Московский акселератор. Инновации как вакцина от коронакризиса

О роли акселераторов и регулятивных песочниц в развитии финтеха и инноваций в целом на примере программы «Московский акселератор» мы беседуем с Ксенией Борбачевой, заместителем генерального директора Агентства инноваций города Москвы.

В начале 2020 года динамика наличной выручки российского ритейла была стабильна, без скачков. Затем во время пандемии и антиковидных ограничений серьезно снизилась доля наличных в выручке всех ритейлеров, кроме аптек и продуктовых магазинов. После снятия локдауна этот показатель вернулся к прежним значениям, а в декабре традиционно вырос на предновогодних закупках. Однако, повторюсь, снятые населением (а отчасти — ​и бизнесом) деньги в основном хранятся в депозитных ячейках и на руках у людей.ПЛАС: Как вы в целом оцениваете уровень развития инновационных технологий, как в разрезе Москвы, так и России в целом? Какие секторы экономики видятся наиболее прогрессивными в этом направлении?К. Борбачева: О развитии инновационных технологий в Москве объективнее всего говорят высокие оценки экспертов ряда международных премий, которые в 2020 году отметили наш город множеством престижных наград — ​от премии за лучшую билетную систему в транспорте — ​Transport Ticketing Global до «серебра» международного конкурса Всемирной организации умных устойчивых городов (WeGO) в номинации «Эффективность правительства» за мобильное приложение «Моя Москва». Также российская столица заняла высокие позиции различных рейтингов в области цифровизации и инноваций. Проекты Агентства инноваций Москвы также стали победителями и призерами международных и российских премий. Например, наша программа «Московский акселератор» стала победителем международного конкурса BRICS Solutions Awards в номинации «Решения для бизнеса».Все эти результаты говорят о том, что та работа, которую проводит правительство Москвы в целом и наше Агентство инноваций в частности, действительно эффективна.Что касается наиболее прогрессивных секторов экономики, то в Москве можно выделить финтех-­рынок, ритейл и e-commerce, цифровые сервисы (в том числе государственные), логистику и сферу строительства.Активно развивается инфраструктура «умного города». Мы видим на улицах Москвы электробусы, можем подключаться к интернету в транспорте и на улице, записываемся к врачу через ЕМИАС, оплачиваем коммунальные услуги онлайн, пользуемся электронной школой.ПЛАС: Бытует мнение, что, несмотря на инновационность целого ряда компаний и практически всего финансового сектора в целом, стартапов до сих пор катастрофически мало, и если даже появляются перспективные проекты, они очень быстро становятся частью крупных компаний. Можно ли ожидать, что в нашей стране в ближайшее время появится успешный стартап, который в будущем вырастет в большую корпорацию и займет свою нишу в том или ином секторе (например, как Revolut в Великобритании)?К. Борбачева: Рынок инноваций стремительно меняется, поэтому предсказывать сложно. Некоторые перспективные проекты быстро взлетают и так же стремительно сходят с орбиты, другие, напротив, поначалу являются «темными лошадками», но потом за короткий период времени демонстрируют удивительные темпы роста. Конечно, многим молодым предпринимателям в России проще следовать парадигме о «синице в руке», когда они выбирают путь интеграции в крупную компанию вместо самостоятельного развития. Тем более что циклы инноваций стремительно меняются. Так, еще несколько лет назад только ленивый не говорил о блокчейн-­технологиях. Сейчас внимание приковано к технологии 5G. Она, безусловно, должна подстегнуть развитие финтех-­отрасли, но возникнет ли в этом направлении ­какой-либо крупный игрок — ​вопрос остается открытым. Очевидно одно — ​все больше финансовых институтов заинтересованы в инновациях и привлечении технологических предпринимателей (от Центрального банка, который запустил «песочницу» для стартапов, до наших банков — ​партнеров по треку FinTech программы «Московский акселератор»). Но то, что Россия буквально за тридцать постсоветских лет стала одним из мировых финтех-­лидеров и способна на равных конкурировать со многими странами, где финансовая сфера функционирует без потрясений на протяжении столетий, не может не вселять оптимизм.ПЛАС: Стартапы должны появляться и расти в условиях рынка, или все же им необходима помощь — ​создание «песочниц», акселераторов и т. п.?К. Борбачева: В мире существует более 7 тыс. бизнес-­инкубаторов для стартапов — ​это огромная экосистема, как со стороны частного бизнеса, так и со стороны государства. Тут, как говорится, спрос порождает предложение. Кто знает, что было бы с такими ныне крупными компаниями, как, например, Airbnb, Twitch, Reddit, Dropbox, если бы они не получили поддержку от акселератора Y Combinator?! За 15 лет он взрастил более 125 компаний стоимостью более 150 млн долларов, благодаря Y Combinator было создано более 60 тыс. рабочих мест, а суммарная стоимость компаний из его портфеля составляет около 300 млрд долларов. Уверена, каждая акселерационная программа хотела бы добиться таких же успехов.Мы видим потребность стартапов в сильных менторах, экспертах, инвесторах, а также возможности прямого диалога как со стороны корпораций, так и со стороны города. О заинтересованности инновационных компаний в участии в акселерационных программах свидетельствует количество заявок, которое мы получаем на каждый из треков «Московского акселератора», которое варьируется от 300+ до 900+.И стартапы, и корпорации, и государство заинтересованы в сотрудничестве по win-win логике — ​государство и корпорации могут оказывать необходимую поддержку технологическим предпринимателям, как это происходит в рамках программы «Московский акселератор», а те, в свою очередь, разрабатывают инновационные продукты и сервисы, выходят на новые рынки
Если у вас есть подписка, нажмите
Подписывайтесь на наши группы, чтобы быть в курсе событий отрасли.

Читайте в этом номере:


Перейти к началу страницы

Подпишитесь на новости индустрии

Нажимая на кнопку "подписаться", вы соглашаетесь с


политикой обработки персональных данных