБ, и если да, то каким образом: инкрементально или радикально. Это во многом определяет дальнейший вектор движения проекта (см. рис. 1).





Эти три вектора можно условно описать как цифровизацию фиатных валют, где форма ценности не меняется и продолжает устанавливаться, как в случае с фиатными валютами (например, кейс Эквадора); цифровую трансформацию фиатных валют, где форма денег не меняется, но меняются правила определения ценности (например, кейс стейблкоинов); и, наконец, эволюция валют, где появляются новые правила определения ценности (например, кейс el Petro в Венесуэле).

На данный момент нельзя сказать, что ­какая-то из этих траекторий более предпочтительна, чем другие. Все они имеют как положительные, так и отрицательные стороны. Более того, те примеры, что сегодня существуют, — ​лишь одни из возможных реализаций этих трех траекторий. Другие центральные банки могут предложить свое видение ЦВЦБ, развивающихся по одной из траекторий. Несмотря на это, важно понимать, что при создании абсолютно новой инициативы по типу цифрового руб­ля существуют возможности изменить даже такие привычные элементы, как определение внутренней ценности денег.

Однако внутренняя ценность денег — ​это не единственный элемент дизайна, который может меняться при создании ЦВЦБ. Так как ЦВЦБ появляется на этапе весьма серьезного развития финансовых услуг

Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных